Домой История политических движений Кубинские записки

Кубинские записки

16

Дмитрий КОСТЕНКО, политолог, ветеран леворадикального движения

Ровно 10 лет назад я отправился на антиимпериалистическую конференцию в Венесуэлу. А по дороге решил остановиться на недельку на Кубе. Гавану посмотреть, себя показать. И решил по максимуму конвертировать свое влияние в левом движе. С РКРП я в тот период сотрудничал теснейшим образом, а Виктор Тюлькин был депутатом Госдумы. Я и взял от него два письма. Одно на депутатском бланке, а другое на бланке ЦК РКРП, где говорилось, что я представляю международный отдел ЦК и уполномочен вести переговоры о сотрудничестве. Хоть у нас с Кубой отношения безвизовые пошел я в кубинское посольство. Встретил меня секретарь посольства руку пожал в глаза посмотрел со значением. И спросил, а чего я собственно хочу. Мне ничего не надо пусть нашу делегацию встретят в аэропорту и разместят. Сердечное рукопожатие и белозубая улыбка.

За три дня до вылета в Гавану у меня дома раздается звонок. Вас беспокоят из посольства, простите, встретить вас никто не сможет, все сотрудники ЦК мобилизованы на борьбу с ураганом «Катрина». Соответственно устраиваться и размещаться я сам должен и за свои деньги. Вот что-то думается мне во времена существования международной системы социализма если бы у в какую-нибудь сраную Албанию ( да простят меня ходжаисты) прибыл бы официальный представитель компартиии какой-нибудь сраной Верхней Вольты ( да простят меня поклонники Томаса Санкары), то его всяко встретили и разместили бы в каком-никаком санатории-пансионате.

Но ладно законтачить с кубинцами , как впрочем и с венесуэльскими левыми (за Чавеса, но не официозно- государственными) я был настроен серьезно. А потому запасся у промелькнувшего тогда в Москве Олега Ясинского и у покойного Кивы Львовича Майданника Максимумом контактов. Взял телефоны европейского сектора международного отдела ЦК компартии Кубы, международного отдела ЦК Комсомола, отдела Восточной Европы какого-то института занимающегося внешей политикой. Короче отправился туда во всеоружии.

Когда прилетел понял почему собственно нас не встречали. Следов урагана не было заметно никаких. А вот перевозка валютных иностранцев это лицензируемый и тщательно охраняемый государством бизнес. Перед аэропортом выстроилась шеренга такси. В отличие от большинства кубинских легковушек это не тщательно сберегаемые американские автораритеты 50-х и не жигулевская классика. Современные китайские авто точно такие же как в Пекине. И их водители требовали за поездку в Гавану, в самом деле неблизкую, 15 евро, что даже для тогдашних относительно благополучных времен было для нас многовато. Тем более для страны где средняя зарплата 5 долларов в месяц.

При этом никакой альтернативы ни маршруток, ни автобуса от аэропорта до города. Попытка выйти на трассу и ловить машину тоже ни к чему не привела. И пришлось брать дорогущее такси за четыре среднемесячные зарплаты среднего кубинца.

А дело тут вот в чем, перевозка иностранцев отдана на откуп тем, кто за большие деньги купил у государства соответствующий патент. И всех кто подвозит иностранцев без патента, и незаконно рубит валюту останавливает и штрафует полиция. Поэтому фиг нам, а не попутка до города.

И то же с размещением. В городе есть некоторое количество гостиниц, но они дорогие и бестолковые. Зато на каждом углу зеленая буква А. Это не аптеки, а пансионы — casa particular. Двухэтажные частные дома — на первом этаже живут хозяева, а верхний сдается иностранным постояльцам. Сдается очень задорого. Евро за двадцать комната без питания. Одноразовое питание – еще 6 евро сверху. Но все равно дешевле, чем гостиница. Комнаты с кондиционером обширная гостиная с диваном холодильником и телевизором и никакого надзора гостичной администрации.

Так вот. Если бы мы приехали на какую-никакую международную конференцию к кубинцам, то нас встретили бы и разместили. А раз мы приехали сами мы туристы, какие бы компартии не представляли. А, значит, должны размещаться, так чтобы дать заработать валюту местному малому бизнесу, а через налоги с него и государству, находящемуся в режиме блокады.

А все наши звонки в научно-исследовательский институт Восточной Европы, в международный отдел ЦК комсомола игнорировались. Извинялись, но встретиться с нами не могут – много дел. Притом, что мы две недели в Гаване зависали. Вот если б я каким направлением занимался мне бы из чисто профессионального интереса с носителями первичной информации об объекте исследования интересно было бы встретиться. А им – нет.

А вот в ЦК компартии по-другому отнеслись к нашим звонкам. Заведующий сектором Восточной Европы был зарубежной командировке, но это была не отмазка от нас, он был там на умняке. И нам назвали дату, когда он возвратится. И дата эта входила в тот двухнедельный промежуток, нашего пребывания на Кубе. Когда завсектором вернулся нам назначили встречу в здании ЦК на плас де ля Революсьон.

Пансион наш был в старой Гаване – Хабана вьеха рядом с Капитолием и той гостиницей ,где Хемингуэй до чертиков допился. А ЦК на другом крае города в новых районах. Город длиннющий, весь вытянулся вдоль моря, а набережная Молекон, где по вечерам проститутки снимаются, чуть ли ни одна из самых протяженных набережных на континенте. Чтобы ехать в ЦК мы решили разориться на лицензированное такси для иностранцев. Водила аж на мысочки привстал когда услышал адрес Комитад Сентраль партидо коммуниста, оббежал вокруг машины, чтобы дверь нам открыть когда мы выходили. Скидки правда не сделал.

А в Центральном комитете выяснилось, что персонал секции Восточной Европы в международном отделе состоит из двух человек- заведующего и секретаря –машинистки. По итогам двухчасовой беседы во время которой нам принесли стакан холодной минералки без газа и чашечку кофе величиной с наперсток, впрочем, крепчайшего и отлично сваренного нам в подарок были подарены четыре книги. Одна про Фиделя, одна на русском языке брошюра Спикер кубинского МИДа встречается с кучей иностранных журналистов и отвечает на острые вопросы. А еще две книги — две разные биографии Чавеса. Вот и весь наш профит. Вот интересно, когда им Советский Союз помогал, они тоже книги Брежнева «Малая земля» и «Целина» иностранным визитерам дарили?

Акцентирование по любому поводу кубино-венесуэльской дружбы в те годы выходило за всякие рамки приличия. Ну например бигборды вдоль дорог .
На Кубе они не носители рекламы, а средства агитации. С физиономией Фиделя бигбордов вообще не было. Треть из них была с Че Геварой. Немножко с Хосе Марти или Камило Сьенфуэгосом. А подавляющее большинство больших форматов, точно больше половины несло на себе Венесуэльский флаг, Чавеса или заверения в нерушимости союза с Венесуэлой. По радио передачка — музыка по заявкам радиослушателей. « Нам позвонила Мануэла она хотела бы заказать песню для своего приятеля из Венесуэлы! Мы кубинцы так любим все венесуэльское!»

И интересно сейчас, когда в Венесуэле жопа, там по-прежнему Венесуэлу любят? А тогда Венесуэла реально помогла кубинской экономике вздохнуть. Танкеры с нефтью по цене питьевой воды подгоняла. Врачей, которых на Кубе переизбыток к себе принимала. Там они конечно работали в криминальных трущобах, куда ни один дипломированный венесуэльский врач в жизни не сунется. Но им платили за это венесуэльскую минималку – 200 долларов в месяц, вместо 5 на Кубе. Как то в Венесуэле по программе «Алло, президент!» показали встречу кубинских врачей с Чавесом которые что-то скандировали приветствуя полковника президента. «Интересно, что они выкрикивают? – Известно чего: «Двести баксов! Двести баксов!»

Вообще, стараются по поводу своей затянувшуюся на четверть века бедности особо не париться. Доктор Маноло Фуэнтес, с которым мы задружились за те две недели что были в Гаване черный как смоль негр преклонных годов, доктор психиатрии и председатель местного «Комитета защиты революции» и веселый выпивоха, рассказывал: « У меня брат живет в Майами, тоже психиатр. получает в месяц $4 тыс, но страдает от депрессии и сам постоянно бегает к психоаналитику, а я тут нищий и веселый».
Любой встреченный кубинец, видя что вы иностранец, вместо приветствия спросит по-английски откуда вы родом, а потом без паузы предложит вам приобрести у него сигары, ром, познакомить с девушкой или отвести в ресторан. И это не навязчиво, как где-нибудь в Индии или в Египте, а так весело походя, без малейшего напряга. При этом, скорее всего, ничего этого у него в данный момент нет. При мне развеселый кубинец предложил пожилому голландцу услуги жриц продажной любви, а, когда тот на минуточку задумался над его предложением,- кинулся к двум первым попавшимся незнакомым девицам договариваться: «Вон мой друг богатый турист из Европы , ты ему нравишься, он хочет с тобой познакомиться». Методы разводки иностранцев доведены до степени высокого искусства. Например, рядом с аптекой вас может подловить добропорядочный отец семейства, который сообщит, что его больному ребенку необходимо дорогостоящее лекарство. Мне не надо денег – просто купите по рецепту вот этот препарат. А потом когда иностранный лох удаляется на изрядное расстояние, купленное снадобье возвращается на витрину, а фармацевт и несчастный отец делят выручку. Но самая жесткая разводка, это когда к тебе просто подходят на улице и говорят – вы образованный интеллигентный человек и я тоже. Я человек вашего круга. Для вас пять долларов – это ничто. А я смогу на них прожить целый месяц. Что на это возразить? Только то, что и я в 1991 году жил на пять долларов в месяц… Полиция разводил не трогает и вмешивается только когда против иностранцев совершаются уголовные преступления кражи или кидалово при обмене валюты с рук. Эффективная и некоррумпированная кубинская криминальная полиция может наряду с врачами служить предметом национальной гордости.

А вот та книжка, которую в ЦК дали на русском еще интереснее и вызвала еще больше аллюзий. Там спикер МИДа вполне в духе Фиделя закатил длиннейший монолог перед журналистами о вечном, о том, что живем бедно, но и держим низкие цены на транспорт и на бейсбол на свою месячную зарплату кубинец может себе позволить посетить в десять раз больше бейсбольных матчей, чем американец. «И вот я вижу среди представителей иностранной прессы сидит наша кубинская диссидентка. Скажи мне Имельда Лопес , разве не правду я говорю. Не прячься, зачем ты пришла сюда? Для того чтобы клеветать на свою страну?» Вообще отношения кубинских властей со своими диссидентами сильно отличаются от тех что были у нас при Советах, и больше напоминают водевиль или семейную свару. На эту тему мы приобрели на развалах еще одну книжку, которая так и называлась «Los Dissidentos».

Критика оппозиционеров в ней была в основном колбасная. Вот смотрите фотография — собрание видных диссидентов, а на заднем плане холодильник в человеческий рост. Его подарило американское посольство и он доверху набит всякими съедобными деликатесами. Или вот смотрите духовный лидер этих лос диссидентос на водном велосипедике на пляжах Варадеро. Варадеро — это резервация для инвалютных туристов как Кемер с Антальей или Хургада с Шармом. Туда местных безвалютных кубинцев не пускают, чтобы они своим приставанием дорогим гостям отдых не портили. Цены там для кубинцев заоблачные и то, что лидер оппозиции просаживает там валюту, способно вызвать у простых людей просто звериную ненависть.

Мы же последовательные антиимпериалисты решили принципиально вести жизнь рабочего класса Кубы. Жили мы, конечно, в пансионе с кондиционером. Но питаться, решили будем вместе с народом. Есть то, что едят простые кубинцы. И вот с этим-то оказалось полная жопа. Сейчас, когда санкции ослабили, люди, которые ездят на Кубу, говорят, что и в старом городе есть что покушать, а тогда пожрать было нечего даже за валюту. То есть еды продавалось много вся она была однотипная и ее совсем не хотелось есть. Жирная свинина -бекон кучами лежит на 30 градусной жаре облепленная кучей мух. Этот самый бекон положенный внутрь желтой кукурузной булки называется амбургезе то есть гамбургером. Тогда это было главное и практически единственное блюдо местного уличного фаст-фуда. Даже за валюту трудно было найти что-то другое. Как-то оголодав, в китайском квартале зашли в китайский ресторан, уж китайскую-то еду ничем нельзя испортить! Две мулатки в красных шелковых платьях с золотыми драконами предложили меню. Я вспомнил: Куба — Хемингуэй и рыбалка, «Старик и море», старик Гарсия и его рыба. Ну и заказал «Коктейль де пескадо» — то есть рыбный коктейль. Мне приносят маленькую пиалу, а в ней вареный советский столовский хек под розовым сладковато-липким майонезом. Я спрашивал потом Киву Майданика: «Кива Львович, да как же так?» «Видите ли, Дмитрий, кубинцы очень несчастны, когда их заставляют есть рыбу. Жирный бекон для них единственная стоящая еда».

Проблему мы решили на углу авениды де Сан–Мартин обнаружилась забегаловка, где продавали блюдо под названием фрикасе в картонных коробочках. По кубинским зарплатам стоило оно баснословно, но в обед на этом углу всегда выстраивалась очередь. Это был такой своеобразный плов из риса, красной фасоли и той же жирной свинины. Причем пластиковой вилки или ложки к этому блюду не полагалось – одноразовых приборов на Острове свободы просто не существовало. Покупатели просто отрывали уголок картонной крышки от коробочки и этим уголком как совком забрасывали себе в рот эту кашу. От такой диеты со мной приключился запор. А кубинская медицина, хоть и лучшая в мире, но вот аптеки – нет. Нормального слабительного там не нашлось ни за обычные песо, ни за валютные. Единственное , что они мне смогли предложить как выразилась провизор «пор ка-ка» — это глицериновые свечи.
Вот тут я приводил на всякие житейские вещи цену в евро, говорил о тратящих валюту диссидентах, но на самом деле иностранной валютой в стране никто не расплачивается. На острове входу два вида песо – те которыми платят зарплату — песо кубано они же песо гуано, то есть говенные. На ценниках оно обозначается значком $. В первый день мы были в легком ахуе, увидев что батон хлеба стоит 12$. На самом деле один говенный песо тогда в 2006 году равнялся одному российскому рублю и разбираться с ценами стало просто. Другая валюта – конвертируемое песо или песо конвертибле. На него меняется иностранная валюта. Обозначается она аббревиатурой С.U.C и в просторечии именуется куками. С ней было тоже разбираться просто, потому что один кук на тот момент равнялся одному евро. Доллары на Кубу лучше не ввозить поскольку операция по обмену американских баксов облагается дополнительным налогом в 10%. При этом никаких ограничений на обмен нет и каких-то особых «Березок» , где все только на валюту. Разве что дьюти фри в аэропорту и госмагазины по продаже сигар и рома туристам. Обе валюты свободно обращаются и за купленный как улице молочный коктейль из гуайавы сдачу с народных песо вам могут дать куковой мелочью.

Обмен валюты на куки или куков на песо кубано осуществлялся в банках по твердому курсу. В воскресенье банки не работали и менять валюту приходилось на руках у жучков. Но что странно, по тому же курсу что и в банке . Не понимаю, в чем их выгода. Когда меняли евро на куки с рук у нас произошел инцидент с кубинской полицией, лишний раз доказавший ее исключительную охуительность. В момент передачи денег из-за угла вдруг вырулила Лада-шестерка полицейской расцветки. Полицейские забрали деньги и у нас и у жучка-валютчика. Потом потерли на каждой десятикуковой купюре нолик и все нам вернули, а жуку вернули евро. Оказывается у недобросовестных менял процветает способ обдуривания иностранных туристов путем подрисовывания нолика на однокуковой банкноте и впаривания его под видом десятки. В остальном дизайн купюр идентичен.

Полицейские удивляют своей серьезностью, собранностью и неподкупностью, особенно на фоне общей веселой жуликоватости населения. Говорят их таких набирают в столицу в каких-то глухих деревнях и они ревностно служат ради гаванской прописки. Там конечно немало мелких краж. Из брошенной на пляже одежде потырят мелочь, на улице могут вырвать дамскую сумочку или рюкзак. Но никакого более серьезного криминала. Мы с приятелем как-то ночью пошли гулять по старой Гаване абсолютно бухие, пошатываясь. вдруг из темноты вынырнул подросток и сорвал у приятеля с шеи серебряную цепочку, тот только успел швырнуть ему вслед банку с пивом. А потом минут через пять подросток опять вынырнул из ночи и полапал моего спутника за шею — не осталось ли там еще чего. Это, конечно, есть, но в любой другой стране Латинской Америки, двух бухих лохов -гринго посреди криминального квартала просто завалили бы, и все нужное, сняли с трупа.
Вообще образ мысли и мотивы действий сотрудников кубинских силовых структур загадочны и зачастую не поддаются рациональному анализу. Вот один из членов нашей делегации, бывший нацбол покупал в каждой стране, куда его не заносило издание «Майн кампф» Гитлера , на местном языке, если это легально. В Венесуэле в отличие от Кубы этого добра на книжных развалах навалом. Ну он и купил «Ми люча» в мягкой обложке. А обратно лететь через Гавану и опять выходить из аэропорта, несколько дней жить в городе до самолета на Москву. А для этого надо пройти кубинскую таможню кубинскую таможню. И вот отлавливает его кубинский таможенник и начинает беседу, а какие у вас политические взгляды, проявляете ли вы активность, читаете ли книги о Второй мировой войне. Будто рентгеном его чемодан просветил. Побеседовал так и отпустил, даже для приличия багаж открыть не попросил. А того парня всю дорогу до города потом трясло.

В общем если питались мы пожалуй чуть лучше представителей кубинского рабочего класса. А вот нездоровые излишества позволяли себе исключительно пролетарские. Никаких сигар Кохиба корона гранде по 40 евро за коробка. Исключительно народные Сигарос популяр толстые и длинные, но стоившие при этом всего одно кубинское песо- один российский рубль. Делали их для народа из отходов табачного производства и после них в комнате стоял запах жженой соломы. Пили же мы исключительно «народный» ром аж по 24 рубля за бутылку 0,7л. Пах он ацетоном, и когда его засовывали в морозилку в нем образовывался изрядный брусок льда , чего со спиртосодержащей жидкостью вообще не должно происходить. Мы по первости приходили в гости к доктору Маноло с русской водкой , а как она зкончилоась стали приходить с народным ромом. Но профессор и этой гадости радовался и охотно с нами ее делил, а вот дочка его бросала на нас негодующие взгляды , комнат мы у нее не снимали, прибытку с нас не было, только спаивали главу семейства и патриарха целого района.

Вот такой он тропический социализм