Домой Политика Зара ХАРУТЮНАН: Ереван за выходные

Зара ХАРУТЮНАН: Ереван за выходные

277

Ереван. 30 июня 2015 года (ПолитКом, Зара ХАРУТЮНАН). Вчера после того, как стало понятно, что мобилизоваться, отойти и перекрыть соседнюю улицу не получится никак (хотя это было понятно и без попыток), к 11 вечера спустились на Багрямана. К тому моменту улица была заполнена почти до перекрестка, но толпа прилично поредела. Почти в то же время Осипян объявил, что разгона не будет. Опасность, что ближе к утру, когда людей останется совсем немного, все-таки применят силу, оставалась до последнего. На Демирчяна стояли БТР-ы, машины с колючей проволокой, водометы, несколько фургонов, порядка 20 автобусов, битком заполненных полицейскими с щитами и в полной амуниции.

Баграмян в верхней и нижней части был перекрыт, менты стояли во всех прилежащих двориках и на всех подходах (в основном поедали пиццу). Вслед за «нет грабежу» изначально на площадь Свободы ушло порядка 400 человек, к ночи там осталось не больше 50 демонстрантов. На протяжении вечера экс-организаторы распространяли дезинформацию про «провокаторов и головорезов», оставшихся на Баграмяна, давали интервью, путались в показаниях, призывали всех покинуть улицу, врали про то, что «там» остались только экстремисты и что оттуда не выпускают женщин и детей. Цитировали Вову Гаспаряна. Полиция и крупные медиа (1ин.ам, азатутюн.ам) их всячески поддерживали, складывалось ощущение, что они совместными усилиями пытались сделать «правильных протестующих, которые на площади свободы» и «хулиганов, учиняющих беспорядки на Баграмяна».

По телеканалу «Армения» (принадлежит все тому же Микаэлу Минасяну) показали сюжеты с разгона 23 июня, очевидно, чтобы в свете угроз полиции окончательно напугать людей. В целом, у организаторов на площади Свободы была истерика, после продолжительных выступлений одному из них (Вахинаку), в итоге, стало плохо, вызвали скорую, и он ушел домой. Часть людей вернулась на Баграмяна

На Баграмяна после 12 было спокойно. Образовались новые «квази-лидеры», непонятные ребята с микрофоном и динамиком, которые пытались как-то что-то координировать. Получалось провально. В какой-то момент наши друзья начали раздавать листовки: про социальную справедливость, солидарность и «необщение» с полицией. Я согласилась помочь с раздачей. В итоге, небольшая толпа людей выхватила меня, потащила в круг и начала кричать, что я провокатор, призывающий к вражде с полицией. Пока я стояла в круге, человек с микрофоном объявил, что «я не армянка» и «позорю республику», призвал журналистов запечатлеть провокатора. Часть людей автоматически присоединилась к освистыванию, часть – встала на мою защиту. После того, как я попыталась объяснить, что происходит и почему попытки выдать любого неугодного за провокатора обслуживают властей; вторых стало больше, чем первых.

Как пишет ТАСС, «В частности, в этих материалах отмечается, что любые контакты с полицией являются нежелательными, а если с сотрудниками силовых структур и возникает какой-то диалог, то он должен быть сведен к минимуму и вестись только на вербальном уровне и в рамках своих прав. В другом пункте отмечен призыв помнить, что полицейские служат властям и не являются друзьями демонстрантов, даже если среди них могут быть родственники. Поэтому, исходя из изложенной в листовках информации, протестующие должны значительно дистанцироваться от сотрудников правоохранительных органов. Кроме того, в агитационных материалах содержится призыв не надеяться на то, что полицейские не применят силу». Действительно, в листовках об этом говорилось. И да, люди набросились на меня с обвинениями в провокации, аргументируя это тем, что «на самом деле мы все армяне, а полицейские наши братья».

После того, как меня выпустили из «круга позора», мы с товарищами нашли самопровозглашенных организаторов и пытались выяснить у них, на каком основании они выдают людей за провокаторов и кто они, вообще, такие. После невнятных объяснений и извинений, люди с микрофоном заявили, что прежде, чем что-то распространять, нужно это предварительно с ними согласовывать. Потому что они организаторы, хотя это самоорганизованный протест, и тут нет организаторов, но с ними лучше согласовать, потому что надо согласовывать, и провокации нам не нужны. Замешкались. Попросили еще раз прощения. Признали, что да, они не организаторы, и ничего с ними согласовывать не нужно. Еще раз попросили прощение. И ушли на передние ряды продолжать говорить о том, что уже не я, а мы все – провокаторы, призывающие к вражде с полицией. Впрочем, к тому моменту на них, в массе своей, всем было наплевать.

К утру началась уборка. На Баграмяна к тому моменту остались в основном знакомые мне люди. Непонятных ребят с непонятным политическим прошлым стало на порядок меньше. После уборки, кажется, впервые было организовано горизонтальное обсуждение дальнейших шагов. Прозвучали предложения о создании рабочих групп и организации пересменки. Кажется, все согласились.