Банковское рабство по рецепту МВФ

Банковское рабство по рецепту МВФ

221
ПОДЕЛИТЬСЯ

slavery-1-1Максим Нечипоренко

Сотрудничество украинского правительства с МВФ и Мировым банком приобретает все новые угрожающие очертания. На сей раз удар наносят по банковской системе. Высокие требования к регулятивному капиталу, которые вводит НБУ под диктовку мировых финансовых учреждений, приведет к монополизации на рынке банковских услуг. Роль монополистов отводится транснациональным банковским учреждениям.

Концентрация и монополизация

О том, что законы развития толкают капитал к концентрации, знает каждый человек знакомый с экономическими трудами Маркса. Но сейчас нам представился случай посмотреть этот закон в действии.

Еще летом 2010 года Национальный банк выдал постановление № 273. Согласно ему регулятор повышает требования к регулятивному капиталу до 120 млн грн. с 1 января 2012 года. Это для существующих банков. Если же кто-то захочет образовать новый банк, то в таком случае планка повышается до 500 млн грн. Что характерно, эти нормы были предложены к принятию еще 3 года назад, тогда, когда в воздухе во всю, пахло очередным кризисом капитализма. Именно тогда эти нормы способствовали бы кредитованию и помогли бы более легко перенести кризис.

Вводя это требование в действие сейчас, НБУ сознательно идет на сокращение количества игроков на рынке кредитного ресурса. Правда, шанс «вылететь в трубу» получают только небольшие банки — 3-й и 4-й группы. Банки 4-й группы с активами не более 1,5 млрд грн. и размером регулятивного капитала менее 200 млн. грн. фактически должны прекратить свое существование или вынуждены будут слиться с более крупными учреждениями.

По словам Александра Сугоняко, президента Ассоциации украинских банков (АУБ), под угрозой исчезновения 128 банковских учреждений. «Теперь  лишь 50  из 180 украинских банков имеют капитал больше 500 млн грн. Принимая во внимание текущую ситуацию и практику, можно допустить, что  сумма в 500 млн грн. (больше 45 млн евро) будет  требоваться  регуляторными  органами как минимальное требование к капиталу для уже  существующих банков», — говорит президент АУБ.

Такой расклад, безусловно, не удовлетворяет мелкий банковский капитал. Ассоциация взялась защищать «национального производителя» в лице небольших банков, преимущественно с национальным капиталом. Нацбанк же принял сторону крупных игроков.

Финансовая интервенция

Происходящие события – это надводная часть айсберга. В действительности для того, чтобы разобраться в деле нам понадобится маленький экскурс в историю. Условия для становления финансового капитала в Украине были не то чтобы идеальные, но достаточно благоприятные. Особенно в 2000 – 2004 годах.

В этот период национальная экономика вошла в фазу активного роста, особенно если сравнивать с 90-ми годами. Прирост ВВП составлял двузначные цифры (12% в 2004 году), индекс реальной зарплаты рос на 13%-20% в год, валютные резервы НБУ достигли почти 12 недельного импорта. На фоне этого процветания стало возможным появление банковских продуктов (депозит, кредит), которые раньше не имели системного характера. Наконец-то банки начали исполнять социальную трансформационную функцию – аккумулирование общественных накоплений и направлять их на кредитование экономики.

Вместе с тем украинская промышленность не могла удовлетворить массового потребителя товаров широкого потребления. Накопления людей росли и, соответственно росли их возможности на приобретение массовых потребительских товаров. Именно с целью захватить сегмент массового кредитования иностранный капитал и проник в банковскую отрасль в 2005-2008 годы. В то время когда у мировых производителей наблюдался кризис перепроизводства, глобальный капитал параллельно покорял еще не заполненные рынки (в том числе и украинский).

Стратегической ошибкой стало разрешение кредитования в иностранной валюте практически без ограничений. Более того, тотальная либерализация внутреннего рынка Украины открыла экономику спекулятивному капиталу и долговой активности предприятий на внешних рынках.

Международные игроки рынка финансовых услуг один за другим принялись покупать украинские банки, особенно крупные (сейчас доля иностранного капитала достигает 33%). Это привело к резкому росту выдачи кредитов на покупку товаров широкого потребления. Еще бы, займы под эти цели приносили максимальную и наиболее быструю прибыль.

Фрагментация банковской системы

Результат этих ошибок выразился в разрыве банковской системы на фрагменты (в зависимости от происхождения капитала: украинский, западный, российский). Интересы и стратегии этих фрагментов отличны между собой. Крупные банки сконцентрировали свое внимание на потребительском кредитовании. Мелкие банки вытеснялись с рынка. Следствие — украинские предприятия были ограничены в доступе к дешевому ресурсу.

Предоставление валютных кредитов для приобретения по большей части импортных товаров нанесло украинской экономике и обществу огромный вред. С началом кризиса эти тенденции усугубили его проявления. Необоснованное кредитование потребительского сектора вылилось в дополнительные требования к капиталу. Что тяжелым грузом легли на плечи именно малых банков.

Удар курсовой разницей вследствие девальвации гривны выдержали далеко не все. Огромные валютные риски,  после девальвации гривни в конце 2008 года, превратились для них в дополнительный финансовый долг. Сейчас он составляет приблизительно в 180 млрд грн. Эта сумма является непосредственной и только частичным выражением размера нанесенного стране вреда. Кроме того, гиперкредитование населения создало препятствия для кредитования как такового. Уже два года банковская система не способная выполнять свою базовую функцию – кредитовать украинскую экономику.

Роль мировых финансовых структур

Казалось бы, в этой тяжелой ситуации нужно принимать решения в пользу развития кредитования. Но вместо этого принимается закон трехгодичной давности по повышению требований к регулятивному капиталу до 120 млн. грн. и 500 млн. грн. Вместо того, чтобы выдавать деньги на развитие, эти нормы продолжат сковывать кредитный ресурс.

Если с точки зрения здравого смысла принимается абсурдный закон, значит, есть заинтересованные стороны. Необходимость принятия законопроекта № 0884 обусловлена необходимостью выполнения украинской стороной обязательств, предусмотренных Меморандумом об экономической и финансовой политике, заключенному в рамках общей из МВФ программы stand — buy. Более того, имеется письмо заместителя председателя НБУ, где так же говорится о том, что Мировой банк и МВФ неоднократно обращали внимание на необходимость учета их предложений в редакции законопроекта 0884.

Вместо увеличения регулятивного капитала банков АУБ предлагает повысить норматив адекватности капитала банков. «Мы в Ассоциации проводим расчеты и анализ для того, чтобы предложить Нацбанку поднять в 1,3 разы норматив адекватности для всех банков с 10 до 13%», — отметил Александр Сугоняко. Этот норматив показывает, насколько капитал банка перекрывает взятые им риски. Но кто будет вносить изменения, если законопроект лоббирует интересы МВФ и является условием получения транша?

Этот законопроект не то, что не отвечает международным стандартам, но идет в нарушение базовых принципов функционирования рыночной экономики. В первую очередь нарушается принцип равных условий конкуренции. «Предусмотренный законопроектом № 0884 размер уставного капитала почти в 10 раз превышает аналогичные требования Евросоюза, которые установлены в размере 5 млн евро»? – сообщил Александр Сугоняко, президент АУБ.

Введение таких норм приведет к сокращению количества конкурентов на рынке и установление монопольного положения крупных банков с иностранным капиталом. Если не отказаться от этих норм, то через год на внутреннем рынке Украины останется около 40 – 50 банковских учреждений.

Что выигрывает страна, которая получит stand — buy, чтобы его как можно быстрее вернуть, при этом уничтожая почти 130 банков? Продолжение роста долгов и монопольное положение глобального финансового капитала. Любая монополия никогда не приводила к улучшению продукции. Поэтому банковский процент и эксплуатация наемной рабочей силы в финансовой сфере вместо того чтобы понижаться будет расти, а качество обслуживания – падать. Прибавьте сюда полное отсутствие контроля, и перед вами сложится целостная картина установления полного контроля над крайне ослабленной украинской экономикой.