Домой Политика В США «радикальных перемен не последует»

В США «радикальных перемен не последует»

74

Ни в одной стране мира не зарегистрировано такого количества жертв Covid-19, как в США: по состоянию на 21 мая их насчитывалось около ста тысяч. Несостоятельность американской системы здравоохранения и социальной защиты стала причиной кризиса, равного которому страна не знала за последние сто лет. В преддверии выборов такое положение дел могло бы спровоцировать политический взрыв. Однако не исключено, что ныне действующий президент страны будет переизбран. Тем временем его соперник лишь мечтает вернуть страну во времена Обамы.

США переживают сложнейший период в своей истории. Пандемия, которую сулили нам пророки грядущей беды на протяжении нескольких десятилетий, действительно обрушилась на страну, а та оказалась совершенно к ней не готова. Наш огромный государственный аппарат, который в добрые времена так ловко и полно использует малейшие проявления страха, особенно когда это выгодно крайне правым, перед лицом исторического по своим масштабам бедствия проявил аморфность.

Наш президент, бывшая звезда телевизионных реалити-шоу, не просто оказался абсолютно некомпетентным, но и поставил под удар здоровье нации, каждый или почти каждый день пичкая народ своими идиотскими разглагольствованиями. Сейчас, когда я пишу эти строки, почти на всей территории страны действует карантин. Ещё несколько недель тому назад в Нью-Йорке, больше других городов пострадавшем от вируса, тела умерших сбрасывали бульдозерами в братские могилы.

Введение в стране режима самоизоляции неизбежно означало приостановку экономической жизни, которая всего два месяца тому назад шла полным ходом. В Америке не существует механизмов, способных смягчить последствия такого удара: люди просто-напросто лишаются работы или закрывают свои предприятия, и на этом всё заканчивается. Одна из самых сильных экономик на планете внезапно погрузилась в новую Великую депрессию, в одночасье преодолев все промежуточные этапы и столкнувшись с массовой безработицей и повсеместными банкротствами как крупных, так и мелких предприятий.

В стране, где процветал культ человеческой личности, эту самую личность буквально захлестнул, накрыл собой невидимый поток, имя которому – болезнь и развал экономики. Близкие умирают в одиночестве в какой-нибудь больнице, рестораны, где ещё вчера было полно посетителей, закрыли свои двери, а их молодые амбициозные руководители, как и миллионы американцев, регистрируются в качестве безработных.

И всё это происходит в беспрецедентных погодных условиях. Здесь, в том уголке Америки, где я сейчас нахожусь [имеется в виду Бетесда, жилой пригород Вашингтона], мы наслаждаемся весной, которая в этом году прекрасна как никогда. Для состоятельных «белых воротничков», населяющих этот район, эпидемия началась на фоне пейзажей, достойных кисти Фрагонара: когда появились первые тревожные известия, здесь расцветали нарциссы, а вслед за ними – тюльпаны; сначала глаз радовали магнолии и вишни в цвету, затем – азалии и рододендроны, а сейчас цветущие ветви кизила шатром распростёрлись над нашими головами, когда мы совершаем пробежки по опустевшим тротуарам и дорогам Бетесды.

Куда бы ни бросить взгляд, всюду заметен этот иронический контраст. Каждый, чей голос сегодня что-нибудь значит в США, в эти дни с удовлетворением напомнил согражданам, что пандемия со всей очевидностью подтвердила именно его прежние представления. По мнению некоторых СМИ, она дала доказательства того, о чём они толкуют на протяжении многих лет, а именно – невежества и безрассудности президента Трампа.

Консерваторы тоже убеждены, что нынешняя ситуация стала иллюстрацией той идеи, которую они пытаются донести до нас вот уже несколько лет: сторонники левых – это люди с тонкой душевной организацией, которые испытывают самоубийственное желание впускать в страну кого угодно. Всем им пандемия дала удобный случай для того, чтобы устроить карнавал тщеславия.

Между тем становится всё очевиднее, что сложившаяся ситуация вовсе не подкрепляет лелеемые нами убеждения про американский консенсус, а, напротив, развеивает их в прах. В течение многих десятилетий страна выводила за свои пределы производственные мощности под предлогом того, что якобы всем известно: это плата за вступление в век информации. Мы могли бы стать нацией «белых воротничков», родиной инноваций, таких как медикаменты или правовые нормы, то есть продуктов интеллектуальной деятельности, очень важных, но обладающих небольшим материальным весом.

И что же происходит на самом деле? Мы страдаем от дефицита масок, тестов и даже водно-спиртовых гелей, а тем временем наши выдающиеся лидеры почему-то никак не могут убедить бывших торговых партнёров в том, что Земля плоская, и что те должны немедленно обеспечить нас товарами, которые нам нужны.

Американская система здравоохранения, основанная на прибылях частных компаний и на протяжении многих десятилетий создававшаяся восторженными усилиями двух политических партий, сменявших друг друга у власти, оказалась совершенно неспособной противостоять эпидемии. Причина проста: перед ней изначально не стояла такая цель как общественное здравоохранение. Сколько я себя помню, нам подспудно внушалось, что система здравоохранения – это привилегия, доступ к которой каждый из нас получает благодаря собственной успешности и состоятельности.

Эта система основана на превосходстве тех, кто сумел чего-то достичь, она раздаёт блага знаменитым докторам и гениям фармацевтической индустрии и обеспечивает людям медицинское обслуживание в том или ином, строго определённом объёме. Малоимущие пациенты, не застрахованные или имеющие очень скромную страховку, но желающие при этом вылечить свои травмы и болезни, нередко отдают последние деньги на оплату астрономических счетов.

Идея о том, что пора уже перестать разорять таких людей, а вместо этого нужно бесплатно раздавать им тесты и лекарства от Covid-19, настолько явно идёт вразрез с привычным представлением о стратегии здравоохранения в стране, что сейчас невозможно предположить, когда и каким образом это необходимое решение всё же будет принято.

Эпидемия имела по меньшей мере один положительный эффект: она придала более верные очертания нашему представлению о социальном положении. Ещё недавно образованный и благонамеренный американец был убеждён, что работа, которую можно выполнять, не имея диплома о высшем образовании, не заслуживает ни малейшего уважения. (1) В его представлении это тяжёлое, малоприятное и грязное занятие, удел тех, кто иногда голосует за Трампа и чья жизнь идёт под откос, потому что она того заслуживает. Всего несколько лет тому назад миллиардер-демократ Майкл Блумберг радовал студентов Оксфорда своими тщеславными теориями об элите, которая «способна мыслить и анализировать», в отличие от якобы невежественных фермеров и рабочих.

Всё может быть, и тем не менее…

А сегодня именно эти фермеры и рабочие – наша единственная надежда на спасение от сползания в пропасть. Буквально сейчас многие из них вынуждены выходить из дома и рисковать жизнью из-за угрозы подхватить коронавирус. Есть и те, кто вынужден возобновить работу за гроши, и никто не заботится об их уязвимости перед эпидемией. Они заражаются на своих рабочих местах, в продовольственных магазинах и на мясокомбинатах, в то время как их начальники, те самые «белые воротнички» эпохи информатизации, заставляя их работать, соблюдают все меры предосторожности, сидят дома на мягких диванах и радуются поразительной устойчивости биржевых индексов (спасибо за это Конгрессу и Федеральной резервной системе).

Их работа вполне вписывается в карантинный стандарт повседневной жизни, состоящей из отправки писем по электронной почте и участия в видеоконференциях. Вы не ошибётесь, если предположите, что работникам очень надоело терпеть такое положение дел. И хотя информация на этот счёт появляется нечасто, поскольку социальная журналистика в стране практически прекратила своё существование, есть некоторые признаки того, что профсоюзы возобновляют свою деятельность на предприятиях.

Недавно один из самых влиятельных в Америке антипрофсоюзных лоббистов Рик Берман предостерёг своих клиентов от опасности «частичного мятежа рабочей силы». (2) И в самом деле, в последние недели по всей стране прокатилась волна спонтанных забастовок. (3)

Все эти факты служат подтверждением одной тенденции: внезапного разрушения того удобного мировоззрения, которое власти США вырабатывали и навязывали всему миру в 1970-х, 1980-х и 1990-х годах. Нынешняя ситуация таит в себе немало возможностей. Произойти может всякое. А пока мы всё ещё сталкиваемся с мрачной, патологической иронией американского либерализма. На сегодняшний день единственное объединение, которое может и должно помочь нам в преодолении прежних стереотипов, это Демократическая партия.

Однако всего за несколько недель до вспышки коронавируса в Америке эта партия сумела в ходе пышных публичных восхвалений самой себя уничтожить всякую возможность перемен в политике США на краткосрочную перспективу. Похоже, её лидеры решили и дальше упорствовать в своём неразумном отношении к кризису.

Здесь следует кое-что пояснить. За последние месяцы кандидаты на пост президента от демократов неоднократно проводили дебаты. Поначалу казалось, что многие ораторы, в речах которых нашли своё отражение идеи американских левых, открыто и не без изящества порвали с устаревшими идеями своей партии. Но как только фаворит истэблишмента, бывший вице-президент Джо Байден в конце февраля выиграл праймериз в Южной Каролине, большинство других кандидатов поспешили ретироваться с авансцены и выразить поддержку победителю.

Единственный, кто не прекратил полемику, — сенатор от штата Вермонт Берни Сандерс, главный реформатор нашего времени, активно одобряемый молодёжью. Некоторое время он продолжал сопротивляться, но в итоге был вынужден смириться с неумолимым ходом событий.

Волна бурных перемен подняла на гребне Джо Байдена, от которого такого взлёта можно было ожидать меньше всего. Теперь его партия готовится к выборам, которые фактически превратятся в референдум за или против резко критикуемой фигуры Трампа. Мы оказались в парадоксальной политической ситуации: существенная часть американского электората готова одобрить предлагаемые ей решительные перемены, но партия, с которой они ассоциируются, ведёт себя таким образом, что это желание не может быть выполнено.

Так что нам предстоит сделать выбор между двумя белыми политиками, пожилыми и консервативно настроенными, известными тем, что не всегда говорят правду, обвиняемыми в сексуальном насилии и равно далёкими от реализации наших надежд на демократические реформы. В очередной раз мы видим, как прежний порядок вещей чудесным образом восстанавливается. И всё же я повторю: состояние общественного мнения в Америке таково, что, если правильно выбрать лидера, здесь могли бы произойти совершенно замечательные перемены.

Вместо этого наш горизонт ограничен фигурой Байдена – обходительного старожила властных кабинетов, причастного ко многим бедам, которые постигли нас за последние тридцать лет: это и торговые соглашения, противоречащие интересам работников, и война в Ираке, и введение жестоких законов о банкротстве, и массовые аресты, и беспрецедентное посягательство на личные свободы под названием «Патриотический акт», и многое другое. Он даже гордится тем, что в начале своей политической карьеры оказывал покровительство сторонникам сегрегации.

Несомненно, он имеет неплохие шансы на успех. Несмотря на свою неоднозначную биографию, Джо Байден – политик классического склада, понятный и уважаемый многими, тогда как Дональд Трамп со своим патологическим нарциссизмом, преисполнен враждебности и находит всё новые способы для того, чтобы вызвать к себе ещё большее презрение. Более того: трудно представить себе, чтобы в условиях санитарного и экономического кризиса кто-то другой мог бы справляться с ним столь же катастрофически плохо, как нынешний президент США, надеясь при этом на то, что избиратели дадут ему второй шанс.

Удивительный лозунг

Но, если Байден станет президентом, то «радикальных перемен не последует» — это он сам пообещал спонсорам своей предвыборной кампании. Удивительный лозунг в современных условиях. Мои друзья, придерживающиеся левых взглядов, не скрывают своего разочарования. Их герой Сандерс, который ещё в январе казался непобедимым, потерпел поражение. Вскоре им осталось лишь уйти на самоизоляцию и читать острые полемики в Твиттере. Я разделяю их огорчение, но проблема состоит в другом.

Перспектива полного отсутствия перемен на фоне выхода из нынешней катастрофической ситуации чрезвычайно неприятна сама по себе, а между тем пресса ежедневно сообщает нам, что прежний порядок только набирает силу. То и дело появляется какая-нибудь новая схема, предназначенная для того, чтобы переправить бюджетные средства в сейфы тех или иных частных компаний, или для того, чтобы ускорить воцарение Силиконовой долины.

Например, в этот самый момент губернатор штата Нью-Йорк, демократ Эндрю Куомо, воспользовался карантином, чтобы призвать Билла Гейтса и «техно-миллиардеров» к перепрограммированию будущего этого региона. И в ближайшее время мы не сможем ничего сделать, чтобы помешать им.

На фоне пандемии нас терзают опасения за демократию – не подвергнется ли и она своеобразному переформатированию в наше отсутствие. Системе удалось обвести нас вокруг пальца, ведь именно для этого она и была создана, но, пока мы вынуждены отступить в тень, другие люди принимают за нас решения, способные изменить наш завтрашний день. Пока мы смотрим телевизор, утешая себя бокалом вина, они переписывают наш общественный договор.

Автор: Томаc Франк, журналист и историк. Автор книги The People, No : A Brief History of Anti-Populism, которая в июле будет опубликована издательством Metropolitan Books, Нью-Йорк.

(1) Чит. Lizzie O’Shea, « Les emplois non qualifiés n’existent pas », Le Monde diplomatique, май 2020.

(2) Lee Fang et Nick Surgey, « Anti-union operative warns business of historic rise in labor activism », The Intercept, New York, 1er mai 2020.

(3) « Covid-19 strike wave interactive map », Payday report.

Источник: Le Monde

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь