Главная Текущие новости Итоги недели в ОРДЛО: видение Минского процесса Зеленским и очередные «интеграционные» инициативы...

Итоги недели в ОРДЛО: видение Минского процесса Зеленским и очередные «интеграционные» инициативы России

99
Ukrainian President Volodymyr Zelenskiy speaks during a news conference following the talks with Czech Prime Minister Andrej Babis in Kiev, Ukraine November 19, 2019. REUTERS/Valentyn Ogirenko - RC2CED9Y9LSV

Выход из Минского процесса и другие внешнеполитические инициативы Владимира Зеленского. 

В интервью The Guardian президент Украины Владимир Зеленский озвучил свое видение политико-дипломатической составляющей войны с РФ. Хотя в целом война называется Зеленским на протяжении всего текста по-разному: то война, которую «нужно завершить», то конфликт, то некое маловразумительное «это», которое «должно закончиться и не может продолжаться вот так».

Выход из Минского процесса и другие внешнеполитические инициативы Владимира Зеленского

Все дело в том, что Зеленский считает происходящее на линии разграничения замороженным конфликтом, и снова говорит о том, что там «постреливают», о чем прямо заявляет в успевшем стать скандальным интервью. И события последних недель – с обстрелами окраин КПВВ и зон отвода, с атаками, вследствие которых страдают гражданские лица – очевидно, не разубеждают президента.

Это – принципиально важно для понимания дальнейших высказываний Зеленского. Как касательно переговорных форматов, связанных с российско-украинской войной, так и в плане представления президента о долгосрочных перспективах украино-российских отношений.

Ведь если исходить из соображений Зеленского о том, что у нас ужезамороженный конфликт – становится немного яснее, почему в качестве срока, в который должны произойти сдвиги в урегулировании, фигурирует год. Причем не год с момента нормандского формата, а год с момента первого контакта Путина и Зеленского. И откуда заявления о том, что президент не намерен тратить отведенные ему пять лет правления на переговоры в существующих форматах (в частности, был упомянут Минск). Вместо этого предлагается искать другие форматы и стратегию, и возвращаться к разговору «когда придет время».

Но если отталкиваться от реальной ситуации, когда на линии фронта идет военное противостояние, которое не является «отдельными инцидентами» и «стычками», а заключается в ежедневных обстрелах позиций украинских военных из запрещенных теми же Минскими соглашениями калибров, то окажется, что представления Зеленского предельно наивны. Никто не даст Украине и команде нового президента времени на размышления, и уж тем более никто не даст возможности взять паузу – ни в политико-дипломатической, ни в собственно военной составляющей этого противостояния. Обстрелы будут продолжаться ежедневно, и будут тем сильнее, чем дольше Зеленский и его близкий круг намерены держать эту паузу. Помимо этого, не стоит забывать, что в том же нормандском формате, являющимся на сегодняшний день основным для политической составляющей урегулирования, помимо РФ есть еще и Германия, и Франция, которые неизбежно зададут вопрос о том, какова альтернатива, как и делали это все предыдущие годы.

Зеленский упоминает о том, что у его команды есть два-три варианта новой стратегии, но, исходя из других формулировок действующего главы Украины, озвученных в этом же интервью, не стоит возлагать каких-то надежд на то, что эти опции хоть сколько-нибудь ближе к действительности.

Например, слова о том, что вопрос передачи границы при гипотетических выборах в ОРДЛО необходимо временно убрать, а «самое главное, чтобы не было людей с оружием» – просто подарок не только для российских пропагандистов, но и для тех, кто формирует российскую повестку для оккупированных территорий и переговоров, связанных с их дальнейшей судьбой. Ведь ничто не мешает РФ в таком случае настоять на создании огромной демилитаризованной зоны, которая в итоге будет так же «демилитаризованна», как и те участки, которые должны были стать таковыми в зонах отвода на пилотных трех точках. Попытка «просто перестать стрелять» и «просто поверить на слово» уже не сработала. Так откуда такая уверенность в том, что сработает теперь, стоит лишь расширить ее на всю ныне оккупированную территорию востока Украины? И где в этой конструкции место Крыма? Ведь на фоне последних заявлений новоназначенного премьера о возможности подачи воды в Крым (пусть и с последующими попытками оправдаться и сказать, что это неудачная формулировка), возникают очень большие вопросы относительно того, не поддались ли соратники президента соблазну «договориться где-то посредине» и «решить вопрос Донбасса» под местные выборы, вынеся Крым за скобки.

Если под переписыванием Минских соглашений президентом подразумевается нечто подобное, то это переписывание не даст Украине никаких преференций.

Прибавим к этому заявление о том, что «войны хотелось бы избежать», и будем вынуждены констатировать: далеко не все иллюзии президента о российской агрессии против Украины развеялись. Более того, от их исчезновения Зеленский еще очень далек.

Никакие попытки демонстрировать мирные инициативы и «избежать войны» не помогут, если война уже почти шесть лет как здесь. Ее не получится «поставить на паузу» и от одного желания Зеленского конфликт низкой интенсивности не станет конфликтом замороженным.

Отказ от существующих переговорных форматов так или иначе даст эскалацию. Это не значит, что пересмотр существующих площадок и их роли является невозможным, но стоит четко осознавать риски, связанные с такими изменениями. Из интервью Зеленского очевидно, что такого осознания нет. Как нет и готовности говорить честно о том, что происходит на линии фронта и отвечать на вызовы такого порядка.

Формула сохранения Минского формата, но исключительно для ведения переговорах о самых насущных гуманитарных вопросах, безо всякой глобальной политической повестки, с одновременной попыткой искать жизнеспособный формат для обсуждения таких тем, представляется самой оптимальной на сегодня.

Очередной обстрел автомобиля украинских бойцов с помощью ПТРК

На деле же, подтверждения, что конфликт далек от того, чтобы считаться замороженным, приходят буквально каждый день.

НВФ, подконтрольные России, обстреляли грузовой автомобиль украинских военных из ПТРК, тем самым продолжив цепь провокаций, начатых на прошлой неделе. Атака произошла вечером 08.03.2020.  Вследствие попадания противотанковой управляемой ракеты один украинский защитник погиб, а еще трое были ранены.

Не прекращались и обстрелы в районе Марьинки. По свидетельству украинских военнослужащих, находящихся на позициях неподалеку от этого н. п., представители российских НВФ применили трассирующие патроны, из-за которых загорелся сухостой.  Действия боевиков спровоцировали масштабный пожар, угрожавший домам мирных жителей, но усилиями военных, задействованных в Операции Объединенных сил, стихию удалось локализовать.

Новые «интеграционные» меры на оккупированных территориях, инспирированные РФ

А на самих оккупированных территориях продолжается попытка «интегрироваться в РФ», наплевав на те самые Минские соглашения, к которым «официальные представители» боевиков то и дело апеллируют.

Так, 06.03.2020 на ресурсах боевиков появились публикации о том, что в ОРДО «украинский язык лишен статуса государственного» и отныне «государственным» будет считаться только русский.

Главный сайт донецких боевиков ДАН цитирует так называемого «представителя главы ДНР в Народном совете» Алексея Сухинина, утверждающего, что «закон не нарушает прав граждан республики». Эта, вне всякого сомнения, «сенсационная» новость активно освещалась и центральными российскими медиа.

Само по себе это действие является лишь попыткой закрепить на бумаге ту политику, которая и без того велась в ОРДЛО все годы оккупации: число возможностей для изучения украинского языка в ВУЗах и других образовательных учреждениях сокращалось, а теперь будут и вовсе сведены на нет. Но если сопоставить эту инициативу с принятием в третьем чтении закона, отменяющего собеседования на знания языка для граждан Украины и Беларуси, принимающих российское гражданство, и прибавить к этому возобновившиеся отчеты представителей «МВД» псевдореспублик о количестве выданных на оккупированных территориях российских паспортов и заявлениях о возможности получения талонов в очередь на российские паспорта в отделениях почты в прифронтовых оккупированных н. п., станет ясно, что это очередной шаг, призванный показать «единую линию с Россией» и «возможности молодых демократий к интеграции в РФ».

Кроме того, весь этот комплекс действий должен способствовать продвижению РФ тезиса «русскоязычный=русский», который полюбился и многим мнимым украинским патриотам.

Но в целом, помимо всего описанного выше, складывается впечатление, что в ОРДЛО настолько активно «забивают эфир» малосодержательными высказываниями об «общей судьбе с Россией» только потому, что на оккупированных территориях еще не получили разнарядок из Москвы о том, как комментировать начинающийся уже сегодня, 09.03.2020 процесс по делу рейса МН-17. Молчание боевиков, претендующих называться «стороной переговоров» и «представителями новых государств» смотрится по меньшей мере странно: ведь это над контролируемыми ими территориями произошла катастрофа Боинга, и кому как не им, в таком случае, говорить какие-то программные речи прежде чем начнется процесс?

Впрочем, можно не сомневаться: уже совсем скоро мы услышим много привычных РФ предельно трескучих фраз в их исполнении.

КУЧЕРЕНКО Мария, Руководитель проектов Центра исследований проблем гражданского общества

Источник: hvylya.net

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. ЗЕ не наїний лох, а свідомий мерзотник! Він перевзувся в повітрі одразу після того, як 73% лохторати з роззявленими вухами, ротами, кишенями та їншими отворами кинули за нього свої бюлетені. Тепер жеріть мразі, що навалили, задивившись на голобородька та іншу …братію! Але кіно ніколи не замінить шлунок і голову! Тепер готуйтесь, що не пан платитиме євро, а гаспадін дасть кнута чи кулю, за одне і те ж!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here