Домой Стратегия «Контрольный выстрел» из Бухареста

«Контрольный выстрел» из Бухареста

101

Виталий КУЛИК,
директор Центра исследований
проблем гражданского общества

Начало марта ознаменовалось шпионским скандалом между Украиной и Румынией. Напомним, что 2 марта Румыния объявила персонами «нон грата» и выслала военного атташе Украины Сергея Ильницкого и его помощника. А уже 5 марта из Украины были высланы военный атташе посольства Румынии Филип Раду и второй секретарь (консул) генерального консульства Румынии в Черновцах Юстиниан Фокша. Предлогом для высылки румынских дипломатов стали «действия наносящие вред национальной безопасности Украины». При этом МИДы обоих стран отказались на официальном уровне комментировать этот инцидент.


Скандал разразился еще в феврале, когда румынские спецслужбы арестовали сотрудника Министерства обороны Румынии старшего сержанта Флоричела Акима и гражданина Болгарии Петара Зиколова (Зикулова) по обвинению в предательстве родины и шпионаже. Румынская пресса писала о том, что, начиная с 2001 г., Аким регулярно передавал через Зиколова секретную информацию, к которой имел доступ по роду службы (компьютерные данные о военных системах связи, частоты работы радаров, карты расположения частей НАТО и пр.), за скромное вознаграждение от $800 до $1000. Дальше эти сведения якобы следовали через украинских дипломатов к российской агентуре в Румынии. Существует также версия, что Аким и Зиколов работали одновременно и на русских и на украинскую разведку. Последнее, скорее всего, и стало главной причиной демарша румынских властей в отношении украинских дипломатов.

Однако, объявление персонами «нон грата» сотрудников посольства является делом чрезвычайным, свидетельствующим о наличии серьезных политических проблем в отношениях двух стран. По словам, экс-главы СБУ Игоря Смешко, такой демарш «может быть свидетельством того, что нарушены нормальные партнерские, соседские отношения, в первую очередь, между специальными службами государств, или это действительно многоходовая комбинация с определенными серьезными последствиями для двусторонних отношений на межгосударственном уровне».

Бывший руководитель Генштаба Вооруженных Сил Румынии, генерал в отставке Михайю Маргарит в интервью румынским СМИ заявил, что «подобные действия могут не только обострить двусторонние отношения, но и создать неблагоприятную ситуацию для развития евроатлантического партнерства в регионе».

Несомненно, что публичность скандала и его мощное информационное сопровождение указывает на наличие более глубоких мотиваций Бухареста. Вряд ли румынское руководство пошло на обострение и без того сложных отношений с Киевом, если бы его целью было пресечение мелкой утечки секретной информации.

Если в отношении высланных украинских дипломатов известно немного (только то, что это кадровые военные, работающие в системе МИД), то Юстиниан Фокша известен украинской публике еще по его предыдущей работа в статусе директора управления по вопросам румын отовсюду Министерства общественной информации Румынии в начале 2000-х. Тогда г-н Фокша активно опекал румынские общественные организации в Украине. Кроме того, уже в должности второго секретаря консульства Фокша выступал одним из «локомотивов» реализации проекта открытия в Черновцах «Кладбище героев», где захоронены почти 400 румынских граждан, погибших в 1944 – 45 гг. во время освобождения Буковины Советскими Армией. А также замечен в чрезмерной активности по предоставлению румынского гражданства украинским румынам Буковины. По мнению черновицких обозревателей, деятельность Фокши, как и всего генконсульства Румынии носило явно наступательный характер и не всегда вписывалось в рамки дипломатических традиций, что создавало определенные вызовы для национальной безопасности Украины и ее территориальной целостности. Украинский МИД и СБУ отказываются комментировать подробности высылки Фокши, однако, по нашим источникам, именно его деятельность в регионе уже давно выходила за рамки функций дипмиссии и в украинских спецслужб накопилось к нему много вопросов.

Главные проблемы, которые возникают в гуманитарной сфере в диалоге Украины и Румынии, имеют свои истоки в прошлых территориальных претензиях к Украине. Нормальному развитию межгосударственных отношений наносит политический вред тенденциозное использование Бухарестом некоторых вопросов истории, в первую очередь — о национально-территориальной принадлежности северной части Буковины, Герцах, Хотинского, Аккерманского, Измаильского районах.

Последовательно осуществляя так называемую политику «маленьких шагов» относительно Бессарабии и Северной Буковины, правящие круги Румынии пытаются интегрировать эти территории сначала в экономическом и культурном планах, а затем и политически. Бухарест пытается сформировать собственное культурное пространство, которое выходит за рамки границ самой Румынии. Эти усилия Бухареста имеют не только гуманитарную составляющую, но и сопровождаются мощным политическим давлением на Киев.

В Украине в местах компактного проживания румын функционируют румыноязычные школы, выходят газеты, действуют университетские кафедры румынской филологии. В Черновицкой области в 2007/2008 учебном году с румынским языком обучения было 83 школы (20 % учеников области). Кроме того существует 15 учебных заведений смешанного типа, которые охватывают 6218 учеников.
В двух из 4-х районов, где компактно проживает румынское население — Герцаивском и Глибоцком, — председателями районных советов избраны представители этого меньшинства. В Герцаивском и Сторожинецком районах представители румынского национального меньшинства назначены главами районных государственных администраций.

Но, несмотря на наличие таких преференций, румынские культурные и национальные общества считают, что Украина препятствует их национально-культурному развитию. Они усиливают давление и на официальную власть Черновицкой области. Например, активисты «Румынского содружества Украины» требуют от руководства области: введение в школах населенных пунктов, где румыноязычное население проживает компактно и составляет более 20%, изучения румынского языка и литературы как обязательных предметов; применение принципа пропорциональности во время кадровых назначений и согласования с представителями румынского общества кандидатур при назначениях руководящих кадров в этих районах; вернуть исторические названия селам Глибоцкого, Герцаивского, Новоселицкого и Сторожинецкого районов Черновицкой области и бессарабской части Одесской области, где компактно проживает румынское национальное меньшинство; обеспечить двуязычные надписи названий населенных пунктов в местах с компактным румынским и смешанным населением области; открыть румынские группы на всех факультетах Черновицкого национального университета (подавляющее большинство всех этих требований — за счет украинского государства).
Интересно, что все эти требования и давление на Украину и власти Черновицкой области происходят в достаточно странных экономических условиях: существует реальный и значительный разрыв между экономическими отношениями Черновицкой области (и Украины в целом) с Румынией и национально-культурными требованиями. Во-первых, у Румынии чрезвычайно слабые внешнеторговые и внешнеэкономические связи с Черновицкой областью (Румыния находится за пределами первой десятки в числе инвесторов и отсутствует среди лидеров во внешнеэкономическом сотрудничестве). Во-вторых, уровень развития многих румынских сел Черновицкой области и соседнего Сучавского уезда Румынии — не в пользу населенных пунктов по ту сторону украинской границы.

Анализ уровня обеспечения образовательных потребностей украинцев Румынии дает основания утверждать о его в целом неудовлетворительном состоянии. Эту оценку подтверждают и данные общего мониторинга, проведенного с 31 октября по 3 ноября в 2006 г. в рамках деятельности Смешанной межправительственной украинско-румынской комиссии по вопросам обеспечения прав национальных меньшинств. На всю Румынию в настоящее время существует единственный украинский лицей им. Т.Г. Шевченко в г. Сигет.

Представители украинского общества неоднократно обращали внимание официальной властей Румынии на тот факт, что происходит насильственная асимиляция украинской общины. В некоторых населенных пунктах, с почти полностью украинским населением, переписи 1992 и 2002 гг. украинцев не обнаружили. Как, например, в селах Ипотешти и Семеничи Сучавского уезда. Вполне понятно, что в таком случае в отмеченных населенных пунктах отсутствуют заведения, направленные на удовлетворение национально-культурных запросов украинцев.

Такая диспропорция в обеспечении прав украинцев в Румынии и наличием значительных возможностей для румын в Украине играет не в пользу нормализации двухсторонних отношений.
Кроме того, после вхождение в Евросоюз Румыния получила новые возможности для реализации своей культурной экспансии в регионе. Так, комиссаром в Еврокомиссии от этой страны стал Леонардо Орбан, который занимается вопросами языков в ЕС и всячески продвигает инициативы по «принуждению» Киева к выполнению положений Европейской хартии региональных языков и языков национальных меньшинств в отношении двухсот тысяч украинских румын, компактно проживающих в Черновицкой области.

Естественно, что в такой ситуации стороны ищут новые возможности для обеспечения продвижения собственных интересов в регионе. Любые возможности «укусить» оппонента, дискредитировать его в глазах европейской общественности выглядят привлекательным инструментом реализации национальной политики. В этом контексте следует рассматривать и нынешний шпионский скандал. Румыния уже успела провести определенную информационную капанию в ЕС по формированию образа Украины, как страны ведущей шпионскую деятельность простив страны-члена ЕС и НАТО, а также не соблюдающей нормы международного права в отношении национальных меньшинств.

Если же абстрагироваться от гуманитарной проблематики украинско-румынских отношений и сфокусировать свое внимание на непосредственно шпионский инцидент, то можно вычленить несколько реалистичных версий произошедшего.

Версия 1. Рука Москвы. Румынские СМИ указывают на то, что первая информация в прессе о шпионских депортациях появилась в российских источниках, с ссылкой на Инну Богословскую. Именно она в день отставки с поста главы украинского МИД Владимира Огрызка с трибуны Верховного Совета первая заявила о демарше Бухареста. Кроме того, румынские следователи еще 2 марта дали утечку информации в СМИ о том, что к шпионскому скандалу имеет отношение Россия. О наличии российского следа заявил и неназванный источник издания «Корреспондента» в СНБОУ. Естественно, что РФ имеет определенный специфический интерес к вооруженным силам Румынии, как страны НАТО. Скорее всего, именно русские были основными потребителями информации сержанта Акима и болгарина Зиколова. Более того, «переведение стрелок» на Украину вполне вписывается в традиционный алгоритм работы российской спецслужбы. Однако, при этом из Румынии высылают не российских, а именно украинских дипломатов. Даже если поверить в версию о их якобы участии в российской шпионской игре в качестве посредников, то удар должен был направлен хотя бы в равной мере против украинского и российского посольства. Но этого не произошло.

Вместо этого мы наблюдаем поразительное сходство подач информации российскими и румынскими СМИ о недружественных действиях украинской стороны, наличии противоречий у Киева и Бухареста, а также критика курса Украины на вступление в НАТО. Похоже, что в румынской и российской стороны наметилось согласование интересов по международному «моканию» Украины.
Версия 2. «Контрольный выстрел». Во-первых, необходимо учитывать фактор недавнего решения Гаагского суда по вопросу острова Змеиный. Несмотря на кажущийся выдержанный и объективный характер решения Международного суда по разделу исключительных экономических зон на шельфе Черного моря, Украина явно проиграла в этом вопросе. Да, мы отстояли статус Змеиного как острова (румыны настаивали, что это скала и потому шельф нам не принадлежит). Но, на сам клочок суши Бухарест никогда серьезно и не претендовал. Его все время интересовал нефтеносный и газоносный шельф вокруг острова.

По словам председателя правления ГАК «Черноморнефтегаз» Игоря Франчука, «согласно решению Гаагского суда Украина вместе с потерей территории потеряла разведанные запасы газа, на что было потрачено 35 миллионов гривен из государственного бюджета. Для того, чтобы подтвердить наличие газовых ресурсов на отошедшей к Украине территории, надо еще бурить параметрические скважины. Для того, чтобы понять, что мы потеряли и приобрели в результате деления территории необходимо сделать детальную сетку, и по выявленным структурам бурить скважины. Пока говорить о конкретных запасах предполагаемых запасов газа невозможно. На сегодня есть конкретная потеря территории, и по-моему несправедливо. Раздел должен быть хотя 50% на 50%, но не 80% на 20% не в пользу Украины. Максимум, что может сегодня получить Украина – продать румынской стороне геологическую информацию, которая уже получила, чтобы хотя бы компенсировать затраты. Но румынам Украина практически не нужна – у них есть технологии, они активно привлекают крупные международные компании, которые выполняют все необходимые работы. Мы, к сожалению, пока на месте стоим». Таким образом, Киев таки больше потерял, чем приобрел.

Во-вторых, Змеиный является не единственным болевым вопросом отношений Киева и Бухареста. Румынская сторона резко активизировала деятельность по устранению Украины как конкурента на 7-м Международном транспортном коридоре в Нижнем Дунае. Ее дипломатия продолжает эффективно эксплуатировать тему экологии с целью введения в заблуждение мировой общественности. Причем речь идет о перераспределении финансовых потоков на транзитных участках в интересах Румынии.
В результате дипломатических действий Бухареста Киеву уже «перекрыли кислород» в вопросе строительства канала Дунай – Черное море. По словам эксперта по вопросах транспортной политики Александра Арбузова, Украине придется выполнять уже пройденную процедуру, предусмотренную конвенцией Эспоо, повторно: проведение экологического мониторинга, организация общественных слушаний, двусторонние консультации и прочее. При этом несложно предположить, что румынская сторона будет еще более изощренно противодействовать этой работе. В лучшем случае на это понадобится два года. А чтобы полностью выполнить решения, принятые в мае 2008 г. в Бухаресте, мы должны прекратить работы на гирле Быстрое. В 2005-2006 годах из-за остановки проекта только прямые экономические убытки составили 269,2 млн. грн.

В то же время, сама Румыния продолжает строительную работу на Дунае. Во второй половине в 2007 г. Бухарест начал реализацию «Плана организации территории Дунайской дельты (Master Plan)», в соответствии с которым предусмотрено строительство новых искусственных каналов и расчищение уже существующих протоков «…для потребностей судоходства на внутренних водных путях по Дунаю от 1072 километра вниз к Черному морю…». При этом в документе четко отмечены и места — это каналы река-море «Сулина», «Чернавода», «Георгиевский». На данные работы Министерство окружающей среды и водных путей Румынии предусмотрело около 7 миллиардов лей (это более 3 млрд долларов США).

Заслуживает внимание тот факт, что румынская «Программа развития дельты Дуная» под общей формулировкой «организации территории» предусматривает строительство 27 новых портов, 5 новых железнодорожных и 12 автомобильных мостов, 13 новых пунктов Ro-ro переправ в портах Сулина, Тульча, Галац, Блаила, Калараш и так далее. Впрочем, не забыт и туристический бизнес. Для привлечения европейских граждан в Биосферный заповедник Дельты Дуная соседи готовы потратить порядка 6 миллионов долларов.

Эти действия румынской стороны входят в прямое противоречие с Конвенцией Эспоо. В частности, представитель румынского филиала Фонда защиты дикой природы (WWF) Джонджи Руза уже неоднократно предупреждала руководителя конвенции Еспоо Вика Шраге о возможных экологических последствиях реализации данного проекта. Активистами организации были собраны больше 1300 подписей в уездах Галац, Браила и Тульча в поддержку акции протеста против проведения работ из дамбированию 1000 км. Дунаю на румынской территории. Кроме этого, эксперты-экологи утверждают, что заповедник не выдержит такое количество туристов. Однако руководство Конвенции Эспоо не среагировало на поданные материалы и сконцентрировало свою критику на украинской стороне.

Для продвижения всех этих проектов, Румыния нуждается в мощном импульсе для формирования образа Киева как недоговороспособного, который не соблюдает ранее подписанные конвенции и соглашения.

Если учитывать, что Украина и Румыния конкурируют между собой не только за транспортные потоки на Дунае, шельф черного моря, но и за политическое лидерство в регионе, а также во влиянии на ближайших соседей (например Молдову), у обоих есть интерес в скорейшем урегулировании Приднестровского конфликта (с выгодой для себя), то шпионский скандал оказался как нельзя к стати. Он стал своеобразным «контрольным выстрелом» в голову Украине с целью окончательно выбить ее из активно игры не только на Дунае, но и во всем Черноморском регионе. При этом, интересы Бухарест нашел понимание и поддержку у Москвы, которая также заинтересована в еще большем ослаблении влияния Украины на этом пространстве.

Суммируя для Украины сухой остаток данной детективной истории, следует отметить, что Киев в ней пока еще не проиграл. И это важно, поскольку открывает нам «окно возможностей» для нейтрализации последствий шпионской истории для отечественной евроатлантической интеграции. Естественно, что ведение разведывательной деятельности на территории страны-члена НАТО, государством имеющим планы вступить в Альянс, и не только ведение, но и сам факт разоблачения, окажет негативное влияние на уровень доверия и контактов по линии диалога с Брюсселем. Но ситуация не катастрофична. Главное сейчас убедить наших западных партнеров в наличии особой мотивации румынской стороны в публичности скандала.

Что же касается перспектив конкурентной борьбы за Дунай, то тут ситуация обстоит не лучшим образом и без обмена персонами «нон грата». Бухарест ведет планомерную работу по продвижению своих интересов, используя весь арсенал возможностей: от программ ЕС до инвестирования в свое гуманитарное пространство на нашей территории. Украина же пока инертна в отношении политического обеспечения своих национальных интересов. Единственное на что мы сподобились так это симметрично выслать двух румынских диппредставителей, которые и без того давно на это напрашивались.

Важно, чтобы эта инертность не превратилась в глухую оборону и отказ иметь дело с Румынией в целом, возлагая надежды на справедливость европейского «суда». В Брюсселе нужно работать локтями.

Кроме того, мы в праве ожидать от Бухареста определенного движения на встречу по снятию негатива по результату шпионского скандала. И это движение может состоятся через возобновление политического диалога руководителей двух стран. 26 февраля должен был состоятся визит президента Румынии Трояна Басеску в Украину. Остается надеяться, что перенос этого события действительно не был связан с дипломатическими демаршами (как утверждают чиновники украинского МИД).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь