Домой Стратегия Травма ковида

Травма ковида

22
Metamorphosis of Narcissus 1937 Salvador Dali

Два года назад в нашу жизнь вошла пандемия, и уже весной 2020-го стало понятно, что — надолго. Тогда же мы столкнулись с разными реакциями: отрицанием существования ковида, верой в свою неприкосновенность для болезни, магическим мышлением и т. п. Но больше всего бросает в глаза то, как много вокруг нас паранойи. Это и конспирологические теории, и поиск врага, и сверхценные идеи, за которые люди готовы бороться даже со здравым смыслом.

Судя по этим реакциям, можно без сомнения сказать, что ковид стал травмой. Причем травмой, которая по прошествии двух лет так и не прошла от классических отрицания, гнева, торга, депрессии до принятия. Почему же травматизация проходит так тяжело, и мы до сих пор живем с ощущением, что невозможно ни изменить ничего, ни смириться с этим? Или, может, правильнее было бы задать вопрос так: а могло ли быть иначе в нашем нарциссическом мире?

Тезис об изменении психической парадигмы «от Эдипа к Нарциссу» впервые появился в статье Ж. Керсолы «Силикон навыкате». Во фрагменте из этой публикации, который цитирует Ж. Бодрийяр в работе «Соблазн» (1980 г.), автор пишет о распаде эдипальной структуры, что приведет, по его мнению, от неврозов к психозу, к океаническому, к влечению к смерти, к обольщению взамен авторитета. Нарциссическая структура характеризуется присвоением образа, что отражается в Другом. Главная его потребность — в установлении отношений, которые бы поддерживали его распадающийся образ.

Нарцисс застревает на воображаемой идентификации, отождествляясь с поддерживаемым Другим образом. Это легко проиллюстрировать нашими отношениями с социальными сетями. Более значимо восприятие контента, которое отражается в лайках и комментариях, чем сам контент. Так, новость важна не сама по себе, а лишь только тем, насколько много просмотров и лайков она получила, поэтому отличить новость от фейка сейчас не представляется возможным, да и нужно ли это, если она собрала тысячи или миллионы лайков? Количество подписчиков отражает масштаб и правоту личности.

-ads-

Популярные блогеры освещают каждое событие своей жизни и каждое мнение. У человека, ведущего соцсети, появляется альтер-эго, которое иногда имеет совершенно выдуманную жизнь, а иногда эту жизнь и личность описывает нанятый специалист, о чем подписчики часто знают. Мы живет в Воображаемом, которое бесконечно воспроизводит самое себя.

Так у нас появилась привычка закрывать нехватку в реальной жизни Воображаемым. Нехватку отношений можно закрыть перепиской в тиндере, неудачный опыт закрыть удачными фото, а неудовлетворение телом – фотошопом и хорошим ракурсом. Оказалось, что этот modus operandi вполне применим и к травме, которую можно осветить в соцсетях и получить поддержку своего альтер-эго другими альтер-эго.

Внезапно в этот мир Воображаемого вторгается что ни на есть Реальное. Болезнь, воспаление легких, инсульт, психозы и сама смерть, причем такая, какую невозможно понять. Смерть, которая показала, что она может забрать и последователей ЗОЖ, и молодых, и богатых, и знаменитых и даже тех, у кого миллионы подписчиков. 

Пандемия поставила под сомнение значимость Нарцисса, на что он отреагировал нарциссическим гневом.

Эта травма, дыра в цепи означающих по привычному modus operandi до краев заполнилось Воображаемым, которое Жиль Делез охарактеризовал как «игру отражения, размножения, перевернутой идентификации и проекции, всякий раз в виде удвоения».

То, что не получает своего осмысления, остается травмой. Славой Жижек в статье «Воля к незнанию» пишет о том, что потеряна сама нормальность и видит решение в том, чтобы признать «ненормальность» «новой нормальностью». Что же сейчас происходит с осмыслением пандемии? Чаще всего, когда публично говорят о ковиде, то говорят о его последствиях, точнее сказать, пугают, видимо, чтобы добавить нам гражданской ответственности и осторожности.

Публичная речь власти не стала обращаться к Символическому, идти вглубь травмы, а напротив начала транслировать и тиражировать страхи, угрозы и поиск врагов (власть, китайцы, антипрививочники и т. д.), являясь таким образом, тоже весьма параноидной. Это крайне бессмысленно, ведь недостатка страха и поиска врагов сейчас нет, а царящая паранойя и так является защитой от травмы, только проваленная.

Таким образом, мы остаемся жить травмированными, во-первых, из-за того, что наш мир — мир нарциссов, не склонных в символизации, и, во-вторых, потому что публичная речь власти также пока, в основном, не обращается к Символическому, а также переполнена паранойей.

Оформление — картина “Метаморфозы Нарцисса” Сальвадора Дали (1937; источник).

Автор: Наталья Давыдова

Источник: Koine

Предыдущая статьяІдеологічний абсурд
Следующая статьяЗАНОВО ОБРЕСТИ ДОВЕРИЕ К ИНСТИТУТАМ¹

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь