Домой Текущие новости Об особенностях асимметричных ответов

Об особенностях асимметричных ответов

197

За последние несколько недель мы имели возможность убедиться, что война смыслов – это та составляющая войны с РФ, отношение к которой мы должны пересмотреть в кратчайшие сроки. В этой ситуации радует только тот факт, что нынешний подход противника к формированию смыслов мало отличается по своему качеству.

Угроза полномасштабного военного вторжения РФ с оккупированных ею территорий Крыма и Севастополя или через участки сухопутной российско-украинской границы дополнялась серьезными вызовами в переговорном процессе в существующих форматах, а также вызовами, связанными с внутриполитическим контекстом России.

Ведь до оглашения послания Путина Федеральному Собранию оставался открытым вопрос: что специалисты АП РФ по вопросам внутренней политики изберут в качестве стратегии для реанимации рейтинга «Единой России» – обещание стабильности или новые «поводы для гордости» в виде очередной «победоносной» войны?

Послание показало, что «Единая Россия» по-прежнему располагает топ-агитатором, а акценты грядущей Думской кампании — социальные выплаты, поддержка наиболее уязвимых слоев населения и секторов, понесших убытки из-за COVID-19. Новая «победоносная» военная кампания – электорально непривлекательна, но это вовсе не значит, что куда-то исчезнет старая. Более того, с уверенностью можно говорить о том, что и она рискует обрасти «быстрыми и асимметричными ответами», на которых акцентировал внимание президент РФ во время своего выступления.

-ads-

Еще с прошлого года мы видим последовательно реализующийся РФ курс «большого союзного государства»: это и создание Межведомственной комиссии по вопросам содействия международному развитию, ускоряющаяся незаконная выдача российских паспортов в ОРДЛО, и попытки заигрывания с темой «общей судьбы» оккупированных Россией территорий Украины, которые она называет то отдельными «республиками» (когда речь идет о пропаганде), то ОРДЛО (когда доходит до собственно российских указов и документов, а также социальных обязательств РФ как оккупирующей стороны).

В начале 2021 года в Донецке мы уже увидели презентацию так называемой доктрины «Русский Донбасс», являвшей собой сорокастраничный документ, местами слово в слово дублирующий содержание взломанной почты Бориса Рапопорта за 2014 г., и старые концепты вроде «Новороссии», которая должна состояться через активное проявление несогласия юго-восточных областей Украины с украинским внешнеполитическим курсом и «последующим выходом из состава государства». При этом, по замыслу авторов «доктрины», так называемые Донецкая и Луганская народная республики остаются отдельными друг от друга образованиями, которые, тем не менее, движутся в одном направлении – к интеграции в РФ.

Декларировалась преемственность «ЛДНР» по отношению к Донецко-Криворожской республике, и осуществлялась попытка провести линию «донецкой и луганской государственности» от V в. и до наших дней (и это не художественное преувеличение).

Презентуя «доктрину», состоящую из старых неработающих идей представителей Управления по приграничному сотрудничеству, главы псевдореспублик заявили, что намерены заниматься поддержкой «русских и русскоязычных граждан Украины», расширив действие «Гуманитарной программы по воссоединению народа Донбасса» с территорий Донецкой и Луганской областей до всей территории Украины.

Во время форума ‘Единство русских: защита прав и свобод’

22-23 апреля к этой концепции вернулись. Новый форум, носящий название «Единство русских: защита прав и свобод», был посвящен «притеснению русскоязычных в Украине» и…намерению оказывать притесненным поддержку от имени квазигосударственных образований. Идея достаточно проста: расширив действие «Гуманитарной программы по воссоединению народа Донбасса», существующей с 2017 года, касавшейся лишь жителей подконтрольных правительству территорий Донецкой и Луганской областей, до поддержки «всех русскоязычных», российские кураторы «ЛДНР» преследуют старые цели – придать этим образованиям субъектность и спровоцировать очередной скандал внутри украинского общества, на этот раз – на языковую тему.

«Гуманитарной программой» предлагается достаточно простой инструмент для такой манипуляции: помимо ветеранов ВОВ (именно этой аббревиатурой пользуются авторы концепции) и других социально незащищенных лиц, одноразовой финансовой выплатой собрались помогать «жертвам языковой дискриминации», но только тем из них, «кто обратился в суд для защиты своих прав и свобод». Важна не столько эта гипотетическая выплата, сколько возможность для самой РФ утверждать, что в Украине якобы дискриминируют русскоязычных, что подтверждают обращения в суды, и ссылаться при этом на данные, предоставленные «государственными органами» псевдореспублик.

И здесь не имеет никакого значения, что по данным самих оккупационных администраций возможностями «Гуманитарной программы» за все годы ее существования воспользовались всего 76 000 человек. Важно лишь создание поля для очередного политического заявления, результатом которого должен стать призыв «договариваться напрямую с представителями республик, которые, к тому же, защищают русскоязычных украинцев», и раздувания конфликта, который был и остается надуманным. Приписывание черт межэтнического конфликта российско-украинской войне – старый прием, реализовать который не оставляют надежд кураторы политической и идеологической составляющей существования ОРДЛО. Из-за очевидного кризиса идей на Старой площади за эту концепцию взялись с новыми силами, но это не повод соглашаться на навязываемую Россией трактовку событий на востоке Украины и в Крыму.

Совершенно очевидно, что это всего-навсего одно из направлений «асимметричных ответов», который собрались давать нам представители РФ. И нам необходимо не ритуально повторять слова Путина, обещая в свою очередь давать ответ «асимметричнее его асимметричного» – нам необходимо действительно это делать. Причем делать это без лишних эмоций и попыток упростить ситуацию в своем сознании.

Эмоциональной реакцией в данном случае может быть попытка поиска виновных в войне внутри самой Украины. Такой подход вполне устроит РФ как агрессора, пытающегося изобразить посредника во всех существующих переговорных форматах, направленных на урегулирование. Асимметричный ответ – внедрить дополнительные гуманитарные инициативы, которые мотивировали бы выпускников из ОРДЛО поступать в украинские университеты.

Мы не должны тешить себя иллюзиями о том, что если сегодня псевдореспублики не были признаны Россией отдельными государствами, а войска РФ не были снова применены для агрессии против нас, то этого не случится завтра или послезавтра. Нам необходимо разрабатывать стратегии для политической, военной и гуманитарной сфер при всех возможных сценариях развития событий.

Украина как сторона обязана показать умение работать с текстом существующих соглашений и максимально задействовать потенциал всех существующих каналов коммуникации с противником. Россия должна понимать, что признание ОРДЛО отдельными субъектами будет означать ее отказ от Минских соглашений, и Украина как сторона не позволит сделать вид, будто с этим документом ничего не произошло.

Нормандский формат должен оставаться основной площадкой для решения политических вопросов, а попытки подменять его ТКГ – бессмысленны и не ведут ни к чему, кроме потери времени. Попытки нарушить существующие договоренности и перейти к террору (а именно о таком намерении России сообщили сегодня представители украинской разведки) приведут к немедленному ответу как в политической, так и военной плоскости. 

Асимметричные ответы требуют принципиальной позиции и отработки всех возможных сценариев. А еще – умения не показывать своих намерений воплощать их в жизнь. Обзавестись этим набором сложно, но никогда не поздно. 

Мария КУЧЕРЕНКО, аналитик

Источник: LB

Предыдущая статьяНовости из США. Среда-четверг, 21-22 апреля 2021
Следующая статья«Они» и «мы». О чём умалчивают социологи?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь