Домой Политика Ультраправая молодёжь

Ультраправая молодёжь

23

Хотя реальный электоральный вес партии Марин Ле Пен явно преувеличен, тем не менее, она всё больше привлекает молодёжь. Многие ищут там решение своих проблем, которые вполне могли бы предложить левые. Туда идут даже в ожидании революции. Чем же партия «Национальное объединение» привлекает молодых люде? Кто вступает или симпатизирует ультраправой идеологии?

5 апреля газета le Monde опубликовала резонансную статью под названием «”Национальное объединение” пользуется наибольшей популярностью у избирателей в возрасте от 25 до 34 лет». Заголовок подхватили многими французскими СМИ. Статья была посвящена результатам двух исследований, проведённых Французским институтом общественного мнения IFOP и международной компанией Ipsos.

В свою очередь исследования касались потенциальных финалистов второго тура президентских выборов 2022 года: Марин Ле Пен и Эммануэля Макрона. Выяснилось, что 26 % избирателей от 18 до 34 лет выражают готовность проголосовать за лидера националистической партии в первом туре. Тем самым ей обеспечивается победа на данном этапе президентских выборов. Откуда взялась ультраправая молодёжь?

Ультраправые – сила притяжения

-ads-

Вот уже десять лет идёт модернизация партии под руководством Марин Ле Пен RN («Национальное объединение»). В результате она стала основной силой притяжения для французской молодёжи. В особенности тех, кто недоволен и считает, что их игнорируют. Конечно, не стоит преувеличивать значение этих опросов. Особенно в силу большого количества тех, кто не собирается участвовать в выборах.

Но, по всей видимости, бесспорно то, что националистическая партия всё больше привлекает на свою сторону именно эту возрастную категорию. Ведь большинство молодых людей не застали ни «Национальный фронт» (FN) времён Жан-Мари Ле Пена, ни события первого тура президентских выборов 21 апреля 2002 года. Зато они говорят о своём разочаровании как левыми, так и правыми. В особенности после президентских сроков Франсуа Олланда и Николя Саркози.

RN предстаёт в виде силы, имеющей все шансы на успех, которая расчищает дорогу молодым специалистам. При этом она никогда не была у власти. Хотя в подобном образе есть множество нюансов. В частности, не лучшие результаты кандидатов партии на региональных выборах. Однако, чем же обусловлен выбор других?

Большинство всё же не голосуют

По мнению преподавателя политологии в университете Авиньона и специалиста по выборам FN/RN Кристель Лажье, следует «различать освещение в СМИ и реальное вступление молодёжи в RN». Как считает учёная, «ситуация более чем неоднозначная». К тому же, различные исследования подтверждают обоснованность такого взвешенного подхода.

Прежде всего, французская молодёжь вообще не ходит на выборы. И этот абсентеизм имеет массовый характер. На второй тур региональных выборов не пришли 83 % избирателей 25-34 лет. Данный показатель доходит до 87 % у возрастной категории 18-24 года. Подобное охлаждение к политике относится не только к так называемым «промежуточным» выборам.

В 2017 году в первом туре президентских выборов не участвовали в голосовании около 30 % избирателей моложе 35 лет. В категории 60-69-летних граждан таких оказалось только 16 %.    

Итак, можно утверждать, что речь идёт о неустойчивом электорате. Однако он голосует за RN скорее из-за близости взглядов. И в этом ни в коей мере нет никакого противоречия.

Поиск виноватых

Приведём в пример Жереми Бонно. Ему 27 лет, и он голосует за RN с момента достижения избирательного возраста. Единственное исключение для него – муниципальные выборы. Он объясняет это тем, что «списка от RN на них не было». Зато есть хороший мэр-республиканец (LR), и он не жалеет, что голосовал за него. Жереми определился с политическими взглядами с 19 лет. Однако популяризацией своих идей он занимается только изредка.

Прежде всего из-за нехватки времени. Его отец и дед были сторонниками социалистов. Тем не менее он пополнил ряды избирателей RN. «Для меня всё очевидно», – говорит он. Ему не нравилась «эпоха Миттерана, которая только привела к развитию иждивенчества и уничтожению промышленности. Впрочем, в этом участвовали и правые». Он работает менеджером отдела продаж на предприятии по обработке стали. Поэтому данное обстоятельство для него важно.

Жереми Бонно соответствует типажам, которые выявила Кристель Лажье: «Часто в ряды ультраправых вступают выходцы из среднего класса. Они умеют работать и учиться. Но у них возникает чувство, что с ними несправедливо обходятся».

В качестве примера она приводит студентов, родители которых платят налоги, но сами они не получают стипендию. Поэтому они обвиняют в этом «студентов-иммигрантов или потомков иммигрантов, получающих стипендии в отличие от них самих». Итак, виновные найдены.

Говорит на понятном языке      

Жюли Решаньё, ещё одна сторонница RN, представляет собой другой типаж. Ей 25 лет, она принимает участие в деятельности FN/RN с 17 лет. Сейчас она является местным активистом партии. У неё уже есть опыт работы муниципальным советником в Лормоне (департамент Жиронда). А совсем недавно её избрали региональным советником.

Она сосредотачивает свою борьбу на трёх излюбленных темах ультраправой партии: «Преступность, связанная с ней напрямую иммиграция, а также судебная система». Сама она является студенткой юридического факультета и планирует стать адвокатом. Жюли Решаньё утверждает, что эти установки основаны на «реализме и здравомыслии, так как с проявлениями преступности мы сталкиваемся каждый день».

Но её политическая активность также связана и с более узкими темами. В частности, с «несоблюдением социальных прав, непомерностью налогов и распределением богатства». Также Жюли Решаньё сокрушается по поводу несовершенства судебной системы Франции.

В частности, «нехваткой средств по вине государства». А также тем, что судебные органы «под воздействием идеологии слишком толерантны». По её мнению, ещё одной проблемой является «нехватка мест в тюрьмах, в результате чего многие преступники остаются на свободе».

Тем не менее, молодёжь, которая часто голосует из-за привлекательности тех или иных мер или некоторых речей, разделяет не все установки, выдвигаемые RN. «Участники опроса часто имеют очень смутное представление о программе этой партии», – уточняет Кристель Лажье.

Исследовательница приводит свидетельства молодых людей, объясняющих свои симпатии к националистической партии желанием радикально изменить ситуацию. «Часто приходится слышать, что Марин Ле Пен говорит на понятном языке и что она может устроить революцию».

Я работаю, как каторжник, а политики ничего не делают

Именно этот радикализм привлекает Максима (имя изменено). Ему 23 года. Он электрик, работающий в сфере строительства в департаменте Валь-д’Уаз всегда по временным контрактам. Максим не пошёл голосовать ни 20, ни 27 июня. «Я не видел в этом никакого смысла, так как был уверен в победе Пекресс (Валери Пекресс – переизбранный президент совета столичного региона от пропрезидентского большинства, ранее состояла партии LR («Республиканцы») – прим. ред.)».

В 2017 году Максим голосовал за Марин Ле Пен и в первом, и во втором туре. Он планирует сделать то же самое в 2022 году. «Кроме нее нет никого, кто мог бы хоть как-то расшевелить ситуацию». Он считает, что «во Франции слишком много людей не делают ничего, в том числе и политики». Тем временем он сам «работает как каторжный».

Но Максим не во всём согласен в риторике партии. «Выйти из Европы и так далее – это чушь. Во всяком случае, это невозможно. Но, по крайней мере, она хоть что-то сделает для борьбы с преступностью». По словам Кристель Лажье, такая политическая избирательность скорее является правилом, чем исключением. «Люди хотят“проверить” Марин Ле Пен на деле. Кто-то считает, что если она зайдёт слишком далеко, то найдутся сдерживающие противовесы – ведь “у нас демократия”».             

Рост популярности правых в соцсетях

Эти молодые люди ничего не знают о «Национальном объединении» (FN) Жан-Мари Ле Пена и не задаются вопросами о расизме. Партия успешно меняет имидж. Жюли напоминает, что она «вступала в партию в те времена, когда лидером FN всё ещё был Жан-Мари Ле Пен. Но с тех пор многие люди изменились и пересмотрели свои взгляды». Когда Жереми пошёл на первые собрания, он относился к ним «с недоверием – с учётом всего того, что говорят о FN.

Но я никогда не замечал там расизма». Тем не менее, все трое считают иммиграцию (как говорит Максим, «она слишком масштабная») основной проблемой во Франции и связывают с ней рост преступности. Для этого поколения огромную роль также играет националистическая пропаганда в Интернете.

«Присутствие ультраправых в социальных сетях очень выросло», – отмечает Кристель Лажье. В качестве научного работника она констатирует «рост объёма информации, оказывающей очень вредное влияние на молодёжь».

Это отсылка к «борьбе за культурную гегемонию». Об этом говорил ещё Антонио Грамши. Сегодня этим явно занимаются ультраправые. Начиная с Марион Марешаль, которая ушла из RN, но по-прежнему очень активна и пользуется большой популярностью. Или второй номер в списке RN Жордан Барделла, к тому же являющийся лидером молодёжного движения RN «Поколение нации» (Génération nation).

Оно является символом партии, желающей иметь имидж современной и молодой политической организации. Впрочем, повторимся, большинство французской молодёжи по-прежнему игнорируют политику.

Автор: Бенджамин КЁНИГ

Источник: L`Humanite


Предыдущая статьяВостребованность знания
Следующая статьяБОЛОТО НУЛЕВОГО ЦИКЛА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь