додому Стратегія Политическая и правовая критика QR-кода

Политическая и правовая критика QR-кода

77

Джорджо Агамбен, Массимо Каччари, Джулиано Скарселли

Политическая и правовая критика QR-кода

Речь идет не о том, чтобы занять позицию за или против QR-кода, за или против обязательной вакцинации; речь идет, точнее, о том, чтобы показать критический потенциал и свободу мышления, которые как кажется необходимы для того, чтобы общество могло продолжать называть себя живым и демократическим.

Следует еще раз отметить, что государство не сделало вакцинацию обязательной, поскольку такой выбор, скорее всего, противоречил бы Конституции (постановление Конституционного суда № 307 от 22 июня 1990 года; постановление Конституционного суда № 258 от 23 июня 1994 года; постановление Конституционного суда № 5от 18 января 2018 года), поскольку речь идет о вакцине, которая еще не прошла курс экспериментальной проверки и которая может нанести вред, и даже серьезный вред, тем, кто ее получает, что признается в статье 3 декрета № 44/2021 от 1 апреля 2021 года.

-ads-

Однако государство также хотело достичь результата и пошло на то, чтобы добиться его с помощью косвенного инструмента, а именно QR-кода, который, с одной стороны, побудил очень большое количество граждан пройти вакцинацию, чтобы не быть исключенными из социальной жизни, а с другой стороны, позволил государству не брать на себя никакой ответственности за вакцинацию, поскольку формально она не является обязательной и оставлена на свободный выбор каждого человека.

QR-код регулируется декретами, и на сегодняшний день существует шесть декретов на эту тему (№№ 52, 105, 111, 122, 127 и 139 от 2021 года). Очевидно, что если государство, вместо того чтобы регулировать что-либо, вмешивается в это что-либо каждые 15 дней или раз в месяц, это что-то больше не отвечает принципу законности, потому что оно фактически оказывается брошено на произвол государственной власти, которая дает себе право менять правила в любое время.

Следует также отметить, что распространение QR-кода на работу, университеты и судебную систему не имеет аналогов ни в одной стране Европы.

Кроме того, вакцинация относится к необратимым мерам, поэтому в соответствии со здравым смыслом представляется не возлагать необратимые обязательства на неустойчивые меры, такие как декреты, поскольку обязательства по необратимым действиям не имеют шансов подвергнуться ретроактивному эффекту отмены в условиях неспособности парламента преобразовать декрет в закон.

Парламент, по сути, вообще не принимался во внимание, даже при преобразовании декретов, которые всегда преобразовывались и преобразуются в законы на основе доверия правительству, тем самым избегая какого бы то ни было обсуждения.

Более того, в последних декретах, в частности в декрете №105 от 23 июля 2021 года, больше нет ни ссылок на состояние здоровья, ни на предупреждения научно-технического комитета Министерства гражданской обороны для обоснования необходимости и срочности вакцинации. При этом последние декреты предусматривают отсрочку вступления их в силу.

Например, декрет №105/2021 от 23 июля вступил в силу 6 августа, декрет №111/2021 от 6 августа вступил в силу 1 сентября, декрет №122/2021 от 10 сентября вступил в силу 10 октября, и, наконец, декрет №127/2021 вступил в силу 15 октября 2021 года; как можно сочетать срочность с отсрочкой вступления в силу декрета, понять невозможно.

Право на сохранение врачебной тайны было отменено (ст. 17-бис декрета №27/2020), конфиденциальность персональных данных было отменено (ст. 9 декрета №139/2021), и теперь власти могут получить любую информацию о любом гражданине, в одностороннем порядке определив цель обработки персональных данных, даже при отсутствии закона, предусматривающего это.

Государственные субсидии были предоставлены тем телеканалам и радиостанциям, которые возьмут на себя обязательство информировать граждан от лица государства (декрет от 12 октября 2020 года).

Также был принят закон под названием “криминальный щит” (декрет №44/2021), который предусматривает, что никто, причем не только врачи, не несет уголовной ответственности за смерть или вред здоровью вакцинированных, если вакцина использовалась в соответствии с установленными протоколами. С этого момента смертность в результате применения вакцин стала ненаблюдаемым, юридически несуществующим фактом, по которому не нужно проводить расследование, потому что не существует расследований по фактам, которые не являются преступлением.

Наконец, итальянская имплементация Закона Европейского парламента №953 от 15 июня 2021 года о запрете прямой или косвенной дискриминации как вакцинированных, так и невакцинированных лиц странным образом не содержит фразу “которые приняли решение не проходить вакцинацию” (ou ne souhaitent pas le faire); эта фраза была затем, после протестов, включена 5 июля 2021 года в “Газзетта уффициале” итальянского государства, но не была включена в качестве исправления в первоначальный текст закона.

Поэтому перед лицом этих обстоятельств, прежде всего, всем нам, как привитым, так и непривитым, необходимо следить за тем, чтобы нормы нашей конституции и хрупкий баланс между полномочиями государства, особенно в отношениях с гражданами, не были изменены сверх допустимых пределов.

Пьеро Каламандреи в журнале Il Ponte в 1945 году писал: “Социальная справедливость немыслима, если она не зависит от личной свободы”; и возникает вопрос: живем ли мы теперь в обществе, в котором человек и его свобода все еще находятся в центре внимания?

Источник: IISF

попередня статтяПатрик Стефанини – «талисман правых»
наступна статтяСъезд партии «УДАР»: президентские амбиции Кличко, выборы на 206-м округе, противостояние с Банковой

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ

введіть свій коментар!
введіть тут своє ім'я