Главная Политика Зоны повышенной опасности: что ждет Сирию и Украину? (ЭКСПЕРТНЫЙ ОПРОС)

Зоны повышенной опасности: что ждет Сирию и Украину? (ЭКСПЕРТНЫЙ ОПРОС)

998

Киев, 05 октября 2015 года (ПолитКом). Сирийский кризис – топ-тема мировых новостей. О возможных сценариях развития событий в Сирии и влиянии эскалации сирийского конфликта на ситуацию в Украине – в комментариях экспертов.

Напомним, что военный конфликт в Сирии продолжается с 2011 года. Сегодня поддерживаемые странами Запада повстанцы контролируют часть территории страны. Кроме того, в Сирии действуют группировки радикальных исламистов, в том числе боевики «Исламского государства» (ИГИЛ/ISIS).

С сентября 2014 года в конфликте участвует коалиция во главе с США, которая наносит удары по позициям ИГИЛ, а с 30 сентября 2015 года – Россия.

Ученый секретарь Центра исследований проблем гражданского общества Алексей ПОЛТОРАКОВ предлагает рассматривать сложившуюся ситуацию с точки зрения позиций стран – участниц сирийского конфликта.

Алексей Полтораков
Алексей Полтораков

По мнению эксперта, США – в свете последних событий и перехода «сирийской проблемы» как таковой (включая борьбу с ИГИЛ/ISIS) – заняты прежде всего отработкой общей политико-военной стратегии реагирования на кризис в макрорегионе БВВ. (Год назад президент Б. Обама объявил о новой «всеобъемлющей и устойчивой» стратегии по «ослаблению и конечному уничтожению» ИГИЛ/ISIS, которая воплощается в операцию «Непоколебимая решимость».) Дополнительно США заняты поиском ответа на качественное (развитие системы баз) и количественное (увеличение численности войск) усиление военного (военно-морского и военно-воздушного) присутствия РФ в Сирии.

В случае усиления внутренних противоречий в американском государственном истеблишменте (особенно в контексте приближения начала полноценной президентской кампании), в ближайшей перспективе Москва может так или иначе перехватить политико-дипломатическую инициативу в диалоге по сирийской проблеме и стать одним из ключевых акторов переговорных процессов, – отмечает Алексей Полтораков. Имея в виду, прежде всего, отсутствие единого посредника/медиатора в «ближневосточном многоугольнике» (между одновременно и Израилем, и Ираном, и «Хезбаллой», и Ассадом, и пр.), Москва «предлагает» (а фактически – пытается так или иначе навязать) свои «добрые услуги» как относительно незаангажированного и равноудаленного политико-дипломатического актора. Это может помочь Москве перевести достаточно острый формат конфликта в скорее хронический и таким образом усилить в регионе как таковом режим «стабильной нестабильности». Это, как минимум, может существенно замедлить общую тенденцию снижения цен на нефть и газ и обеспечить России хотя бы тактическую передышку в геостратегическом противостоянии с Западом.

Эксперт полагает, что в случае подобного развития событий Москва может прежде всего попробовать «продавать/сватать» Б. Ассада как более-менее реального субрегионального лидера, могущего – при надлежащей внешней военной и военно-технической поддержке – достаточно «жестко» (особенно с учетом его принадлежности к алавитам – исламскому религиозном меньшинству) «разрулить» сирийскую проблему и стабилизировать ситуацию в субрегионе, оказав существенную помощь в противодействии ИГИЛ/ISIS.

В частности, примечательно и значимо то, что «в чистом виде» ИГИЛ/ISIS с Сирией – режимом Б. Ассада – не воюет, воюя прежде всего против курдов. Аналогично, Турция также под видом внешней борьбы с ИГИЛ/ISIS, внутренне воюет скорее с курдами. (При этом Анкара не скрывает своего отношения к режиму Б. Ассада, называя его в числе своих главных врагов.)

Москва, считает аналитик, продавливает и «навязывает» Вашингтону понимание угрозы того, что на смену «прирученному» (Москвой) Б. Ассаду ко власти в Сирии могут прийти боевики ИГИЛ/ISIS. (Показателен недавний «месидж» С. Лаврова: «Предложения наших партнеров о смене режима в Дамаске не имеют законных оснований. Они говорят только об уходе Асада. А что дальше? Не думаю, что у них есть какие-то идеи на этот счет. В противном случае не было бы террористов в Ираке, Ливии…»). Против Европы Москва дополнительно, косвенно, но достаточно успешно разыгрывает карту притока нелегальных мигрантов из региона Большого Ближнего Востока. (Великобритания не так давно заявила, что может согласится на участие Б. Асада в переходном периоде, если это поможет решению проблемы /беженцев/. Сопоставимые настроения наблюдаются также в Австрии, Испании, Франции.)

Однако подобное лоббирование наталкивается на понимание и продавливание Турцией, Израилем и Саудовской Аравией (ключевыми, принципиальными союзниками США на Большом Ближнем Востоке) угрозы того, что «альтернативная коалиция» с Россией может разрушить и без того непрочное равновесие на Большом Ближнем Востоке и серьезно ослабить общие позиции нынешней «антитеррористической коалиции» как в оперативно-тактическом масштабе (противостояние с ИГИЛ/ISIS), так и в масштабе оперативно-стратегическом (общая атмосфера и тенденции развития отношений между участниками коалиции и прочими странами региона), и без того отягченным «Иранским соглашением».

В частности, Израиль в усилении военного присутствия в Сирии видит вызов/угрозу своей национальной безопасности. Израиль прежде всего озабочен тем, что современная военная техника, поставляемая Сирии Россией, может оказаться в распоряжении союзников Б. Асада, а прежде всего – ливанских партизан из «Хезбаллы», и что военное присутствие России в Сирии чревато случайным столкновением с силами Израиля. (Именно эта проблема – ключевая тема вчерашнего визита премьера Нетаньяху в Москву. Показателен прежде всего «костяк» израильской делегации – Начальник Генштаба ЦАХАЛ Г. Айзенкот, глава военной разведки Г. Галеви, глава Совета национальной безопасности Й. Коэн, военный секретарь Э. Толедано и «правительственный журналист» Б. Бисмут.) Москва, в свою очередь, осторожно, но активно пытается использовать Тель-Авив для лоббирования «своей» коалиции, используя особое положение Израиля на Востоке и его умеренную позицию в противостоянии Запада с Россией. (Тель-Авив достаточно осторожен в антироссийской риторике и формально не поддержал антироссийские санкции Запада. Кроме того, в иранском «антиядерном» вопросе позиции Израиля ближе скорее позициям РФ, чем США. Характерен и показателен – на фоне разрыва французско-российского контракта на поставку «Мистралей» – также факт продолжения поставок Израилем России беспилотников/«дронов» военного назначения, особенно с учетом зафиксированного из применения в зоне конфликта на востоке Украины.)

В Турции, в свою очередь, крайне обеспокоены резко возросшей активностью передвижения российских военных судов через Босфор. (Так, за первые восемь месяцев этого года через турецкие проливы прошло 39 судов, а начиная с 8 августа 2015 г. оные пересекло более десятка больших десантных кораблей ВМФ РФ.) Турецкие военно-политические эксперты даже активно рассматривают сценарии возможности проведения в субрегионе крупной военной операции с участием войск РФ и последующей их конфронтации с войсками НАТО.

Кремль навязывает Белому Дому формат коалиции против ИГИЛ/ ISIS «под себя». Для Москвы ввод российских войск в Сирию (согласно оценкам иранских СМИ, сейчас на территории Сирии находятся около 20 тысяч военных «советников и техников») – «асимметричный ответ» на политико-дипломатическую квази-изоляцию российского государственного истеблишмента (а прежде всего лично В. Путина), – подчеркивает Алексей Полтораков.

Москва пусть косвенно, но убеждается, что она «нащупала» реально уязвимый сегмент внешней политики и геостратегии Вашингтона. В силу этого Кремль готов сколь угодно серьезно (даже ценой принципиальных жертв на прочих участках противостояния) продавливать усиление своих позиций по сирийской проблеме. Вплоть до серьезных тактических уступок и даже некоторого стратегического ослабления своих позиций по украинской проблеме. Однако это не означает, что Россия в любой момент может достаточно быстро «разморозить» перешедшее в латентную фазу противостояние на Востоке Украины – в частности, для возможного «доигрывания карты» Крыма. Во многом именно с учетом этого Россия строит у границ Украину военную базу и усиливает свое военное присутствие в Беларуси. При этом Россия рассчитывает, что, когда Запад достаточно глубоко «завязнет» на Большом Ближнем Востоке, у России сможет пусть немного, но расшириться пространство для маневра на восточноевропейском направлении, – резюмирует эксперт.

В комментарии ПолитКом вице-президент Аналитического центра «Политика» Олег ЛИСНЫЙ предложил рассматривать ситуацию в Сирии с точки зрения ближней и дальней перспектив.

Олег Лисный
Олег Лисный

Ситуация в Сирии с учетом открытого участия России в ближайшей перспективе будет «на руку» Асаду. Но в дальней перспективе, я думаю, у него будущего нет. «За» Асада в этом противостоянии только Россия, остальные мощные страны-участники конфликта «против». На текущий момент Асад с помощью российской авиации получит тактическую победу, но этот успех временный, – подчеркивает эксперт.

По мнению Олега Лисного, в данном контексте уместна ассоциация с Афганистаном: как тогда Советский Союз «влез» в афганский конфликт сначала только с ВВС, ПВО и так далее, но затем был вынужден ввязаться в полномасштабную войну, так и Россия надолго может быть втянута в серьезную военную операцию.

Почему Путин ввязался в этот конфликт? У него не так много союзников осталось в мире. Во-первых, «мы своих в беде не бросаем». Российских граждан там нет, иначе бы он там «русский мир» поддерживал, а так диктатор поддерживает диктатора, – отмечает эксперт.

Аналитик обращает внимание на то, что поскольку мы смотрим на эту ситуацию сквозь призму Украины, то участие России и эскалация конфликта в Сирии направлены на отвлекание внимания от Крыма и Донбасса, украинской проблемы в целом. Этот момент – очень большой риск для Украины исчезнуть из информационных ресурсов. Если будет примирение, на что рассчитывает Путин, может быть информационное затишье. Это проблема для Украины, – акцентирует Олег Лисный.

Эксперт выразил уверенность, что у России хватит сил воевать на два фронта. Но для полномасштабных двух войн у него сил нет. Для того, чтобы сначала там немного повоевать, затем здесь, у него сил достаточно. Но Сирия далеко от границ России и этот конфликт фактически ничем не угрожает РФ, но отвлекает от Украины.

Свое мнение о возможных сценариях развития событий в Сирии также выразил в комментарии ПолитКом директор Центра общественных исследований «Украинский меридиан» Дмитрий ЛЕВУСЬ.

Дмитрий Левусь
Дмитрий Левусь

Относительно дальнейших сценариев развития событий, то в ближайшее время мы будем наблюдать обострение ситуации, – отмечает эксперт. Это связано с тем, что Российская Федерация применила свои специальные силы в виде авиации, социальных операций, перебросила туда подкрепление в форме вооружений для правительственных войск Асада. Поэтому баланс сил изменится в пользу пропрезидентских сил. Это не означает, что войска ИГИЛа или оппозиции окончательно проиграют. Действия РФ будут вызывать противодействие со стороны других игроков, и это не только западные силы, это и силы радикального ислама, и силы светского ислама, которые будут поддерживать группировки, ориентирующиеся на них. Таким образом, несмотря на первый успех Асада, все это будет означать, что конфликт станет более кровавым и продолжительным.

На вопрос «Как эскалация сирийского конфликта отразится на ситуации в Украине?» Дмитрий Левусь ответил следующее: «По большому счету, уже отразилась, поскольку Российская Федерация не сможет вести два полноценных конфликта средней интенсивности. Определенное снижение мы видим. Но это только оперативная пауза. И когда ситуация в Сирии стабилизируется в пользу Асада и Россия привыкнет оперировать имеющимися силами, мы будем наблюдать очередное обострение у нас. То есть, ситуация, по большому счету, не изменится».

Конфликт в Сирии, считает аналитик, влияет на сознание российского руководства, поскольку это своеобразное обращение к советским стереотипам о возврате России на Ближний Восток. Но и от Украины они не откажутся, поскольку империя без Украины невозможна. Поэтому мы можем ожидать чередования оперативных пауз: пока в Украине тишина – в Сирии обострение, и наоборот.

Россия старается обойтись специальными силами и авиацией, а также удерживать порт Тартуса, важный для снабжения. Старается полностью не погружаться в сирийский конфликт. Но с учетом того, как развиваются события, эти ожидания напрасны. Театр военных действий слишком далек от России и нет общих границ, поэтому придется либо уйти оттуда, либо в очень сложных условиях наращивать свое присутствие. Россия таки попала в капкан, – резюмировал эксперт.

Мнение немецкого специалиста по проблеме терроризма Петера НОЙМАНА относительно ситуации в Сирии передает агентство  Укринформ со ссылкой на его интервью газете Bild am Sontag.

Петер Нойман
Петер Нойман

«Большая часть оппозиции в Сирии объединится против России и Асада. Это противоположное тому, чего Путин хочет добиться», – считает Нойман.

Кроме того, вмешательство Москвы приведет к еще большей радикализации оппозиционных сил и к мобилизации иностранных войск, говорит эксперт. Он приводит в качестве примера то, что уже сейчас в интернете звучат призывы после Сирии идти бороться с Россией.

«У него (Путина) нет политического решения (по Сирии). Он предполагает только военное вмешательство, что сделает ситуацию еще хуже», – отмечает Нойман. Он полагает, что в результате Россия окажется втянутой в эту «хаотическую гражданскую войну» так же, как в Афганистане в 1980-х. «Путин, возможно, заплатит очень высокую цену за символическое заявление» о том, что победит ИГИЛ.

По мнению Ноймана, истинной целью российского вмешательства в Сирию является не столько такая борьба, сколько стабилизация режима Асада, возвращение к ситуации 2011 года, когда тот управлял всей страной. Однако для этого ему придется постоянно подавлять и, возможно, даже оккупировать значительную часть страны. Нойман считает, что в среднесрочной перспективе лучшим разрешением конфликта в Сирии было бы образование на территории страны федерации из автономных государств.

Эксперт также не исключает, что Путин готов к тому, что в какой-то момент может вступить в конфликт с американцами или турками, и хочет быть подготовленным к такому развитию событий.