Домой Стратегия Позор шведского королевства

Позор шведского королевства

145

"Пророческая" картинка взята из одного из праворадикальных шведских блогов
"Пророческая" картинка взята из одного из праворадикальных шведских блогов

Максим Банкер

Сенсацией последних парламентских выборов в Швеции стал прорыв в парламент правой радикальной партии Шведские Демократы (SD).

В июне Швеция широко отметила 300-летнюю годовщину правления в стране династии Бернадот. Накануне юбилея, много говорили о том, что празднование призвано способствовать улучшения имиджа королевства. Проблемы образа отметили после недавнего всемирного успеха трилогии Миллениум (автор Стиг Ларсон). Ларсон, по взглядом левый, живописал Швецию как страну, где пруд пруди всякого отребья, в том числе фашистов. Насыщенная программа праздничных мероприятий должна была по задумке ее организаторов вернуть Швеции образ благополучной державы, населенной миролюбивыми, толерантными и почти не пьющими бюргерами.

Но все усилия официальных пиар-технологов оказались напрасными. После оглашения результатов парламентских выборов 19-го сентября стало очевидно, что автор Миллениума был прав – в Швеции фашистов предостаточно. Иначе правые радикалы впервые в истории не прорвались бы в парламент.

Впрочем, фашисты были в шведском парламенте и раньше. Но это были персонажи другого пошиба. В 30-ые годы под влиянием успеха нацистов ряд членов фракции консерваторов записались в ряды ультраправой Национальной Шведской Лиги (SNF), ранее созданной на базе «комсомола» той же консервативной партии.

Вообще в это время коричневое движение цвело в Швеции. Историки насчитали 90 коричневых организаций, действовавших в стране до войны. Кстати членом одной из таких групп — Новое шведское движение был некоторое время Ингвар Камрад (Ingvar Kamprad) — один из создателей мебельной компании IKEA.

Косвенно интересу к нацизму способствовала популярность в Европе расовой арийской доктрины. Среди шведов бытовало мнение, что немцы — арии второго сорта, а вот Швеция является настоящей колыбелью арийской расы. Интересно, что Швеция как и Германия проводила политику принудительной стерилизации душевнобольных и алкоголиков.

Что касается идеологии, то местным наци больше импонировала идеи итальянского корпоративного социализма а-ля Муссолини. После подавления путча Рема в Германии некоторые шведские наци настолько разочаровались в немецкой модели нацизма, что даже заменили свои символику – место свастики занял герб королевского рода Ваза. Окончательно позиции пронемецкой фракции подкосил организованный Германией переворот в Норвегии. Во время войны шведское правительство занимает нейтральную позицию, хотя вплоть до 1944-го оказывает негласную помощь Берлину. Нацисты, как и коммунисты, попадают в разряд политически неблагонадёжных, хотя репрессии против коричневых были куда мягче.

После войны Швеция становится центром «штрассеровского фашизма». Пер Егнлад в 1946-ом году пытается создать на базе своей группы в Мальме координационный центр европейских сторонников Штрассера – Европейское Социальное Движение. Впрочем, большого общественного резонанса затея не имеет. В конце концов шведские штрассеровцы сливаются с остатками SNF, которая на тот момент тоже деградировала до маленькой секты.

Куда больше успех получила группировка Партия Северного Рейха (NRP). Ее, построенная на чистой нацистской эстетике, агитация в 70-ые годы нашла приверженцев среди части молодежи.NRP первой осознала потенциал субкультуры скинхедов. Группу не раз обвиняли в причастности к уличным потасовкам и хулиганским выходкам на межнациональной почве.

Позже на базе Партии Северного Рейха возникают чисто молодежные проекты вроде сети Шторм , групп Рейх Фронт, Белое Арийское Сопротивление. Эти движения — некий шведский подвид Blood and Honour, завязанные на субкультуры скинов и культе насилия. Многие из деятелей перечисленных организаций прошли через тюрьмы за поножовщину с антифашистами или эмигрантами.

Очевидно, что все эти инициативы, помешанные на нацистской традиции, были страшно далеки от простого шведского обывателя. Программа коричневых вызывала у них смех или шок.

В качества примера можно привести Националистический Социалистический Фронт Швеции (NSF), созданный в 1994-ы год. Фронт (его запретили в 1998-ым) выступал за ликвидацию демократичной системы в стране и дотирования семей, где растут » «генетически здоровые дети» (?).

Или другая экзотическая секта — Национальные Демократы – откол от эсдеков. Нацдемы выступают за запрет ресторанов McDonald’s и пропаганды культуры американских черных гетто (музыка рэп).

Перелом в сознании начался в конце 80-ых и стал следствием демонтажа шведской социальной модели. Новые группы безработных быстро нашли козлов отпущения в лице эмигрантов. Одновременно получает известность кампания «Сохраним шведское», активисты которой выступают под внешне нейтральными лозунгами защиты местной культуры.

В 1988-ым лидер компании Михаэль Янсон трансформирует ультраправую тусовку в формат партии, получившей название Шведские Демократы. Это значило ставку на правые популистские лозунги. Чтобы провернуть такой трюк пришлось даже организовать внутри партии «ночь длинных ножей»: исключить из ее фриков, контуженных на почве любви к нацизму и его символике. Впрочем, запрет на глорификацию Третьего рейха распространяется только на внешние акции. Внутри SD культ Гитлера цветет и процветает: члены партии обычно приветствуют друг другу фашистским салютом.

В 1990-ые партия начинает пробовать себя на выборах. Главный посыл избирателю — страх перед эмигрантами и «голубыми». Предлагается фантастический проект репатриации эмигрантов на их историческую родину. Утверждается, что сэкономленных на эмигрантах денег будет достаточно, чтобы улучшить жизнь маргинальных частей населения, пенсионеров и т.д. Что касается гомосексуалистов, то их, по мнению Янсона, надо ограничить в гражданских правах. Тут кроется один курьез – гомафобские лозунги SD находят поддержку средь шведских граждан, исповедующих ислам. Они тоже жутко не любят геев. И это должно смущать произраильскую SD. Во внешней политике партия поддерживает НАТО.

SD впервые заметили после выборов 1996-га, когда они собрали 30 тысяч голосов — столько правые не собирали с довоенных лет. В 2006-ым шведские демократы набрали 2, 9 процентов (проходной барьер в шведский парламент составляет четыре процента). Успех правых широко комментировался в прессе. И вот теперь пройдена следующая ступенька: набрав 6 процентов, партия получила 20 депутатских мандатов

Пока тяжело сказать какие перспективы у Шведских Демократов? Очевидно, что, не будучи в составе правительства, реализовать свои прожекты правые не могут. Кроме того сомнительно, что они в принципе могут быть воплощены в жизнь. Эмигрантов или их потомков в Швеции 14 процентов населения. Как можно репатриировать такую массу народа?

Джими Акессон (Jimmie Akesson) лидер SD полагает, что задача правых в такой ситуации заключается в том, чтобы просто влиять на политическую дискуссию. Но здесь тоже не все так просто. Нынешнее правительство партий правого центра и без помощи Шведских демократов и громкой истерики только за прошлых год урезало квоту эмигрантов на 15 процентов.

В этом плане главные результаты выборов — скорее возвращение в Европу с ее проблемами, предрассудками и конфликтами и… националистическими фриками. Эра шведского социального государства, культурными символами которого были песенки ABBA, повести Астрид Линдгрен, тот же шуточный монарх из династии Бернадот, закончилась.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь