Домой Социум Работа, семья, Wi-Fi

Работа, семья, Wi-Fi

53

Едва ли гиганты цифровой индустрии могли предположить, что однажды их представление об обществе пройдёт столь широкомасштабную проверку в естественных условиях в связи с санитарной необходимостью. Но так уж случилось, что на протяжении нескольких недель производители и потребители были вынуждены решать все свои дела, сидя перед монитором компьютера. Без него не обходилось ни в тех случаях, когда речь шла об учёбе, ни в развлечении, ни в вопросах здоровья.

6 мая 2020 года в вечернем выпуске новостей на канале France 2 прозвучала замечательная новость. На пятидесятый день карантина во Франции, когда в стране свирепствовала эпидемия Covid-19 и остро ощущался недостаток санитарных средств, мэрия Парижа сообщила, что она наконец начинает бесплатную раздачу масок в 906 столичных аптеках.

Но получить их можно будет лишь при одном условии, предупредила ведущая программы Анн-Софи Лапи: нужно «записаться через Интернет», затем скачать купон, распечатать его или показать провизору на экране электронного устройства, и таким образом стать обладателем защитного средства, использование которого остаётся обязательным для пассажиров общественного транспорта.

Феномен, который и до пандемии коронавируса стремительно развивался в нашем мире, теперь приобрёл мощь тропического урагана, увлекая за собой всех без исключения в тот новый мир, который называется «сплошной Интернет». Бесконтактное общение прошло проверку в реальных условиях. Вчера таким образом можно было зарегистрироваться в качестве безработного, получить удостоверение личности, вид на жительство или документы на машину. Сегодня стало возможным, не вставая со стула перед компьютером, записаться на получение базовых средств санитарной защиты, а также работать, заниматься своим здоровьем, организовывать досуг, обучение и даже семейную жизнь.

Как сообщает Médiamétrie, компания, специализирующаяся на измерении аудитории и изучении использования аудиовизуальных и цифровых медиа во Франции, в период с 17 по 31 марта 2020 года время, ежедневно проводимое французами во Всемирной паутине, составляло 2 часа 50 минут, что на 36% больше, чем в марте 2019 года (а перед телевизором в период с 17 марта по 26 апреля французы проводили в среднем 4 часа 41 минуту в день: за год этот показатель вырос более чем на треть).

Преподавателям приходилось проводить занятия для своих учеников по ту сторону монитора, врачи поневоле освоили формат видеоконсультаций, административные сотрудники более или менее успешно перешли на работу в Интернете, а руководство приучали студентов к мерам по наблюдению за дистанционными экзаменами. (1) Одним словом, виртуальная среда заняла такое большое место в повседневной жизни французов, что обладание гаджетом, подключённым к Интернету, стало как никогда насущной необходимостью.

Без него не забрать в аптеке маску, не проконсультироваться с врачом, не выполнить профессиональные обязанности в удалённом режиме (а в период самоизоляции на такой формат перешёл каждый четвёртый работающий француз), не получить доступ к личному кабинету по социальным пособиям, пенсиям, к своему банковскому счёту.

Купить билет на поезд, чтобы отправиться в путь после карантина? Без Интернета это тоже невозможно. 7 мая Французские железные дороги (SNCF) и власти региона О-де-Франс сообщили о запуске новой системы купонов, работающей по принципу обычной очереди, которая позволяет купить билеты на региональные поезда, отправляющиеся в Лилль или из него с 11 мая.

Получить купоны на вокзале нельзя… они есть только в Интернете. Прологом к сложившейся ситуации послужило сокращение почти пяти тысяч рабочих мест (кассиров, сотрудников справочных служб и т. п.) во Франции за десять лет (только в 2019 году их количество уменьшилось на тысячу), (2) когда на смену людям пришли автоматы и цифровые приложения. Человек, который не имеет смартфона, не умеет обращаться с Интернетом или просто не желает быть постоянно онлайн, подвергаясь опасности цифровой слежки, окажется в изоляции, находясь в обществе, где почти всюду получит отказ.

Между там, таковы установленные и признанные властями факты: тех, кто «не дружит» с Интернетом, во Франции очень много. В 2019 году более чем один взрослый француз из пяти признавался, что ему непросто взаимодействовать со Всемирной паутиной: это явление получило ненаучное название «цифровой безграмотности». (3) Свыше 15% людей в возрасте 15 лет и старше в 2019 году не выходили в Интернет, 38% пользователей признаются, что им недостаёт знаний как минимум в одной из базовых отраслей компьютерной грамотности, так что для них мир оказался на пути к новой самоизоляции. (4)

30 марта 2020 года правительство Франции, которое по-прежнему намерено к 2022 году перевести все государственные услуги в цифровой формат («Государственный проект-2022»), посоветовало французам, неуверенно чувствующим себя во взаимодействии с Интернетом, заглянуть на Solidarité-numérique.fr, новый сайт, созданный объединением Mednum, на который, к счастью, можно обратиться и по номеру телефона. Что это – последняя уступка перед тем, как целые слои населения будут брошены на произвол судьбы?

Несколькими неделями ранее госсекретарь по цифровым технологиям Седрик О заявил о троекратном увеличении бюджета на «цифровые пропуска» (платёжные документы на обучение), и теперь он составляет 30 миллионов евро, то есть около 2 евро на каждого, кто не отличается компьютерной грамотностью. Эту жалкую сумму должны поровну разделить между собой государство и органы местного самоуправления, чтобы сократить неуклонно расширяющуюся пропасть в цифровизации населения. Преодолеть эту пропасть с течением времени всё труднее, если учитывать ещё и мечту сохранить здоровье.

«Проверка в реальных условиях для медицины будущего».

Ещё до объявления всеобщей самоизоляции стиль жизни под названием «Интернет повсюду» стал частью повседневной реальности доктора Тибо Занинотто из Парижа. В конце 2019 года этот бывший интерн ещё работал, по его выражению, «на передовой» в отделении скорой помощи одной из крупных парижских больниц. То, что он там видел, его «совершенно деморализовало». «70-летние пациенты по два, а то и четыре дня лежали в одиночестве на носилках в коридоре, и если им удавалось получить стакан воды, это можно было считать чудом.

Что уж говорить о дешёвом и морально устаревшем оборудовании… Мы не только тратили очень много времени на поиск свободных коек, но ещё и должны были чуть ли не по десять часов в день проводить перед компьютером, чтобы вносить в него информацию о каждом совершённом медицинском шаге». В декабре этот 30-летний врач решил уйти из скорой помощи и заняться частной практикой.

Четыре месяца спустя всё рухнуло: доктор Занинотто оказался пленником мониторов… и вируса. «Я подхватил Covid-19», — сказал он нам в начале апреля 2020 года во время разговора по видеосвязи, ещё не оправившись от двухнедельной борьбы с болезнью. Едва выздоровев, доктор сразу же согласился заменить своего коллегу в XVIII округе Парижа. Через две недели после начала карантина он уже проводил 60-70% своих приёмов онлайн при помощи видеокамеры на частном сайте Doctolib – крупнейшем во Франции ресурсе, предназначенном для записи к врачу и получения консультаций в дистанционном режиме. «Никогда не думал, что стану так работать.

Не хватает душевной теплоты, клинического наблюдения за пациентом, но в сегодняшних условиях это неплохо, ведь невозможно полностью защитить кабинет [который он делит с несколькими коллегами] от проникновения микробов – из-за кодового замка, дверных ручек и т. п.»

Но одна деталь обратила на себя внимание доктора Занинотто, когда видеоконсультации уже стали для него обычным делом: «Несколько дней спустя у меня возник вопрос: а где же больные старше 50 лет? Их просто нет. Я не вижу их на мониторе. Сейчас средний возраст моих пациентов колеблется от 25 до 30 лет: это люди, которые уверенно пользуются приложениями и технологией видеосвязи». Он открыто говорит о том, что происходит «социальный отбор», а также проводит параллель между популярностью сайта Doctolib и «нескончаемыми очередями» перед кабинетами врачей в его квартале, которые продолжают принимать без предварительной записи.

Обнаружить отит, диагностировать воспаление, вылечить простуду… «Разве я могу точно увидеть на мониторе, какой оттенок имеет задняя стенка горла моего пациента или его воспалённое среднее ухо? Любой монитор искажает цвета. Чтобы поставить диагноз, я стараюсь задавать больному побольше вопросов. Думаю, со временем люди привыкнут. Это проверка в реальных условиях для медицины будущего, и на сегодняшний день выбора у нас нет», — говорит он, внимательно вглядываясь в вебкамеру. «С технической точки зрения система работает вполне исправно, — охотно признаёт доктор Занинотто. – И, конечно, это намного лучше, чем устаревшее компьютерное оборудование, которое используется в государственных больницах Парижа».

В самом деле, сайт Doctolib контрастирует с той организованной разрухой в бюджетных лечебных учреждениях, которая возмущает нашего собеседника. По данным фонда медицинского страхования, за последнюю неделю марта 2020 года количество онлайн-консультаций во Франции приблизилось к полумиллиону, тогда как за весь 2019 год оно составило… шестьдесят тысяч. Портал Doctolib – стартап, созданный благодаря государственной поддержке и усилиям бизнес-инкубатора Agoranov и достигший «высшего уровня» (он оценивается более чем в миллиард евро), за время самоизоляции стал платформой для двух с половиной миллионов консультаций в режиме видеосвязи.

Сайт Doctolib, который финансируется за счёт взносов, выплачиваемых врачами (129 евро в месяц), в конце 2017 года объединял тридцать тысяч медицинских работников, количество его посещений достигало двенадцати миллионов. Полтора года спустя, в мае 2019 года, на нём были зарегистрированы уже восемьдесят тысяч врачей. За месяц количество посещений сайта и его мобильного приложения составляло около тридцати миллионов.

В начале апреля 2020 ежедневное количество онлайн-консультаций увеличилось с тысячи до ста тысяч. Этот сервис был запущен в январе 2019 года, плата за пользование им составляла 79 евро, но с началом санитарного кризиса он временно стал бесплатным. «Посещаемость ежечасно возрастает», — сообщил в интервью журналистам Станислас Нио-Шато, один из основателей и президент портала Doctolib, по словам которого «после окончания эпидемии коронавируса 15%-20% врачебных консультаций во Франции будут проводиться дистанционно». (5

Несомненно, со временем Doctolib станет хорошим подспорьем в медицинском обслуживании регионов, страдающих от недостатка врачей и больниц. Вполне вероятно также, что за время карантина банковский счёт его молодого руководителя существенно пополнился. В 2018 году этот бывший чемпион по теннису, в своё время «вкалывающий», (6) вместе с другими основателями проекта вошёл в рейтинг обладателей самых крупных состояний во Франции по версии журнала Challenges.

В вопросах, касающихся банковских и личных данных и информации медицинского характера, перед страховщиками, рекламными агентствами, правоохранительными органами и интернет-магазинами открываются большие возможности. Миллионы французов, обращаясь за консультациями на портал Doctolib, дают им в руки настоящее богатство — подробную информацию о состоянии своего здоровья (историю консультаций, полученные рецепты, номер телефона и электронный адрес).

21 апреля 2020 года правительство издало постановление, согласно которому Национальный фонд медицинского страхования и Health Data Hub — новая платформа в области здравоохранения, функционирующая на базе искусственного интеллекта и запущенная лично президентом Эммануэлем Макроном с подачи доклада Виллани — получили право собрать солидный объём информации о пользователях в период самоизоляции «исключительно для того, чтобы упростить использование данных об их здоровье в целях организации срочной медицинской помощи и повышения информированности о Covid-19». (7)

Новояз должен быть понят на интуитивном уровне.

Одна маленькая деталь: эта платформа, на которой можно найти документы по медицинскому страхованию, счета из больниц, справки о смерти, сведения медико-социального характера об инвалидах и образцы финансовых документов для возмещения расходов дополнительными личными медицинскими страхованиями, находится в «облаке» для хранения цифровых данных, которое принадлежит американской компании Microsoft, в конце 2018 года получившей во Франции сертификат «хостинг-провайдера».

Согласно так называемому Cloud Act (Закону о «цифровом облаке»), правоохранительные органы и разведывательные службы США могут получить доступ к информации, хранящейся на сервере. (8)Национальная комиссия по информатике и свободам выразила обеспокоенность таким положением дел в письме от 23 апреля, но правительство не разделяет её опасений. Понятно, почему руководители предприятий в сфере «хайтек» из Франции и других стран ежегодно собираются в Версальском дворце на форум «Choose France» («Выбирайте Францию»), организуемом Елисейским дворцом.

Государственные услуги, здоровье, развлечения… Большинство сфер нашей жизни в период пандемии Covid-19 оказались охвачены «всеобщей цифровизацией». Режим самоизоляции предоставил удобную возможность для широкомасштабного эксперимента по созданию бесконтактного общества, которая была опробована в образовании. Французские учителя уже сейчас должны использовать в ходе занятий «цифровое рабочее пространство», которое, согласно определению министерства образования, представляет собой «изменяемую и расширяемую совокупность встроенных, подключённых, интерактивных сервисов».

Вот уже несколько лет родители учащихся имеют возможность в онлайн-режиме следить за оценками и домашними заданиями своих детей. С началом эпидемии количество требований и условий многократно возросло. При этом считается, что новояз, содержащий десятки незнакомых слов, все должны понимать на интуитивном уровне.

Как рассказала преподавательница одного из французских архитектурных училищ Ясмина Б., не пожелавшая назвать свою фамилию, «в марте 2020 года руководство учебного заведения в рекордно короткие сроки подготовило для нас пояснительную записку по использованию новых технических средств обучения, понять которую оказалось совершенно невозможно. В ней содержались такие слова как «педаготека», упоминались новые программы, например, Moodle, доступная через BigBlueButton, сервис Renater.

При проведении видеоконференций в малых группах мы должны «делиться экранами», «снимать с публикации оффлайн видео», «форвардить PDF» своим ученикам и т. п. Это просто невозможно читать». «Для того чтобы понимать присылаемые документы, нам стоило бы пройти специальное обучение», — с иронией говорит она.

Успешность дистанционного образования сильно зависит от качества собственных электронных устройств, которыми пользуется учитель, и к тому же её очень трудно отследить. Уроки превращаются в сериал, просмотр которого ученик может остановить в любой момент и возобновить когда угодно.

«Ультрасовременные технологии мешают нам сосредоточиться на главном, то есть на содержании курса и на учениках, — с сожалением говорит эта учительница, которая всерьёз задумывается о том, чтобы уйти из профессии и больше не вспоминать о цифровых приложениях. – Теперь мы вынуждены проводить всё время за компьютером. Мой мозг отказывается работать в таком режиме. Да, нам пора осознать, что мы имеем дело с «цифровым поколением», с «миллениалами», которые отлично владеют компьютером, а нам приходится их догонять!»

В глобальном масштабе онлайн-образование увеличивает неравенство среди учеников. «Из-за пандемии Covid-19 школьники и студенты не имели возможности посещать занятия, а между тем около 826 миллионов человек, то есть почти половина учащихся, не имеют домашнего компьютера, а 43% из них (706 миллионов человек) не могут выходить в Интернет, находясь дома, в то время как в подавляющем большинстве стран для обеспечения непрерывности учебного процесса используются дистанционные образовательные технологии», — сообщают эксперты специализированного учреждения ООН по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) в документе от 21 апреля 2020 года.

По данным французского института статистических исследований Insee, 19,2% французов в возрасте от 15 до 29 лет жалуются на недостаток знаний как минимум в одной области (информатика, коммуникация, программное обеспечение или решение задач). У каждого учителя есть на этот счёт своя забавная история: у одного ученик «вносит всё содержание письма в строку «тема»», у другого – «открывает новый диалог при ответе на каждый вопрос педагога», не говоря уже о тех, кто щедро ставит «лайки» («мне нравится») в Facebook, но до сих пор не научился «прикреплять файл к электронному письму». Госпожа Б. уверена только в одном: «Работы у нас прибавилось, а времени на личную жизнь стало меньше».

«Непрерывность педагогического процесса сомнительна».

Больше всех выиграли от этой генеральной репетиции нового мира стартапы и гиганты цифровой индустрии, руководители которых регулярно встречаются в Версале. «То программное обеспечение, с которым нам предлагается работать, по уровню развития находится между мини-АТС и Windows-95, — с иронией говорит Флориан Пети, преподаватель философии в лицее города Санлис (департамент Уаз). – Нас заставляют использовать цифровое рабочее пространство и приложения вроде Iprof [интерфейс для общения между сотрудниками и администрацией], но с первых же дней самоизоляции стало понятно, что это невозможно, так как сети перегружены.

Поэтому я поступил так же, как многие другие преподаватели: попросил своих учеников зарегистрироваться в приложении Slack [американская платформа для «корпоративного взаимодействия», посещаемость которой за февраль-март 2020 года выросла на 350%]», — поясняет он. «Вопрос о сборе информации вызывает обеспокоенность, ведь мы ничего об этом не знаем. Но выбора у нас нет, потому что ради очень сомнительной непрерывности педагогического процесса от нас требуют ежедневно поддерживать связь с учениками в режиме онлайн.

Занятия проводятся в форме тестирования с использованием Google Forms, следовательно, у ученика должен быть аккаунт в Google. И ничего не получается». «Сплошной Интернет» — явление, которое в период карантина ощутил на себе каждый, а процесс развивался стремительно, так что кризис стал своеобразной разминкой.

Это относится и к банковскому сектору, который, как в 1980-х годах, переживает период либерализации. В конце декабря 2019 года житель города Дюнкерка (департамент Нор) архитектор Юго Брику, владелец микропредприятия (раньше этот статус назывался «индивидуальный предприниматель»), получил письмо, в котором ему сообщали о необходимости явиться в банк.

Двумя месяцами ранее это кредитно-финансовое учреждение по электронной почте направило своему 28-летнему клиенту уведомление: «Согласно директиве Евросоюза о платёжных сервисах [так называемая DSP2], уровень безопасности для доступа в ваш личный кабинет будет повышен. В связи с этим при входе в личный кабинет просим вас иметь при себе смартфон для подтверждения операции». Господин Брику – один из тех 23% французов, у кого в 2019 году не было «умного телефона». (9) Поэтому он не смог скачать приложение и авторизоваться, за что и получил замечание.

Придя в банк, он выслушал целую лекцию от работника учреждения. Эта дама пояснила ему, что без устройства, которое можно отследить на определённом расстоянии, а главное – без приложения он больше не получит доступ к своему банковскому счёту, даже если зайдёт на соответствующий интернет-сайт. «Действительно, придя в отделение банка CIC, куда меня вызвали, я увидел целую витрину со смартфонами на продажу.

Но чувство самосохранения подсказывает мне, что не стоит покупать это устройство», — признаётся Юго Брику, который до сих пор, по прошествии полугода и несмотря на самоизоляцию, не собирается покупать «умный телефон». Пока он довольствуется тем, что получает информацию о состоянии своего счёта по почте, но не может ни отправить платёж, ни совершить покупку через Интернет, так как не имеет возможности авторизоваться.

Он также не в состоянии позволить себе такое удовольствие цифровой эпохи как многократная система паролей, не может управлять уровнем своего стресса в соответствии с зарядом аккумулятора в телефоне. По данным исследования, проведённого Cass Business School – бизнес-школы при City University of London, восприятие окружающего мира зависит от уровня заряда батарейки в мобильном телефоне: при 5% оно не такое же, как при 95%. (10)

 «Я не из тех, кто постоянно онлайн, — говорит Юго Брику. – Мне приходится проводить много времени перед компьютером, чтобы работать, развлекаться, отправлять письма и т. д. Из-за этого у меня начались проблемы со спиной. Поэтому я не испытываю ни малейшего желания постоянно носить Интернет в своём кармане. Меня это бесит. По-моему, это просто абсурд: нужно иметь смартфон, чтобы распоряжаться своими собственными деньгами!»

Принятие директивы о платёжных средствах DSP2, официально вступившей в силу в сентябре 2019 года, вызвало такую обеспокоенность у владельцев крупных и мелких интернет-магазинов, а также у их клиентов, не имеющих смартфонов, что введение «повышенных мер безопасности при авторизации», предусматривающих необходимость иметь при себе смартфон, было перенесено Европейской банковской организацией на конец 2020 года. И хотя день «Х» отсрочен, перспектива остаётся той же: всё должно делаться при помощи смартфона, если только банки не разработают надёжную альтернативную систему аутентификации, а об этом, похоже, речи пока не идёт.

Юго Брику, живущий на своей семейной ферме в Брукерке (департамент Нор), – один из тех 18% французов, чей дом расположен в «малонаселённой местности», где заканчивается телефонный кабель и нет возможности пользоваться высокоскоростным Интернетом: в таком же положении находятся жители 22 500 сёл и деревень на 63% территории. (11

Решение только одно: ежемесячно платить 30 евро за «устройство 4G», преобразующее мобильную сеть в полосу пропускания сигнала для компьютера». По другую сторону от двора Юго располагается дом его родителей, Жаки и Анни, которые превратили своё хозяйство в образовательную ферму. «Им ещё хуже, — говорит господин Брику. – Они фактически лишились доступа к своему банковскому счёту».

В период самоизоляции мы с ними связывались по телефону. Для этих супругов лет шестидесяти, умело работающих на земле, год начался с неприятного известия: теперь они не могут получить доступ к счёту своей образовательно-экологической организации «Ослиная ферма» в банке Crédit Mutuel. Так же, как и их сын, эти люди не имеют ни смартфона, ни приложения, которые позволили бы им «осуществить безопасную аутентификацию».

Это обстоятельство усложняет жизнь супругов, имеющих одного наёмного работника и регулярные финансовые потоки. Господин Брику-старший упоминает о «развернутой ими кампании по поддержке иммигрантов, достигших совершеннолетия, которые получают деньги на оплату жилья» в этом регионе.

Он имеет счёт в отделении банка Crédit Mutuel в Бурбуре, в десяти километрах от дома. Недавно он получил от сотрудника банка такой совет: «Вам всего лишь нужно попросить, чтобы ваша ассоциация приобрела вам смартфон». «Хорошо ещё, что пока нам отправляют выписки со счетов по почте, — вздыхает он. — Единственное, что можно сделать, чтобы получить очную консультацию, это узнать часы работы нашего консультанта и прийти в офис в это время. Мы вернулись к тому, что было сорок лет тому назад: тогда тоже всё делалось сотрудниками в отделении банка… »

Но офис Crédit Mutuel в Бурбуре, как и многие другие отделения банков во Франции, в этом году прекратит работу. «Пользуйтесь возможностью, пока ещё можно что-то сделать без предварительной записи», — сказал ему сотрудник банка незадолго до введения карантина. За период с 2009 по 2016 годы во Франции закрылись 14,9% отделений банков – такую информацию, полученную от Французской банковской федерации, приводит газета Figaro от 15 марта 2019 года. В отделении банка CIC, куда был вызван Юго Брику, окошко операциониста закрылось ещё в прошлом году, так что клиентов, которые не записались заранее, просто не пускают на порог. Похоже, это последний этап перед полным закрытием офиса.

«Всё это вводится в приказном порядке: дистанционная медицина, подача налоговых деклараций через Интернет, онлайн-образование, подтверждения при помощи QR-кода [сканируемой пиктограммы]… Это позволяет властям узнать о людях абсолютно всё: где и кем работает каждый из нас, какие доходы и социальные пособия получает; как на ладони оказываются и наши банковские счета, и наше географическое положение, и т. д. Скоро только смартфон будет обеспечивать доступ ко всему.

Очень мрачно всё это выглядит», — размышляет господин Брику-отец и заодно вспоминает историю с медицинским осмотром, пройти который в 2019 году предложил ему фонд социального страхования. «Чтобы воспользоваться этой возможностью, надо было зарегистрироваться на Doctolib… Государственные службы пользуются этими приложениями, чтобы экономить на услугах секретарей и выводить на аутсорсинг всё, что можно». После небольшой паузы наш собеседник продолжает: «Мы перешли от игры к наручникам.

Наше поколение пользуется всеми благами Интернета, такими как фильмы, блоги, обмен информацией и т. п., а вот что будет с теми, кто придёт после нас?» — рассуждает он, вспоминая и наблюдение через геолокацию, применявшееся в Израиле в период карантина, и систему баллов, действующую сейчас в Китае. (12)

«Впереди – параметрическое страхование».

Директива DSP2 «в финансовых кругах была принята не очень благосклонно», но она представляет собой «первый шаг к открытости банковской информации», — пишет в своём блоге Жюльен Мальдонато, эксперт финансово-аудиторской компании Deloitte, который с оптимизмом смотрит (13) … на перспективы банков. Так же, как легковые и грузовые автомобили, как домашние роботы-пылесосы, банки постепенно должны стать «автономными».

Директива DSP2, принятие которой направлено на борьбу с цифровым пиратством и мошенничеством, ускорит цифровизацию и выведет на рынок настоящий военный трофей: банковские данные. Благодаря этому документу либерального характера, одобренному в 2015 году и вступившему в силу в 2018 г., многочисленные стартапы, которые принято называть «агрегаторами» (Linxo, Bankin и другие), получат доступ к банковским счетам своих клиентов, чтобы предлагать людям более выгодные условия…

На банковском жаргоне это называется «параметрическое страхование», говорит Жюльен Мальдонато и объясняет нам, как оно работает: «Предположим, некий человек часто покупает в магазине возле своего дома продукты питания сомнительного качества (перенасыщенные ГМО), расплачиваясь банковской картой. Агрегатор предложит ему делать покупки в магазине-партнёре, который предлагает биологическую продукцию. Или, например, дама-водитель вынуждена тратить всё больше денег на бензин, а стартап предложит ей купить более экономичную машину».

И так далее. «Банковская информация позволит понять, какие дополнительные покупки могут заинтересовать того или иного потребителя. Рассмотрим пример со страхованием, — предлагает эксперт и приводит два конкретных примера. – Поль – водитель, он три раза в месяц заливает в свой автомобиль полный бак бензина. Для страховщика это означает, что Поль «каждый день за рулём», и он предлагает водителю пройти инструктаж по профилактике аварий для выработки более правильных привычек».

Ещё один пример: «Лора собирается лететь в Таиланд. Она купила билет на самолёт и забронировала проживание через Интернет. Агрегатор рассматривает её как «будущую путешественницу»… и предлагает ей оформить страховку на время поездки за рубеж, а также рекомендует ей те или иные программы туристического страхования».

«Свыше миллиона французов уже имели дело с параметрическим страхованием», — утверждает финансовый эксперт. Может быть, они ещё не «дали согласие на оплату» — об этом идёт речь в третьей части директивы DSP2, сулящей прибыли компаниям из группы Gafam (Google, Apple, Facebook, Amazon, Microsoft). Так называемое self-driving finance («автономное финансирование») даст интернет-гигантам доступ к нашим разговорам через подключённые устройства, оснащённые микрофонами и системами распознавания голоса: Siri – на гаджетах Apple, Alexa у Amazon, а также Google Home и т. д.

Они смогут осуществлять за нас платежи, достаточно будет лишь подтвердить свои намерения при помощи SMS. «С принятием директивы DSP2 Amazon, Google и Apple уже получили лицензию, но пока не пользуются ею», — уточняет Жюльен Мальдонато. Это пролог к миру, в котором деньги будут находиться в постоянном движении, а компьютер станет предугадывать наши желания (и наши покупки) … Главное – иметь доступ в Интернет.

Генеральная репетиция общества в формате онлайн, отбросившая на обочину миллионы граждан, определённо пришлась по душе бывшему главе корпорации Google Эрику Шмидту. Выступая 10 мая в эфире телеканала CBS, он заявил: «За несколько месяцев карантина мы совершили рывок на десять лет вперёд. Интернет так внезапно стал насущной необходимостью. Это чрезвычайно важно для ведения бизнеса, организации наших жизней и для того, чтобы эти жизни проживать».

*****

(1) Cf. Nina Valette, « Rennes : les étudiants vont être télé-surveillés pendant les examens de fin d’année », France Bleu, 5 mai 2020.

(2) Cf. Pauline Damour, « Guichets, tarifs : les usagers de la SNCF au bord de la crise de nerf », Challenges, Paris, 6 juillet 2019.

(3) Чит. « Peut-on encore vivre sans Internet ? », Le Monde diplomatique, август 2019.

(4) Insee Première, n° 1780, Paris, octobre 2019.

(5) « La téléconsultation médicale en plein essor », Reuters, 27 mars 2020.

(6) Cf. Fabien Trécourt, « Stanislas Niox-Château : du tennis de haut niveau à Doctolib », Capital, Paris, 10 juillet 2018.

(7) Cf. Jérôme Hourdeaux, « La CNIL s’inquiète d’un transfert possible de nos données de santé aux États-Unis», Mediapart, Paris, 8 mai 2020.

(8) Cf. Alice Vitard, « Malgré les inquiétudes, le Health Data Hub est officiellement lancé », L’usine digitale, 2 décembre 2019.

(9) « Baromètre du numérique 2019 », Centre de recherche pour l’étude et l’observation des conditions de vie (Credoc), Paris.

(10) Benjamin Ferran, « L’angoisse de la batterie faible », Le Figaro, Paris, 6 октября 2019.

(11) « La couverture des zones peu denses », Autorité de régulation des communications électroniques, des postes et de la distribution de la presse (Arcep), 21 avril 2020.

(12) Чит. Феликс Треге, «Меры безопасности в ответ на санитарный кризис», Мир дипломатии, май 2020.

(13) Julien Maldonato, Marine Bauchère, Elsa Mallein-Gerin et Chloé Dreher, « Ouverture des données : une bonne nouvelle pour les banques, assureurs et leurs clients ! », Blog Deloitte, 29 mai 2019.

Автор: Жюльен Бриго, журналист

Источник: Le Monde

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь