Домой Стратегия Рождение нового императора Китая

Рождение нового императора Китая

98

Алексей ПОЛЕГКИЙ, философ и политолог, Антверпенский университет, Бельгия / Вроцлавский университет, Польша

Иногда грандиозные события начинаются очень прозаично. Возможно, когда историки сделают официальной точкой отсчета перехода Китая к новой авторитарной эре – именно 25 февраля 2018 года

Две строки информационного агентства Китая Синьхуа – были опубликованы в воскресенье вечером перед тем, как ЦК компартии начал трехдневную встречу в Пекине 26 февраля. ЦК коммунистической партии Китая предложил исключить из конституции положение, запрещающее президенту и вице-президенту Китая находиться на должностях более двух сроков подряд. Этот шаг позволит нынешнему президенту Си Цзиньпину оставаться лидером Китая и после 2023 года.

Конечно, это не является чем-то неожиданным. То, что президент Си Цзиньпин планирует управлять Поднебесной еще не один срок и стремится к всё большей концентрации власти, было очевидно задолго до сегодняшнего момента. Китайская новая эра была объявлена еще в октябре 2017 во время 19-го съезда Коммунистической партии. Было сломано неписаное правило об объявлении потенциальной фигуры «преемника», который встанет во главе Китая в 2023 году. Традиция ограничения президентства до 10 лет возникла в 1990-х годах, когда Дэн Сяопин пытался избежать повторения хаоса, обозначило окончание эпохи Мао.

Еще накануне 19-го съезда партии Си продемонстрировал свой полный контроль над Народно-освободительной армией Китая, заполнив руководящие должности своими протеже. Даже появилось определение «Семейной армии Си». После всех кадровых инициатив Си Цзиньпина на том съезде уже было очевидно, что он не планирует уходить от власти через 5 лет. Си произнес новую промежуточную цель для Китая «осуществить в основном социалистическую модернизацию» до 2035 года – и очевидно, что именно он должен это сделать. В результате прошлогоднего съезда партии поправки Си Цзиньпина были внесены в конституцию партии, что поставило его на символической ступени наравне с лидерами Мао Цзэдуном и Дэн Сяопином.

Это общий тренд последнего десятилетия, что все больше стран движутся в авторитарном направлении. В 2017 году, согласно Freedom House, из 195 оцененных стран 87 (45%) были оценены как свободные, 59 (30%) частично свободные и 49 (25%) не свободные. Главная «развилка» – это движение в направлении все большего популизма или авторитаризма. Но в большинстве случаев это сочетание одного с другим. От вполне «европейских» примеров Венгрии и Польши до откровенно авторитарных России и Турции.

Главная интрига сейчас – к какому типу авторитаризма придет эта страна? Будет ли Си строить просветительский авторитаризм или концентрация власти в его руках приведет лишь к всё большей тоталитарности?

Последние десятилетия в Китае выстроилась сложная система балансов и разделения власти. Нынешняя ситуация ее понемногу разрушает. Концентрация власти в одних руках вряд ли лучшее решение для страны, с одной стороны стремительно развивающейся, но с другой – страдающей от дисбаланса на разных уровнях (социальных, региональных, имущественных и т.д.).

С учетом современных технических возможностей контроля населения – власти Китая могут действительно построить невиданную систему тотального контроля и принуждения к политической лояльности. Используя искусственный интеллект и всеобъемлюще наблюдения (в Китае уже установлено 176 млн камер видеонаблюдения, а к 2020 году будет установлено еще почти 500 млн камер) – власти Китая получат инструменты, аналогов которым видимо не было в истории человечества.

Сформулировав амбициозные планы как внутри страны, так и за ее пределами ( the Belt and Road Initiative ) – Китай становится одним из главных факторов влияния на развитие многих стран. Провозгласив на прошлом съезде цель: «великое возрождение китайской нации», Си Цзиньпин полон решимости превратить весь мир в «общество с единой судьбой», в частности, через инициативу «Один пояс – один путь» и создание международных отношений нового типа. Китай пытается использовать свой экономический потенциал и индустриальные ноу-хау, чтобы создать новый вид глобализации, который отойдет от правил устаревших институтов, где доминируют западные страны. Цель – переоформить глобальный экономический порядок, перетянув страны и компании на китайскую орбиту.

Если мы хотим знать, как Китай будет править миром, нам стоит посмотреть, как он планирует управлять собой. Видимо до того момента как экономика страны начнет замедляться, а дисбаланс расти – китайское руководство будет стараться воплотить принципы «гармоничного развития». Но что будет потом? Каким образом китайские власти будут реагировать на растущие проблемы? За счет кого и чего они будут пытаться решить внутренние проблемы?

Как я писал ранее, одной из опасностей для дальнейшего развития Китая является закрытость принятия важных решений и отсутствие реальной и публично признанной оппозиции. В такой ситуации, концентрация неограниченной власти в одних руках внутренне сложной и разнообразной стране – быстрый путь к перерождению власти в закрытый авторитарный режим, со всеми его проблемами и опасностями.

Источник: Новое время