Домой Рецензия Дайте бедным шанс

Дайте бедным шанс

40

Бедным принято помогать — особенно преуспели в этом различные гуманитарные миссии под эгидой ООН и других крупных международных организаций. Но в чем именно нуждаются неимущие? Обычно полагают, что для них главное — регулярная раздача продуктов питания и других средств первой жизненной необходимости.

Американские ученые Абхиджит Банерджи и Эстер Дюфло доказали, что это не так: настоящую помощь приносят меры по стимулированию тех, кто еще вчера жил в полной нищете, к самостоятельной экономической деятельности. 

Мухаммад Юнус, основатель всемирно известного банка Grameen, часто называет бедных естественными предпринимателями. В сочетании с призывом покойного бизнес-гуру К. К. Прахалада к бизнесменам уделять больше внимания тому, что он назвал «основанием пирамиды», идея о предпринимательских качествах бедных помогает обеспечить комфортное пространство для большого бизнеса и финансов в обсуждении политики по борьбе с бедностью.

Традиционные стратегии общественных действий дополняются частными действиями, часто предпринимаемыми некоторыми лидерами корпоративного мира (например, Пьером Омидьяром из eBay), которые направлены на то, чтобы помочь бедным реализовать свой истинный предпринимательский потенциал.

-ads-

Свойственное Юнусу представление о мире, разделяемое многими участниками микрофинансового движения, основано на том, что у каждого есть шанс стать успешным предпринимателем. Если конкретизировать, то у бедных есть две различные причины, по которым они могут быть особенно склонны находить удивительные возможности. Во-первых, им пока не дали шанса, так что у них, вероятно, есть много свежих идей, и менее вероятно, что эти идеи уже были опробованы.

Во-вторых, рынок до сих пор в основном игнорировал основание пирамиды. В результате, как утверждают сторонники микрофинансирования, улучшающие жизнь бедных инновации должны быть доступными плодами, и кто лучше самих бедных может понимать, в чем они состоят?

Капиталисты без капитала

Действительно, у каждой уважающей себя микрофинансовой организации есть сайт в интернете, где приводится множество историй успеха их клиентов, воспользовавшихся необычной возможностью сколотить состояние. Эти истории реальны — мы тоже встречались с некоторыми такими клиентами. В городе Гунтур, в индийском штате Андхра-Прадеш, мы познакомились с клиенткой МФО Spandana, которая создала очень успешный бизнес по сбору и сортировке мусора. Она начинала как сборщик мусора, то есть на самом низу индийской социальной и экономической иерархии.

Получив первый заем от Spandana, она потратила его только на возвращение ссуды ростовщику, с его ужасными процентами. Она знала, что предприятия, которые покупали у нее мусор, сортировали его, прежде чем продавать переработчикам. В мусоре можно найти кусочки металла и вольфрама из нитей использованных лампочек, пластмассы, органические вещества для компостирования и так далее, поэтому разные его виды шли разным переработчикам. Получив передышку, которую ей дал первый кредит, она решила заняться сортировкой сама, чтобы заработать немного дополнительных денег.

Абхиджит Банерджи и Эстер Дюфло. Экономика бедных. Радикальное переосмысление способов преодоления мировой бедности. М.: Издательство Института Гайдара; СПб.: Факультет свободных искусств и наук СПбГУ, 2021. Перевод с английского М. Маркова под научной редакцией Д. Кадочникова. Содержание

На вторую ссуду и сбережения от первой она купила тележку, которая помогла ей собирать больше мусора, и, поскольку теперь нужно было больше сортировать, ей каким-то образом удалось заставить своего мужа, который обычно проводил большую часть своего времени за выпивкой, начать работать вместе с ней. Вместе они зарабатывали значительно больше денег, и после получения третьего кредита они начали покупать мусор у других.

К тому времени, когда мы с ней познакомились, она уже стояла у руля большой сети мусоросборщиков, причем сама уже была не собирателем, а организатором сбора мусора. Ее муж к тому времени тоже работал полный рабочий день, мы видели, как он колотил по куску металла, выглядя трезвым, но немного мрачным.

МФО рекламируют истории своих самых успешных заемщиков, но некоторые предприниматели добились успеха даже без помощи микрофинансирования. В 1982 году Сю Айхуа была одной из лучших учениц средней школы в своей деревне, расположенной в районе Шаосин провинции Чжэцзян в Китае. Ее родители были крестьянами, которые располагали, как почти все остальные, очень небольшим количеством денег.

Однако она была настолько умна, что в деревне решили отправить ее на год в местную школу дизайна одежды (что бы это ни значило, поскольку люди в то время все еще носили маоистские френчи). Идея состояла в том, что она в конечном итоге займет руководящую позицию на местном поселковом сельском предприятии, которое только что было создано (это были первые годы китайской либерализации). Но когда она вернулась после обучения, местные старейшины пошли на попятную — в конце концов, ей еще не исполнилось двадцати. Поэтому ее бесцеремонно отправили домой без работы.

Сю Айхуа не собиралась сидеть сложа руки. Она решила, что должна что-то сделать, но ее родители были слишком бедны, чтобы помочь. Поэтому она одолжила мегафон и пошла по деревне, предлагая научить молодых девушек шить одежду за плату в 15 юаней (13 долларов США по ППС*). Она набрала сотню студентов и начала преподавать, купив на собранные деньги подержанную швейную машинку и излишки тканей у местных государственных фабрик.

В конце курса Сю Айхуа открыла свое дело вместе с восемью лучшими ученицами. Женщины приходили каждое утро со своими швейными машинками на спине (которые были куплены их родителями), а затем начинали кройку и шитье. Они шили униформу для местных фабричных рабочих. Сначала они работали дома у Сю Айхуа, но, когда бизнес расширился и Сю Айхуа обучила и наняла больше людей, они переехали в арендованное у деревенских властей здание.

К 1991 году накопленные прибыли позволили Сю Айхуа купить 60 автоматических швейных машин за 54 000 юаней (27 600 долларов США по ППС). За восемь лет ее основной капитал вырос более чем в 100 раз. Это 80% в год. Даже если мы допустим инфляцию в 10% в год, реальный темп роста, то есть за вычетом инфляции, составляет более 70% в год, что впечатляет. К этому времени она уже была признанным предпринимателем.

Вскоре появились экспортные контракты, и теперь она поставляет продукцию таким фирмам, как Macy’s, Benetton, JC Penney, и другим крупным розничным сетям. В 2008 году она сделала свои первые инвестиции в недвижимость в размере 20 млн юаней (4,4 млн долларов США), потому что, как она говорит, у нее были кое-какие наличные деньги, а у большинства других людей их не было.

Конечно, Сю Айхуа не является типичным случаем. Она была особенно талантлива, а ее деревня направила ее на учебу. Однако среди бедных нет недостатка в успешных примерах предпринимательской деятельности. И уж точно нет недостатка в предпринимателях. В среднем в нашем наборе данных по 18 странам 50% крайне бедных в городских районах (тех, кто живет менее чем на 99 центов в день) занимаются несельскохозяйственным бизнесом. Даже среди крайне бедных сельских жителей многие — от 7% в Удайпуре до 50% в Эквадоре (и в среднем 20%) — занимаются несельскохозяйственным бизнесом, в дополнение к большому числу тех, кто управляет фермой.

Примерно таково и число предпринимателей среди несколько менее бедных в тех же странах. Сравните это со средним показателем по Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) — 12% работающих считают себя самозанятыми. Если рассматривать только с точки зрения заявленной занятости, то большинство доходных групп в бедных странах, похоже, более предприимчивы, чем их коллеги в развитых странах, а к бедным это относится не в меньшей степени, чем к другим. Данное наблюдение вдохновило профессора Гарвардской школы бизнеса Таруна Ханна на написание книги «Миллиарды предпринимателей».

Само число владельцев малого бизнеса среди бедных людей впечатляет. В конце концов, все, кажется, выступает против того, чтобы бедные были предпринимателями. У них меньше собственного капитала (почти по определению) и, как мы видели в главах 6 и 7, мало доступа к формальному страхованию, банкам и другим источникам недорогого финансирования.

Ростовщики, являющиеся основным источником необусловленного финансирования (примером обусловленного займа является коммерческий кредит, который связан с покупкой товаров и поэтому не может быть использован для выплаты заработной платы) для тех, кто не может занять достаточно денег у друзей или семьи, взимают процентные ставки в размере 4% в месяц и больше.

В результате бедные в меньшей степени способны осуществлять инвестиции, необходимые для надлежащего ведения бизнеса, и более уязвимы к любому дополнительному риску, который исходит от самого бизнеса. Сам факт того, что они все равно так же часто занимаются бизнесом, как и их более богатые коллеги, часто интерпретируется в качестве признака наличия у бедных особого предпринимательского духа.

Тот факт, что даже после уплаты очень высоких ростовщических процентных ставок бедным все же удается заработать достаточно денег, чтобы погасить займы (мы видели, что они очень редко отказываются погашать кредиты), должен означать, что они получают гораздо больше денег на вложенную рупию. Иначе они не стали бы брать взаймы.

Отсюда следует, что норма прибыли на денежные средства, вложенные в их бизнес, чрезвычайно высока. 50% годовых, которые платят многие из них, — это намного больше, чем вы можете получить, инвестируя в индекс Доу Джонса (особенно в наши дни, но даже долгосрочная средняя доходность составляет около 9% в год).

Конечно, займы берут не все. Возможно, это делают только те немногие микропредприниматели, бизнес которых имеет высокую доходность, а прибыли остальных очень низки. Однако осуществленный в Шри-Ланке эксперимент свидетельствует об обратном. Несколько владельцев мелких предприятий — розничных магазинов, ремонтных мастерских, кружевных промыслов и тому подобных — были приглашены к участию в лотерее.

По условиям, победители (две трети участников лотереи) должны были получить грант на развитие своего бизнеса на сумму либо 10 000 рупий (250 долларов США по ППС), либо 20 000 рупий (500 долларов США по ППС).

Это очень небольшие гранты по мировым стандартам, но для участников лотереи они были достаточно велики, ведь у большинства весь начальный капитал стоил не больше 250 долларов. Победители лотереи грантов без проблем извлекли пользу из полученных денег. Доходность первых 250 долларов в среднем составляла более 60% в год. Впоследствии подобный эксперимент был поставлен и на малом бизнесе в Мексике. Доходность оказалась еще выше, достигнув 10–15% в месяц.

Еще одна программа, впервые разработанная BRAC, крупной МФО из Бангладеш, а затем воспроизведенная в ряде развивающихся стран, показала, что при соответствующей помощи даже беднейшие из бедных имеют возможность преуспеть в ведении способного изменить их жизнь малого бизнеса. Программа была нацелена на тех сельских жителей, которых самыми бедными называют их односельчане, — многие из них живут только за счет милостыни соседей. Обычно МФО не предоставляют кредиты таким клиентам, которые считаются неспособными вести бизнес и осуществлять регулярные выплаты по займу.

Чтобы помочь им, BRAC разработала программу, в рамках которой таким людям выдавался актив (пара коров, несколько коз, швейная машинка и тому подобное), небольшое денежное пособие на несколько месяцев (для финансирования оборотного капитала, чтобы у получателей не возникало соблазна ликвидировать актив), а также оказывала разнообразную поддержку — регулярные собрания, уроки грамотности, поощрение к тому, чтобы экономить понемногу каждую неделю.

К настоящему времени рандомизированное контролируемое исследование таких программ было проведено в шести странах. Мы приняли участие в одном из них, в сотрудничестве с Bandhan, МФО из Западной Бенгалии.

Перед началом программы мы посетили отобранные для участия в ней семьи, в каждой из которых нам рассказали истории о кризисе и отчаянии. В одной муж-пьяница регулярно избивал жену, в другой муж погиб при аварии, оставив молодую семью, в третьей вдову бросили ее дети и так далее. Однако через два года был достигнут впечатляющий прогресс.

По сравнению с другими крайне бедными домохозяйствами, которые не были отобраны для участия, бенефициары программы имели больше домашнего скота и других активов, их заработки от бизнеса и работы по найму были выше, но они также и работали дольше.

Общие ежемесячные расходы этих семей увеличились на 10%, при этом больше всего выросли расходы на питание, в результате чего они стали меньше жаловаться на нехватку еды. И что еще больше впечатляет, их взгляды на жизнь, похоже, изменились. Они стали гораздо позитивнее описывать свое здоровье, счастье и экономическое положение. Выросли и их сбережения, их готовность брать новые займы у МФО, требованиям которых они стали соответствовать, а также их уверенность при управлении активами.

Разумеется, участники программы не стали богатыми ни по каким стандартам — через два года они стали только на 10% богаче с точки зрения потребления, что означает, что они все еще бедны. Но первоначальный дар и поддержка, по-видимому, положили начало благотворному циклу.

Представляется, что, учитывая предоставленный им шанс, даже люди, которые были поражены крайними трудностями, смогли взять на себя ответственность за свою жизнь и начать выход из крайней нищеты.

Источник: Горький

Предыдущая статьяЛЮТЫЙ ТРЕШ ВОКРУГ GLUSCO. ЧАСТЬ 2
Следующая статьяМЁРТВЫЕ ДУШИ НА ШЕСТОЙ ЧАСТИ СУШИ 2.0

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь