Домой Философия Что/кто делает науку настоящей?

Что/кто делает науку настоящей?

17

Наука как долговечная транскультурная интеллектуальная практика, включающая точные, естественные и социальные науки, а также гуманитарные дисциплины, имеет свою собственную историю и, следовательно, различные исторические формы. Среди них, например, античная, классическая и постклассическая формы науки.

При этом я утверждаю, что, хотя идеалы науки менялись и, таким образом, значение науки может казаться релятивным, ее подлинность и идея оставалась нетронутыми: во все исторические периоды наука была верна своей подлинной идее — приверженности истинному знанию.

Античная наука была в равной степени открыта для таинств, фактов, логики и мифологических верований. В этот период методология легко смешивалась с ритуалами. Так, например, в учении Демокрита материализм совмещался с уверенностью, что плодородие полей связано с ритуалом при участии беременных женщин. Тем не менее, Демокрит, а также Платон, Аристотель или Цицерон разделяли один и тот же научный идеал: подлинная наука имеет дело с тем, что является вечно неизменным и универсальным, как и основы математики и геометрии.

Идеал универсальности истинного знания был основан на метафизике. Метафизика фундаментально разделяет бытие на мир постоянно меняющейся реальности и мир вечных идей, которые относятся к изменчивому миру как к его причины и архетипы. Знание идей и причин представляет собой истинную науку.

-ads-

Во многом классическая наука — от Исаака Ньютона до Марии Склодовской-Кюри — смотрела на мир как на единую трехмерную вселенную с универсальными причинно-следственными связями, определяемыми как законы природы. Подлинная наука рассматривалась в естественных и точных науках, в то время как в социальных науках и гуманитарных дисциплинах законы сбоили, отчего эти науки составляли проблему для классической науки (см., например: Newton 1934: 15).

Однако универсальный идеал классической науки постоянно пребывал под сомнением, вызванными нескончаемыми дебатами между рационалистами — последователями Декарта и эмпириками (в том числе Бэконом и Локком). Кроме того, классические научные идеалы постоянно пытались совместить с феноменами из общественных и культурных наук Вико, Кант, Маркс, Коген и Дильтей.

В результате парадигматического изменения идей и научных методологий в начале ХХ века наука вступила в новую — постклассическую — эпоху. От Эйнштейна и Бора до наших дней мы были свидетелями растущего ветвения дисциплин и усилий по сохранению междисциплинарности, понимания науки как субъективного и интерсубъектного труда, признание относительности — от методологии до космогонии — и сомнений в вечности Вселенной.

Постклассическая методология основана на мировоззрении разорванного, изменчивого и вечно незавершенного знания, в котором истина постоянно не определена, множественна и нестабильна.

Выше я упомянул три исторических контекста с различным пониманием науки и истинного знания. Но следует помнить, что в прошлом было гораздо больше других периодов и форм в других культурах, где научные идеалы воспринимались иначе. Однако это не означает, что подлинный научный идеал является временным и культурно относительным.

Реальное решение релятивистских сомнений в науке заключается в прагматическом понимании науки как сосуществования реальных и идеальных научных сообществ, что в свое время предложил Чарльз Сандерс Пирс (Peirce 1998: 28ff).

В этом тексте я развиваю аргумент Пирса о том, что наука — это межкультурный и межпоколенческий интеллектуальный идеал, который практиковался, практикуется и будет практиковаться сообществом людей, связывающих свои действия с научными идеалами истины, аргументации, суждения и универсальности. По существу, с древности и до сегодняшнего дня мы знаем об ученых, а не о науке как о какой-то отдельной сущности.

С одной стороны, сообщество ученых во все периоды действует так, как будто их выводы всегда универсальны, необходимы и окончательны; без такой уверенности в науке нет никакого смысла. С другой стороны, социология науки показывает, как быстро устаревают знания в разных дисциплинах: например, в медицине знания меняются раз в два года, в физике — раз в пять лет и т.д. (см., например, Ball 2019). Эта двойственность научных знаний коренится в неоднозначности самого человека — существа с рациональностью, эмоциями и склонностью бороться за власть также и в научных сообществах.

По этой причине идеал вечной истины практикуется вместе с социально-исторической ограниченностью конкретных индивидуумов, групп и институтов. В научном сообществе всегда есть те, кто занимает доминирующее и маргинальное положение — а с ними их теории оказываются в центре внимания или за пределами дискуссий, что подрывает равенство искателей истины.

Но со временем это социальное отклонение от научного идеала исправляется, и таким образом наука прогрессирует. Можно сослать Бахтина в глухую провинцию, но рано или поздно его теории займут свое достойное место в науке. 

Поэтому мой вывод заключается в том, что подлинная наука — это практика, направляемая регулятивным идеалом подлинного знания, которое может быть пересмотрено любым другим членом научного сообщества.

Но в то же время люди науки должны помнить о своей исторической ограниченности и о необходимости быть готовыми к пересмотру своих заключений. — Этот пересмотр могут провестии они сами, и их коллеги, чтобы исправить или уточнить ранее установленные выводы.

Ссылки:

Ball, P. (2019). Science must move with the times. Nature, November, https://www.nature.com/articles/d41586-019-03307-8.

Newton, I. (1934). Sir Isaac Newton’s Mathematical Principles of Natural Philosophy and His System of the World. Berkeley: University of California Press.

Peirce C. S. (1998). The Essential Peirce, Vol. 2: Selected Philosophical Writings: 1893-1913. Bloomington: Indiana University Press.

Михаил МИНАКОВ, философ

Источник: Koine

Предыдущая статьяКарлики на плечах велетнів…
Следующая статьяБессильные люди. Роль интеллектуалов в обществе

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь