Домой История политических движений Тьермондизм и марксизм

Тьермондизм и марксизм

13

Введение

В широком смысле, тьермондизм – это направление в марксизме, использующее многие марксистские категории для исследования глобального структурного неравенства, внося тем самым поправки во многие основные выводы, характерные для традиционного марксистского анализа.

Вместо того чтобы рассматривать мир как поле боя между пролетариатом и буржуазией, тьермондизм изучает принципиальные политические разногласия внутри рабочего класса, отражающие историю национального угнетения и разницу в уровне заработной платы. В тьермондизме подчеркивается, что эти разногласия – не просто феномен «ложного сознания»; они  – продукт отношений между центром и периферией в рамках капиталистической и империалистической мировой системы.

Революция против глобального структурного неравенства является необходимым компонентом любой социалистической революции. Хотя элементы тьермондизма можно встретить еще в трудах Карла Маркса и Фридриха Энгельса, в полной мере о нем можно говорить лишь после Октябрьской революции 1917 года, которая выдвинула на первый план идеи Владимира Ильича Ленина и тьермондизма. В широком смысле тьермондизм был главной темой революционных движений XX века, пик которых пришелся на 1960-е годы.

Начиная с 1970-х годов, под влиянием волны антиколониальных движений, радикальные интеллектуалы начали собирать и исследовать основные темы тьермондизма, погружаясь в историю, политическую экономию и культурные особенности империализма. Наконец, в XXI веке тьермондизм претендует на то, чтобы представлять современный марксизм и критикует левую политику, отрицающую наличие значительного социального раскола в рабочем классе.

Основные идеи и термины

Помимо основных понятий, таких как пролетариат, буржуазия, классовая борьба и т. д., тьермондизм вводит дополнительные формулировки и термины, связанные с социальной стратификацией, переносом прибавочной стоимости, историческими этапами в развитии капиталистического способа производства и стратегиями общественных преобразований.

Основные термины в тьермондизме – Первый мир и Третий мир, хотя вместо них используются и другие термины. Одни из них – более технические, другие  – более литературные, но в основном они отражают ситуацию, в которой «привилегированное положение рабочего класса в странах глобального Севера основано на обнищании, национальном угнетении и эксплуатации рабочих и крестьян глобального Юга»1. Для подчеркивания национального аспекта пролетариата в современном мире используются такие термины, как «угнетенные» и «угнетающие» нации2. Тьермондизм рассматривает то, как империалистическая система влияет на структуру классовых отношений в современном обществе.

Империализм – это центральная категория тьермондистского анализа, поскольку именно империализм определяет отношения между Первым и Третьим миром.  Как отмечает Ленин, «империализм – это монополистический капитализм»3. Совсем недавно Самир Амин описал капитализм как «неотделимый от империалистической эксплуатации угнетенной периферии ее господствующими центрами»4. В обоих случаях эксплуатация все чаще принимает форму империалистической ренты (сверхприбыль, получаемая от власти монополий), которая накапливается транснациональными корпорациями за счет зависимых сегментов, интегрированных в мир-экономику. Центральное место в тьермондистском анализе занимает также шкала заработной платы, т. е. различные уровни дохода и продолжительности жизни, на которые разные прослойки работников могут рассчитывать в рамках существующей системы. Такие термины, как сверхэксплуатация, сверхприбыль5 и сверхдоходы, используются для того, чтобы провести различия между отношениями труда и глобальным накоплением капитала6. Такие термины, как «неоколониализм», используются для того, чтобы описать политические характеристики современного классового господства, а термины вроде «компрадорской буржуазии» и «рабочей аристократии» — как подлинные политические и экономические подгруппы для буржуазии и рабочих классов соответственно.

Основная тема тьермондизма – стратегическое значение империалистических отношений. Эрнесто Че Гевара, например, объяснял это в своем «Послании народам мира, отправленном на Конференцию трех континентов» 1967 года:

«Синтез наших стремлений к победе выглядит так: разрушение империализма посредством разрушения его главного оплота  – имперского господства Соединенных Штатов Америки. Тактическим путем к этому является последовательное освобождение наших народов, одного за другим или целыми группами, навязывая противнику трудную для него борьбу за пределами его территорий, ликвидируя его тыловые базы на зависимых территориях»7.

Эрнесто Гевара и Фидель Кастро

Аналогичную идею о необходимости единого международного фронта и глобальной народной войны против империализма высказывал в то же время Линь Бяо, один из лидеров Великой пролетарской культурной революции в Китае. В тот же исторический период такие группы, как Движение «Революционное действие» (RAM) и Коммунистическая организация 19 мая в США, заняли аналогичные позиции, добавив также, что в империалистических странах активистские группы могут действовать сообща с глобальным антиимпериалистическим революционным движением.

В последнее время тьермондисты стали более основательно изучать то, как глобальные противоречия могут повлиять на глобальную социалистическую революцию. Маоистское интернационалистское министерство тюрем (MIMP) считает «объединенную диктатуру пролетариата угнетенных наций», противостоящую империалистическим странам, первым шагом на пути к коммунизму.

Самир Амин в 2006 году охарактеризовал ближайшую задачу двояким образом: победить военную гегемонию США в мире и преодолеть «экономический либерализм», навязанный различными институтами коллективного империализма». Позиция Революционного антиимпериалистического движения (RAIM) заключается в том, что первым шагом к социализму будет новая глобальная демократическая революция и перераспределение политической и экономической власти на более эгалитарных принципах.

Кроме того, тьермондисты иногда меняют привычные названия и расхожие фразы для того, чтобы придать им политический окрас. Например, говорят «Соединенные Штаты» (united $tates) вместо «Соединенных Штатов Америки» (the United States of America), подчеркивая тем самым их деспотичную сущность; «Борикуа» вместо «Пуэрто-Рико»8, «Азания» вместо «Южной Африки»9. Тьермондисты считают это частью борьбы с культурной гегемонией империализма10.

Отличие тьермондизма от других вариантов марксизма

Теория трех миров, идеология внешней политики Китая в конце 1970-х и 1980-х годов, использует близкий к тьермондизму язык для классификации стран.

Тьермондизм делит мир по экономическому признаку, исходя из того, как происходит накопление капитала. Странами Третьего мира тьермондисты считают такие страны, которые экспортируют прибавочную стоимость, в то время как страны Первого мира ее импортируют11. Теория трех миров же, когда говорит о Первом, Втором и Третьем мире, описывает то, какую политическую роль суверенные государства играют на международной арене.

Для Коммунистической партии Китая (КПК) с 1970-х годов Первый мир включал в себя США и Советский Союз, Второй мир – промежуточные элементы вроде Канады, Западной Европы и Японии, а в Третий мир входили государства, которые не имели или почти не имели никакого влияния в мир-системе12.

Тьермондисты часто противопоставляют себя оппортунизму, социал-шовинизму и первомиризму, источники которых, как они считают, коренятся в материальной основе, т. е. в существовании широкой прослойки рабочей аристократии. Зак Коуп определил первомиризм как:

«идеологию паразитических наций, господствующих над Третьим миром. Первомиризм – это ощущение своего права на высокий уровень жизни (независимо от того, что он достигается за счет империализма), которое характерно для населения развитых индустриальных стран»13.

Сторонники тьермондизма считают, что первомиристы игнорируют исторические структурные различия внутри рабочего класса, которые оказывают влияние на рабочую солидарность, и ошибочно придерживаются стратегии, основанной на интересах средних классов, включающих в себя элитную часть глобальной рабочей силы.

Исторически тьермондизм был больше связан с маоизмом, чем с троцкизмом. Например, еще в 1952 году Чэнь Бода, впоследствии ставший важнейшей фигурой Культурной революции в Китае, заявил, что «Идеи Мао Цзэдуна» – а точнее, политика народной войны и единого фронта – «имеют универсальное значение для всемирной борьбы»14, империализм рассматривается как материальный фактор, который определяет общественное мнение в странах Первого мира. Однако в недавнем эссе, опубликованном в Trotskyist Socialist Economic Bulletin15, империализм рассматривается как материальный фактор, который определяет общественное мнение в странах Первого мира.

Большинство современных тьермондистов разделяют многие идеи Иммануила Валлерстайна16, однако есть и те, кто придерживается классического ленинского подхода и настаивает на необходимости создания партии-авангарда, которая организует народное движение для захвата власти и создания централизированной плановой экономики и формирования новых общественных отношений.

Отличие тьермондизма от других критиков империализма

Будучи радикальной идеологией, выросшей из марксизма, тьермондизм выходит далеко за пределы многих других вариантов критики империализма, к которым относятся: либерально-популистский антиимпериализм, представленный недолговечной Антиимпериалистической лигой, основанной в 1898 году, когда после испано-американской войны США захватили Филиппины, Гуам и Пуэрто-Рико, многие идеи которой впоследствии перекочевали в либертарианство; анализ культурных аспектов империализма, предложенный Эдвардом Саидом; и современные описания преступлений империализма, представленные в трудах Уарда Черчилля17, Уильяма Блама18, Жан-Бертрана Аристида19, Джона Перкинса20.

Тьермондизм рассматривает империализм всесторонне – как систему производственных отношений, сложившуюся в определенный исторический момент, выражающуюся в экономическом и культурном неравенстве. При этом тьермондизм рассматривает империализм с точки зрения вызревания объективных условий для ведения для революционной борьбы.

В рамках марксизма тьермондизм не ограничивается поддержкой экономических и политических требований формально независимой социал-демократии Третьего мира (подобно той, что была в Индии в 1950-х или существует в Венесуэле сегодня), а скорее включает в себя поддержку возглавляемой коммунистами национально-освободительной борьбы против империалистических сил.

История тьермондизма в марксистской традиции

Впервые элементы тьермондизма появились уже в трудах Маркса и Энгельса. Энгельс в письме Марксу отмечал, что:

«Английский пролетариат фактически все более и более обуржуазивается, так что эта самая буржуазная из всех наций хочет, по видимому, довести дело в конце концов до того, чтобы иметь буржуазную аристократию и буржуазный пролетариат рядом с буржуазией. Разумеется, со стороны такой нации, которая эксплуатирует весь мир, это до известной степени правомерно»21.

Об империализме Энгельс писал следующее:

«Истина такова: пока существовала промышленная монополия Англии, английский рабочий класс в известной мере принимал участие в выгодах этой монополии. Выгоды эти распределялись среди рабочих весьма неравномерно: наибольшую часть забирало привилегированное меньшинство, но и широким массам изредка кое-что перепадало. Вот почему, с тех пор как вымер оуэнизм, в Англии больше не было социализма.

С крахом промышленной монополии Англии английский рабочий класс потеряет свое привилегированное положение, он весь, не исключая привилегированного и руководящего меньшинства, окажется на таком же уровне, на каком находятся его сотоварищи рабочие других стран. И вот почему социализм снова появится в Англии»22.

И в письме Энгельсу Маркс также замечает:

«Я долго думал, что можно ниспровергнуть ирландский режим подъемом английского рабочего класса. Я всегда защищал этот взгляд в «New-York Tribune». Более глубокое изучение вопроса убедило меня теперь в обратном. Английский рабочий класс ничего не поделает, пока он не избавится от Ирландии. Рычаг должен быть приложен в Ирландии. Вот почему ирландский вопрос имеет такое большое значение для социального движения вообще»23.

Карл Маркс

В приведенных цитатах содержатся ключевые идеи тьермондистского взгляда на необходимость использования «рычага» борьбы угнетенными нациями в условиях, когда рабочий класс расколот империалистическими отношениями. 

Эти идеи впоследствии займут свое место в работах Ленина. Описывая различные разновидности реформизма в США и Европе, он отметил:

«Во всех цивилизованных, передовых странах буржуазия грабит — путем ли колониального угнетения или путем финансового извлечения «выгод» с формально независимых слабых народов — грабит население, во много раз превышающее население «своей» страны. Отсюда — экономическая возможность «сверхприбылей» для империалистской буржуазии и употребления доли из этой сверхприбыли на подкуп известного верхушечного слоя пролетариата, на превращение его в реформистскую, оппортунистическую, боящуюся революции, мелкую буржуазию»24.

Владимир Ленин

Ленинские тексты зачастую очень полемичны, в том числе и его работы об империализме и рабочей аристократии, которую он считал источником оппортунизма в рабочем движении. Эта полемичность будет и дальше оставаться неизменной чертой тьермондизма. Ленин во второй половине своей жизни все больше стал уделять внимание Третьему миру. За несколько месяцев до смерти он написал:

«Исход борьбы зависит, в конечном счете, от того, что Россия, Индия, Китай и т. п. составляют гигантское большинство населения. А именно это большинство населения и втягивается с необычайной быстротой в последние годы в борьбу за свое освобождение, так что в этом смысле не может быть ни тени сомнения в том, каково будет окончательное решение мировой борьбы. В этом смысле окончательная победа социализма вполне и безусловно обеспечена»25.

Тот факт, что социалистическая революция не произошла в США и Европе во время Первой мировой войны, серьезно повлиял на Ленина. Как и то, что многие социал-демократические партии, с которыми он ранее сотрудничал, выступили в поддержку своих правительств во время войны. И что самое ужасное, в победивших западных империалистических странах наблюдались экономический рост и социальная стабильность.

Ленин полагал, что отчасти это связано с рабочей аристократией, которая к тому времени оказывала решающее воздействие на рабочее движение. Именно поэтому Коминтерн в первые годы своего существования стремился подорвать влияние рабочей аристократии:

«Установка, опирающаяся на интересы рабочей аристократии, враждебно противопоставляющая их интересы интересам безработных или бросающая безработных на произвол судьбы, раскалывает рабочий класс и является по своим последствиям контрреволюционной. Коммунистическая партия как представительница общих интересов рабочего класса в целом не может ограничиться одним признанием и пропагандированием этих общих интересов. Она может представлять их успешно только в том случае, если при известных обстоятельствах она вопреки противодействию рабочей аристократии поведет на борьбу также большую часть наиболее угнетенного и обнищавшего пролетариата»26.

Влияние тьермондизма усилилось после Второй мировой войны благодаря успехам антиколониальных движений. Поворотным пунктом стала победа Новой демократической революции в Китае под руководством Мао Цзэдуна и КПК.

Рассматривая Китай в условиях японской оккупации, Мао обозначил последовательность целей для народно-освободительных движений в «полуфеодальных, полуколониальных» странах, которые составляли тогда большую часть Третьего мира.

«Ясно, что поскольку современное китайское общество по своему характеру является колониальным, полуколониальным и полуфеодальным, китайская революция должна делиться на две фазы. Первая фаза — это превращение колониального, полуколониального и полуфеодального общества в общество независимое, демократическое; вторая фаза — дальнейшее развитие революции, построение социалистического общества»27.

Теория и практика Новой демократической революции Мао основывались на концепции затяжной народной войны, которую Чэнь Бода охарактеризовал как конкретное развитие марксизма-ленинизма, непосредственно применимое к «Востоку» и имеющее «универсальное значение» для всего мира. Десять лет спустя, в 1963 году, КПК начала открыто критиковать руководство КПСС за его неспособность стратегически поддерживать и защищать право угнетенных народов участвовать в борьбе против империализма.

Мао Цзэдун

В середине 1950-х годов, во время подъема антиколониальных революционных движений, состоялась Бандунгская конференция. Ее спонсорами стали правительства Индии, Индонезии, Пакистана, Бирмы (Мьянмы) и Цейлона (Шри-Ланки), а участниками — представители 24 стран, ранее находившихся в колониальной зависимости. Десятилетия спустя Самир Амин отметил, что:

«Идея Бандунгской конференции возникла не в умах националистических лидеров (в особенности Неру и Сукарно, а тем более Насера), как предполагают современные авторы. Это был продукт радикальной левой критики, которая в то время проводилась внутри коммунистических партий. Общий вывод, к которому сводятся все эти размышления можно сформулировать в одном предложении: борьба против империализма объединяет общественно-политические силы, победа которых играет решающее значение для будущего социализма»28.

В то время существовали Конференция солидарности народов Африки и Азии (1955, 1957, 1961 гг.), сближающая между собой страны, Организация солидарности народов Азии, Африки и Латинской Америки, основанная после Конференции трех континентов в Гаване в 1966 г., включающая в себя организации и партии из 82 стран, большинство из которых совместно поддерживали общее дело антиимпериалистической борьбы.

1960-е годы были десятилетием ожесточенной борьбы во всем мире. Такие революционные деятели, как Дипа Айдит (1964), Кваме Нкрума (1965), Амилкар Кабрал (1966) и Эрнесто «Че» Гевара (1967), выдвигали различные тезисы о характере и значении происходившей в то время борьбы на глобальном Юге. Произведение «Проклятьем заклеймённые» Франца Фанона (1963), посвященное осмыслению колонизации, стало частью академического канона по антиколониальному сопротивлению.

В бурные шестидесятые влияние тьермондизма ощущалось даже в США. В 1965 году североамериканские сухопутные войска направились во Вьетнам, чем спровоцировали студенческие протесты, организованные группой «Студенты за демократическое общество» (SDS), которая тремя годами ранее заняла более радикальные позиции и отвергла господствующую тогда антикоммунистическую пропаганду (см. Заявление Порт-Гурона). К 1968 году SDS насчитывала более 100 000 активных членов, а внутри организации уже сформировались различные фракции.

Они отстаивали две разные стратегии, одна из которых основывалась на создании «союза рабочих и студентов», а другая — на создании «революционного молодежного движения» в единстве с борьбой угнетенных наций. В документе 1968 года «Вам не нужен синоптик, чтобы знать, куда дует ветер» (Синоптики, 1968), лидеры последней фракции объясняли, неявно возражая первой: «любая концепция «социалистической революции», отрицающая интересы наиболее угнетенных народов мира, представляет собой концепцию борьбы за привилегированное положение и является очень опасной идеологией».

В том же документе далее отмечалось: «Практически весь белый рабочий класс имеет временные привилегии от империализма, которые вовсе не являются чем-то иллюзорным, они дают им определенные преимущества и в определенной степени связывают их с империалистами, особенно в относительно благополучные времена».

Студенты за демократическое общество

После раскола в 1968 году между двумя основными тенденциями внутри SDS члены последнего сформировали Weather Underground Organization в 1970-х годах (которая придерживалась тьермондизма) и Коммунистическую организацию 19 мая в 1980-х годах (которая также была в целом тьермондистской).

Тьермондистские идеи на тот момент также находили последователей в радикальных афроамериканских организациях. Движение «Революционное действие» (RAM), основанное в 1962 году и находящееся под влиянием Малкольма Икса и Роберта Ф. Уильямса, опубликовало свой собственный манифест 1966 года «Всемирная черная революция», призывающий к восстанию чернокожих в США в рамках более крупной мировой революции против «белого» империализма.

Фидель Кастро и Малкольм Икс

Как рассказывал десятилетия спустя его основатель Мухаммад Ахмад (также известный как Максвелл Стэнфорд-младший), RAM был «антиимпериалистической, антикапиталистической, антиколониальной и антирасистской» революционной организацией черных националистов, которая считала, что главное противоречие на тот момент было между западным империализмом и революционным цветным народом, миром Бандунга». Ахмад так описывал идеологию RAM:

«США были безнадежно коррумпированными и расистскими. Реформы были невозможны […] Чернокожие в США были частью коллективного Бандунга, состоящего из народов Азии, Африки, Латинской Америки, Центральной Америки, Карибского бассейна, Северной Америки, Индийского субконтинента и островов Тихого океана. Историческая связь между Бандунгом и Западом заключалась в перекачивании ресурсов из колонии в метрополию. У людей Бандунга был один и тот же враг»29.

Сразу после периода Бандунга начала проявляться еще одна ветвь тьермондизма, воодушевленная советско-китайским расколом, который бросил вызов марксистской ортодоксии. Вместо того, чтобы заниматься политическим активизмом и создавать организации, независимые марксисты-экономисты начали оспаривать существующие представления о развитии капитализма, акцентируя внимание на роли империализма в формировании современного мира.

Хотя эта новая тенденция не была однородной, ее представители сходились на том, что империалистические страны обогащаются за счет стран Третьего мира. Вместо того чтобы руководить политическими движениями эта группа исследователей занялась тщательным изучением империализма, рассматривая его как совокупность исторически возникших общественно-экономических отношений.

В США подобного рода академический тьермондизм появился во многом благодаря независимому социалистическому журналу «Monthly Review», основанному в 1949 году в Нью-Йорке, и его редакторам Полу Суизи, Лео Губерману и, начиная с 1969 года, Гарри Мэгдоффу, товарищу Че Гевары и автору книги «Век империализма» (1969).

Пол Баран и Пол Суизи

Позиции, выдвинутые различными авторами в этом академическом тьермондизме, как правило, имели множество нюансов и были хорошо проработаны. Так, например, во введении к своей книге «Империализм и неравное развитие» Самир Амин критикует примитивный тьермондизм, объясняя его реакцией Запада на господствующую социал-демократическую идеологию:

«Неудивительно, что крайне левые на западе совершают этот идеологический поворот на 180 градусов. Социал-империалистический сговор уступает место всплескам тьермондизма. Это чисто европейский феномен. Сторонники примитивного тьермондизма используют литературный лексикон («восточный ветер одолеет западный ветер» и т.д.) для того, чтобы проиллюстрировать невозможность борьбы за социализм на Западе, вместо того, чтобы осознать тот факт, что борьба за социализм предполагает антиимпериалистическую борьбу и в западных обществах тоже. Эти люди болтаются между двумя крайностями, не понимая сути вопроса — значения империалистической гегемонии»30.

Далее Амин повторяет ключевые идеи тьермондизма и предлагает свой собственный взгляд на революционную стратегию отделения (de-linking):

«Нынешний кризис ярко напоминает о главных характеристиках капиталистической системы в ее империалистических фазах – переносе противоречий капиталистического способа производства из центра на периферию; революционно-социалистическом потенциале борьбы за национальное освобождение; доминировании социал-демократической идеологии в среде рабочего класса стран центра. Речь идет не о пророчестве, а лишь об анализе сил, которые действовали на протяжении века. Разумеется, отделение периферии от капиталистической системы изменило бы условия классовой борьбы в центре. Не исключено, что, если нынешний кризис затянется и приведет к новым революциям на периферии, противоречия капитализма окажут серьезное влияние на рабочий класс центра. Это радикально изменит характер социалистических преобразований мира»31.

Новый академический тьермондизм отвергал простую констатации того факта, что страны Третьего мира являются неразвитыми. Как объясняют Андре Гундер Франк в книге «Развитие неразвитости» (1966) и Уолтер Родни в книге «Как Европа сделала Африку отсталой» (1972), «отсталость» на глобальном Юге является результатом многовековой включенности в развитие мировой капиталистической системы.

Для того чтобы лучше проиллюстрировать то, как империализм структурирует экономики стран Третьего мира, Самир Амин использует такие термины, как и злокачественное (lumpen-development) и неправильное развитие (mal-development). 

Аргири Эммануэль32, в отличие от других академических тьермондистов, пошел намного дальше и вообще поставил под сомнение существование материальной основы для солидарности рабочего класса Севера и Юга:

«В то время как все рабочие классы подвергались эксплуатации, независимо от степени ее разнородности, даже когда один из них эксплуатировался на 90%, а другие на 10%, они были заинтересованы в объединении и борьбе рука об руку и в совместной экспроприации своих эксплуататоров, несмотря на то, что экспроприация улучшила положение одних значительно сильнее, чем положение других. Но с того момента, как рабочие некоторых стран перестали быть поставщиками прибавочной стоимости (какой бы небольшой она ни была) и стали ее получателями, ситуация изменилась, и между рабочими классами появились антагонистические противоречия.

Попытки оценить это неравенство в долларах или через норму прибавочной стоимости являются слишком абстрактными и туманными. Я предлагаю сделать это на более осязаемых примерах. Сегодня гражданин США потребляет необычайно большое количество сырья. Если бы все жители планеты последовали его примеру, то все известные месторождения железной руды были бы исчерпаны за сорок лет, месторождения меди – за восемь лет, залежи олова – за шесть лет, а нефти –  за пять с половиной лет!

Из этого следует, что помимо всех других соображений и всех других антагонизмов, в сегодняшних природных и технологических условиях, а также в обозримом будущем, жители богатых стран продолжат потреблять все те вещи, что составляют их материальное благополучие, и, которые они, кажется, ценят лишь потому, что они недоступны всем остальным людям.

Они могут перерабатывать свои отходы просто потому, что другим нечего перерабатывать. В противном случае экологический баланс будет находится под угрозой. Это то, что делает антагонизм между центром и периферией неразрешимым и превращает рабочий класс некоторых стран в рабочую аристократию целого мира».

Несмотря на то, что логика Эммануэля несколько отличается от традиционного марксизма, она присутствует у многих академических тьермондистов. Пол Баран, например, ввел понятие «экономического излишка» (в отличие от прибавочной стоимости) для того, чтобы анализировать существующие экономические процессы и социальные структуры в мировой экономике. По мнению Барана, экономический излишек (т. е. часть экономического продукта, превышающая материальные потребности трудящихся классов) составляет не только прибыль и прибавочную стоимость, но также часть или весь доход для некоторых слоев рабочего класса.

И наконец, академические тьермондисты выделили роль торговли в функционировании империализма, тем самым создав теории о «неравном обмене» как средстве империалистической эксплуатации. В этом смысле академический тьермондизм, возникший в основном в 1960-х годах, неявно бросил вызов ленинскому представлению о том, что империализм представляет собой экспорт капитала, вместо этого определяя империализм скорее как импорт прибавочной стоимости из-за неравного обмена33.

Параллельно с академическим тьермондизмом (хотя отчасти и под его влиянием) возникла еще одна ветвь в тьермондизме — интервенционизм. Это относительно молодое направление, весьма воинственное и направленное на критику шовинизма внутри левых идеологий, утверждающее, что современный политэкономический и социологический анализ имеет центральное значение для марксизма.

Это направление получило поддержку от Маоистского интернационалистического движения (MIM), организации, существовавшей с 1984 по 2005 год в США. MIM рассматривало «белый рабочий класс Северной Америки» «прежде всего как нереволюционную рабочую элиту». MIM посвятил значительную часть усилий на то, чтобы донести это до других левых в США. На позицию MIM в отношении «белого рабочего класса» большое влияние оказали в конце 1980-х годов такие произведения, как «Поселенцы.

Мифология белого пролетариата» Дж. Сакаи (1989) и «Рабочая аристократия: массовая база социал-демократии» Х.В. Эдвардса (1978). Произведения, изобличающие историю США и критикующие американских левых, все еще популярны среди сторонников тьермондизма и других левых радикалов.

После распада MIM в 2005 году интервенционистская ветвь тьермондизма продолжила свое существование за счет различных независимых усилий. Маоистское интернациональное министерство тюрем (MIMP), являющееся организационным потомком MIM, сегодня описывает себя как ячейку революционеров, служащих угнетенным массам внутри американских тюрем. Объясняя свое внимание к заключенным с точки зрения тьермондизма, MIMP заявляет:

«Поскольку мы живем в империалистической стране, нет никакого реального пролетариата — класса эксплуатируемых рабочих. И все же есть значительный класс, исключенный из экономических отношений производства при современном империализме, который мы называем люмпеном. Внутри США сформировалась массивная тюремная система для управления большими группами населения, в первую очередь из угнетенных стран, многие из которых являются представителями класса люмпенов»34.

MIMP считает, что американские заключенные находятся в авангарде любого антиимпериалистического и революционного движения.

Отдельно от MIMP, Революционное антиимпериалистическое движение (RAIM) является «коллективом революционных коммунистических организаторов, активистов, художников и технических работников, находящихся в основном в империалистических странах». Разделяя взгляды Эммануэля, RAIM полагает, что:

«Массы в странах Первого мира являются эксплуататорами, доходы которых превышают создаваемую ими стоимость. Это достигается прежде всего за счет глобального увеличения заработной платы и империалистической эксплуатации народов Третьего мира. Сверхдоходы для меньшей части глобальной рабочей силы насыщают богатством экономики стран Первого мира и превращают массы этих стран в соучастников империализма».

RAIM считает, что такие условия создают почву для возникновения новой глобальной демократической революции: широкомасштабного наступления на империализм коалицией пролетариата разных стран, сотрудничающих с прогрессивными социальными группами для сознательного борьбы за социализм и коммунизм. 

RAIM открыто критикуют пагубное влияние «первомиризма» на международное коммунистическое движение, описывая его «фирменным знаком реформизма, ревизионизма и шовинизма».

Академическая работа Зака Коупа также вписывается в интервенционистскую ветвь тьермондизма. В своей книге «Разделенный мир. Разделенный класс» 2012 года он пишет, что первомиристский левый популизм:

«отличается от своей правой разновидности лишь менее откровенным расистским призывом и бóльшим одобрением государственных расходов. 

Отрицая реальность сверхэксплуатации, партии и организации империалистических стран, называющие себя «социалистическими», являются социалистическими только на словах, как Геббельс и братья Штрассер, то есть выступая за увеличение доли сверхприбылей, будь то в относительном или абсолютном выражении, для работников своей нации». 

В 2013 году между Заком Коупом и Чарли Постом состоялась теоретическая дискуссия35 о понятии «рабочей аристократии» и причинах консерватизма рабочего класса Первого мира.

Современные тренды в тьермондизме

Наряду с тьермондистской теорией, анализирующей глобальные производственные отношения через призму империализма, новые направления сфокусировались на том, как меняется состав социальных привилегий, и на фундаментальных изменениях в мировой экономике.

Сохраняя категории Первого и Третьего мира в качестве центральных категорий анализа, Коуп выделяет то, что имеет политическое значение для рабочей аристократии: растущая доля выполняемого ею «непроизводительного труда и ее доминирующее положение в третичных секторах экономики.

В 2010 году Самир Амин в своей книге «Закон мировой стоимости» сформулировал тенденцию, согласно которой из-за высокой производительности труда для создания общественного продукта требуется ничтожная часть рабочей силы. В такой ситуации классовое господство в основном выражается в неравном распределении общего дохода.

Более того, чтобы продолжать поддерживать нынешнюю иерархическую систему с помощью насилия и пропаганды, главный двигатель экономики (экспансия капитала, т. е. эксплуатация труда) изменится. Подобную систему будет уместнее называть уже не капиталистической, а даннической (neo-tributary)36.

Самир Амин

По мнению Амина, такая система не только возможна, она создается прямо сейчас, что выражается в растущей социально-экономической поляризации, которую можно назвать «апартеидом в глобальном масштабе». В этой концепции даннической политической экономии подразумевается, что произойдет переход от империализма, движимого стремлением к прибыли, к абсолютно реакционному империализму, существующему лишь для того, чтобы поддерживать и усиливать классовое господство. Поскольку подобные идеи появились совсем недавно в среде сторонников тьермондизма, еще не сложилось единого мнения по поводу этой концепции.

Заключение

Тьермондизм не ограничивается какой-то одной школой или интерпретацией марксизма. Вместо этого он охватывает всю традицию марксизма, в которой особо подчеркивалось значение империализма. Тьермондизм является неотъемлемой частью революционной истории марксизма. В противном случае марксизм становится неэффективным и маргинальным.

Маркс и Энгельс заложили фундамент тьермондизма, отметив обуржуазивание рабочей аристократии (что стало возможным благодаря империалистической сверхэксплуатации более широкой части рабочих), которое существует несмотря на ее формальные заявления о солидарности рабочего класса. Впоследствии тьермондистская линия получила свое развитие в деятельности В.И. Ленина, вождя первой социалистической революции, который боролся с оппортунизмом социал-демократических партий.

Кроме того, Ленин незадолго до смерти совершенно верно указывал на революционный потенциал стран «Востока». Страны Третьего мира стали главным очагом революционной борьбы, а тьермондизм стал важнейшей темой марксизма в эпоху Бандунга. Вслед за подъемом антиколониальных движений левые интеллектулы также продолжили тьермондистскую линию, занимаясь изучением специфики империализма, исправляя выводы ортодоксальных марксистов. В конце концов, тьермондистская линия оформилась в интервенционизм, который бросил вызов первомиристской идеологии внутри марксистского лагеря.

Несомненно, тьермондизм продолжит и дальше развиваться по мере того, как будут эволюционировать формы империализма и классовой борьбы. С другой стороны, если классовая борьба будет и дальше сохранять свою нынешнюю форму, характерную для империалистической фазы, то революционный потенциал этой борьбы будет зависеть то того, смогут ли оппозиционные силы решить те вопросы, которые исторически ставил перед собой тьермондизм.

Несмотря на то, что это направление в марксизме не является однородным, для него характерно общее представление не просто о том, кто совершит революцию, а, что более важно, о том, как она по сути будет происходить. Таким образом, тьермондизм является одновременно всеобъемлющим и кратким, проницательным и критичным, прочно связанным, наконец, с интернационализмом идейным течением. Именно это и характеризовало революционный марксизм на протяжении всей его истории.

*****

Примечания

  1. Зак Коуп. Разделенный мир – разделенный класс
  2. Владимир Ленин. Империализм и раскол социализма; Дж. Сакай. Поселенцы. Мифология белого пролетариата
  3. Владимир Ленин. Империализм и раскол социализма
  4. Amin, S. The Surplus in Monopoly Capitalism and the Monopoly Rent
  5. Владимир Ленин. Империализм и раскол социализма
  6. Edwards, H.W. Labor Aristocracy: Mass Base of Social Democracy; Emmanuel, A. Unequal Exchange
  7. Перевод приводится по книге Эрнесто Че Гевара. Статьи, выступления, письма. Культурная революция, 2006 — Прим. пер.
  8. Коренное население называло свой остров «Борикуа». Название Пуэрто-Рико дали ему испанские колонизаторы. — Прим. пер.
  9. «Азания» — альтернативное название для ЮАР, которое получило популярность во времена апартеида; использовалось для пропаганды панафриканизма, объединения всех угнетенных наций — Прим. пер.
  10. MIM. Why do you spell ‘Amerikkka’ like that?
  11. Amin, S. The Law of Worldwide Value
  12. Мао Цзэдун. К вопросу о различии трёх миров
  13. Зак Коуп. Разделенный мир – разделенный класс
  14. Chen, B. Mao Tse-Tung and the Chinese Revolution
  15. Burke, M. What is the Current Phase of Imperialism?
  16. Имманиул Валлерстайн. Миросистемный анализ: введение
  17. Ward Churchill. On the Justice of Roosting Chickens
  18. William Blum. Rogue State: A Guide to the World’s Only Superpower
  19. Aristide, J-B. Eyes of the Heart: Seeking a Path for the Poor in the Age of Globalization
  20. Джон Перкинс. Исповедь экономического убийцы
  21. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 29
  22. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 22
  23. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 32
  24. Владимир Ленин. Письмо к рабочим Европы и Америки
  25. Владимир Ленин. Лучше меньше, да лучше
  26. Тезисы о тактике. Резолюция III Конгресса Коминтернае
  27. Мао Цзэдун. О новой демократии
  28. Amin, S. The Law of Worldwide Value
  29. Stanford Jr, M. (Muhammad Ahmad). Revolutionary Action Movement (RAM): A Case Study of an Urban Revolutionary Movement in Western Capitalist Society, Master’s thesis
  30. Amin, S. Imperialism and Unequal Development
  31. Amin, S. Imperialism and Unequal Development
  32. Emmanuel, A. The Socialist Project in a Disintegrated Capitalist World in Socialist Thought and Practice: A Yugoslav Monthly 16(9): 69–87
  33. Emmanuel, A. Unequal Exchange
  34.  Maoist Internationalist Movement. Resolutions on Cell Structure, in Maoist Internationalist Movement etext archive
  35. Cope, Z. Global Wage Scaling and Left Ideology: A Critique of Charles Post on the “Labour Aristocracy
  36. Речь идет о гипотетическом обществе, в котором достигнута почти полная автоматизация производства, но при этом сохраняется классовая структура. — Прим. пер. 

Автор: Дастин Льюис

Перевел Роман Голобиани

Перевод осуществлён по изд.: Immanuel Ness, Zak Cope (Eds). The Palgrave Encyclopedia of Imperialism and Anti-Imperialism, 2016

Источник: RevCult

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь