Домой Экономика Торможение дракона

Торможение дракона

450

Киев, 19 ноября 2015 года (МинПром, Максим ПОЛЕВОЙ). Несмотря на экономическое замедление Китая и других emerging markets, говорить о новой волне глобального кризиса пока преждевременно. При этом Пекин по-прежнему заинтересован в Украине и готов в нее инвестировать, если не помешает инертность официального Киева.

Состоявшийся недавно V пленум ЦК Компартии Китая рассмотрел проект 13 пятилетнего плана социально-экономического развития страны, рассчитанный на 2016-2020 годы. План должен быть утвержден весной-2016 на очередной сессии Всекитайского собрания народных представителей (парламент) и предполагает такие основные пункты, как строительство общества среднего достатка, а также переориентация экономики с экспорта на внутренний спрос. По замыслу руководителей Поднебесной это будет означать меньший ежегодный рост ВВП, но усилит экономическую устойчивость за счет независимости от колебаний мировых рынков. Китайские эксперты уже называют подобный подход «новой нормальностью».

Не все так плохо

При этом в Пекине рассчитывают на прирост экономики в не менее чем 6,5% в год. О необходимости таких темпов роста на ближайшие годы уже заявил и президент КНР Си Цзиньпин. Это заметно меньше, чем в последнее десятилетие, когда отмечалось около 10% годовых. А на 2015 МВФ и вовсе прогнозирует лишь 3,5%. Это связано с замедлением развития реального сектора, спадом экспорта на 40-50% ввиду слабости рынков сбыта и сложившимися в экономике Китая системными дисбалансами. Так, в последние пару лет в стране активно росли вложения в недвижимость, в том числе биржевые и со стороны физлиц, и этот перегрев стал важной причиной летнего фондового кризиса. При этом в Поднебесной существует огромный теневой рынок взаимного кредитования, официально именуемый «социальное финансирование», говорит экономист Юрий РОМАНЕНКО. На этом рынке действуют как физлица, так и компании.

Кроме того, высокие темпы роста ВВП обеспечивались крупными инфраструктурными проектами и инвестициями в промышленность. Импорт значительного количества промышленного сырья сделал Поднебесную драйвером цен на него и поддерживал многие экономики третьего мира за счет закупки сырьевых материалов. Теперь этот фактор ослабевает, что не может не сказываться на общей конъюнктуре развивающихся рынков.

Все это породило у инвесторов мира завышенные ожидания, что китайский рост останется на максимальных уровнях еще много лет. Однако он замедляется, и Пекину придется приложить усилия для поддержания его на целевом уровне. Ключевой задачей тут действительно будет стимуляция внутреннего спроса, в распоряжении которого сегодня значительные свободные средства – вывоз капитала из КНР ограничен, проценты по депозитам – ниже уровня инфляции, и владельцам приходится искать точки приложения на внутренних рынках. Собственно, это и стало главной причиной фондового пузыря и позволяет считать, что властям удастся получать желаемый рост ВВП. Не зря сделан акцент на среднем достатке, то есть формировании стабильного среднего класса, обеспечивающего внутреннее потребление.

Поэтому ряд аналитиков называет преждевременными разговоры об охлаждении Китая как начале новой волны глобального экономического кризиса. У его экономики большой огромный запас прочности, и Пекин готов идти на серьезные меры для поддержания стабильности, продолжает Ю. Романенко. Это показали и летние месяцы, когда только на борьбу с биржевыми проблемами было выделено до 500 млн долл. А золотовалютные резервы КНР составляют 3,5 трлн долл.

Глобальные эффекты

Безусловно, миру придется приспосабливаться к отсутствию почти уже привычной экономической поддержки со стороны Китая, да и в целом ведущих развивающихся стран. Например, допускается, что китайская выплавка стали будет падать как минимум до 2020 года и к тому моменту сократится на 5% к 2014, когда был поставлен рекорд в 822,7 млн тонн. Это ослабляет перспективы рынков сырья в среднесрочном периоде.

Вероятно, в дальнейшем мировыми локомотивами роста снова станут США, Евросоюз и отдельные государства Юго-Восточной Азии, прогнозирует вице-президент Центра исследований корпоративных отношений Вячеслав БУТКО. И добавляет, что сегодня пытаются провести аналогии с ситуацией 2007-2008 годов, то есть с началом глобального кризиса. Однако аналогии, да и то частичные, можно найти лишь по трем пунктам. Первый – удешевление нефти, но если тогда она дешевела ввиду кризиса спроса, то теперь – из-за бума сланцевой добычи и борьбы за рынок между различными странами. Притом, уверен специалист, дешевые энергоносители и сырье сейчас стимулируют динамику несырьевых экономик.

Второй фактор – девальвация валют emerging markets, особенно так называемых сырьевых валют. Однако это происходит на фоне слабых цен на промсырье и потому неудивительно. Наконец, третье – падение курсов акций, начиная с той же Поднебесной, но при этом происходит в том числе высвобождение инвестресурса, поскольку многие игроки выходят из ценных бумаг, комментирует В. Бутко. Данный ресурс может быть использован в реальном секторе, включая высокотехнологичные инновационные проекты, и тем самым делать международную экономику более стабильной. Экономист говорит: «Есть такая шутка: из двух последних экономических кризисов авторитеты предсказали семь. Рано говорить, что мы находимся на пороге новой волны кризиса». В 2015 году ВТО ожидает роста мировой экономики на 3,3%, а в следующем – на 4%, что не дает повода говорить о новой стагнации и тем более рецессии.

Как это все отразится на Украине? По ней пока что не ударит новый внешнекризисный шторм, но низкие цены на сырье и промышленные полуфабрикаты загоняют страну в тенета жесткой экономии со значительным дефицитом средств на проекты развития. А, кроме развития, предстоит ликвидировать последствия войны на Донбассе, которая, впрочем, еще не завершена окончательно. Одним из плюсов в такой обстановке является возможность привлекать зарубежные кредиты, в частности из капитала с фондовых рынков. Причем вложения в отечественные проекты остаются высокорисковыми (и во многом высокодоходными), привлекая любителей вкладываться в рисковые активы.

Не растерять возможности

Что же до прямой торговли с КНР, то она зависит и от кризисного состояния украинской экономики. Но за 8 месяцев этого года наш экспорт в Китай удалось увеличить на 4,8%, до 1,9 млрд долл. Больше всего выросли поставки зерновых – почти в 4,9 раза, до 659,2 млн долл. Эта товарная подгруппа по объемам почти достигла уровня рудного сырья, поставки которого в январе-августе уменьшились на 38,8%, до 700 млн долл. Возобновился и металлоэкспорт, составивший 17,9 млн долл. (за 8 месяцев 2014 он практически отсутствовал). Есть подвижки и по машиностроительной продукции: скажем, по подгруппе 84 УКТ ВЭД «Реакторы ядерные, котлы, машины» поставки выросли на 27,7%, до 61,5 млн долл.

Вероятно, в 2016-2017 экспорт будет стабилизироваться и расти, особенно по направлениям продовольствия, металлургических и химических полуфабрикатов. К сожалению, Украина остается преимущественно сырьевым экспортером, и Киев выступает за развитие этого направления поставок. Так, регулярно говорится о необходимости наращивать экспорт агросырья, тогда как готовым продуктам питания уделяется меньше внимания. Впрочем, как можно заметить, отечественные машины и оборудование тоже пользуются спросом, и здесь также можно ожидать позитивной динамики.

В свою очередь, импорт из Поднебесной за тот же период уменьшился на 32,2%, до 2,3 млрд долл. В частности, сильно просели поставки электрооборудования (минус 31,5%, до 454,7 млн долл.), занимающего значительную часть в импортной структуре – 19,4%. Зафиксирован спад и по целому ряду других подгрупп, от промсырья до игрушек, что связано с обвалом потребительского спроса. Однако в целом импорт недорогих китайских товаров, уже много лет присутствующих на самых разных отечественных рынках, от одежды до промсырья, непременно продолжится, а его динамика будет привязана к состоянию украинской экономики. В современных условиях Пекин особенно активно борется за любые сбытовые каналы, а через территорию Украины, в том числе порты, возможна еще и контрабанда в соседние государства, от СНГ до ЕС.

Кроме того, китайцы не отказываются от перспективных проектов влияния за рубежом, продолжая кредитовать выгодные себе страны и инвестируя в их экономику. Это касается и Азии-Африки, и Европы, включая Украину, Беларусь и другие постсоветские республики. Один из крупнейших проектов КНР – евроазиатский транспортный коридор «Новый шелковый путь» (см. статью «Шелковые сны»), также допускаются вложения в отечественный АПК, энергетику (включая газозамещение), локальную инфраструктуру. В целом к 2020 году инвестиции Китая за рубежом должны превысить 500 млрд долл.

Однако для привлечения подобных капиталовложений нужны комплексные усилия со стороны Киева, а не почти полное отсутствие каких-либо действий, как сейчас, сетует эксперт по экономической политике Виталий Кулик. «Власть сменилась уже полтора года назад, экспорт слабнет, но Кабмин не усиливает представительство экономических интересов страны на внешних рынках, даже на таких важных, как КНР. Делаются разрозненные шаги, что-то предпринимают отделы по экономическим вопросам в составе посольств, но целостной политики не просматривается. Восстановление автономных торгово-экономических миссий, создание Экспортно-кредитного агентства – все это остается на словах. Это очень странно на фоне регулярных заявлений власти о том, что крайне важно поддерживать и развивать экспорт. С таким подходом можно растерять все возможности, которые пока что есть, и уж тем более не создать новых. Это касается и сотрудничества с Китаем», – заключает аналитик.