Домой Социум Александр ПЕТРАЧКОВ: Мир проедания прошлого научного капитала

Александр ПЕТРАЧКОВ: Мир проедания прошлого научного капитала

170
ПОДЕЛИТЬСЯ

Киев. 14 января 2017 года (Политком, Александр ПЕТРАЧКОВ). Если говорить о «больших технологических циклах Кондратьева», то уже даже западные либеральные аналитики готовы признать, что предыдущий такой цикл завершился, а запуск нового был отсрочен различными финансово-маркетинговыми иллюзорными технологиями и информационными технологическими пузырями. Сторонники научно-технического прогресса сетуют на тот факт, что рыночные инновации утилизировали уже практически все прошлые разработки, созданные в рамках НТП 20-го века, и возникает новое серьезное противоречие между неутилитарными инвестициями в будущее в рамках научно-технического прогресса, и утилитарными рыночными инновациями, как способом проедания прошлого научного капитала.

Мыслители обращают внимание на кризис познания в границах господствующего нынче научного способа мышления, основанного на научных гипотезах и эмпирических экспериментах, впервые выделенного из прочих Ф. Бэконом в «Новом органоне». После того, как этот метод натолкнулся на непреодолимый барьер в сфере квантовой механики и теории относительности, это стало причиной считать, что для его преодоления нам нужен новый способ мышления, например «квантовая схоластика», или что то подобное. Так же другие гуманитарии считают, что кризис элит связан с кризисом элитарной системы образования, основанной на античном каноне Аристотеля, которую следует заменить на иной, более эгалитарный. И в качестве примера иного успешного образовательного канона обращают внимание на советский канон, построенный на математике и русском языке и классической литературе, как основе мышления, и войне или инженерной деятельности, как механизме реального действия.

Дальше больше, культурологи стали размышлять о кризисе культурного проекта тысячелетия. Если Аристотель создал античный культурный проект, подготовивший почву для христианства, и соединенный с ним усилиями средневековых схоластов, а научно-просветительский проект нового и новейшего времени был основан Бэконом и Декартом, то сегодня мы имеем фазовый кризис и в этом направлении, справиться с которым должны помочь соответствующие интеллектуальные клубы, называемые «мыслебродильнями» (в антитезу устаревшим американскому «синктенку» и советскому «умному танку»). Социологи говорят о кризисе социальных отношений, в связи с утратой внутренней экзистенции и смысла жизни у людей, дегуманизированных капиталистической эксплуатацией, отчуждающей результаты труда от человека и ради эффективности ставящей его в рамки раба, вынужденного выполнять ничтожные и соответственно низкооплачиваемые функции в бесчеловечной системе разделения труда.

По их мнению после капитализма труд скорее всего будет более целостным и содержательным, менее разделенным и менее эффективным, но более человечным, сложным и разнообразным, а следовательно более совершенным, как медленный абстрактный интеллект совершеннее быстрых и «эффективных» животных рефлексов. Но это, если люди вообще придумают, чем себя занять, если произойдет настоящая 6-я промышленная революция, и производством займутся уже не китайские рабы, а японские андроиды. Кстати в Японии сейчас размышляют над будущей социальной проблемой, когда андроиды станут не только производителями, но и потребителями, и даже членами социума, наделенными правами, и эти ситуации даже моделируются в японских аниме.

Но в любом случае, статус человека после капитализма должен повыситься до осознания непреложного факта, что человеческая личность имеет абсолютное право на уважение, не важно, сколько у человека денег, и какой статус он занимает в социальной иерархии. А это уже говорит о том, что нас ожидает новый виток социальной революции против существующего капитализма, либо в виде реализации «левого проекта» революции снизу, либо «правого проекта» революции сверху, причем оба этих социальных проекта могут быть реализованы уже на наших глазах в странах Запада, в частности в США, как странах, находящихся в высшей фазе развития, и соответственно, столкнувшихся с фазовым кризисом наиболее полно. Кстати именно Трампу пророчат роль «запала», от которого может произойти революция и гражданская война в США, которая приведет Америку к очередному очищению и новому скачку на более высокую ступень развития.

При этом для старой Европы прогнозируют сценарий «заката Римской империи», граждане которой выродились до того, что перестали работать на «непрестижных» работах, служить в армии, и главное, рожать детей, что закономерно должно привести к заселению новыми варварами, темным векам, и может быть будущему новому возрождению. России же прочат «византийский сценарий», который после некоторой отсрочки в состоянии консервации, тоже неизбежно приведет к варваризации и падению. Но чтобы возрождение после фазового перехода началось как можно быстрее, тем более, что время в процессе развития цивилизации как бы постепенно сжимается, делая фазовые циклы все короче, должен быть преодолен во первых т. н. «греческий парадокс», согласно которому каждый новый этап развития общества должен включать все предыдущие, и в то же время в чем то их все качественно превосходить. И другой стороны должен быть преодолен фазовый барьер существующего состояния производственных технологий и социальных отношений, далеко выходящий за пределы обычного революционного противоречия между новыми производительными силами, и старыми производственными отношениями.

Дело в том, что промышленный кредитный капитализм должен постоянно расширяться на внешние рынки и источники ресурсов. Но замкнувшись после глобализации в пределах всего земного шара, без выхода в космос ввиду отсутствия необходимых для этого новых знаний, ресурсов и технологий, вступил в сильнейший фазовый кризис, с угрозой отката в «темное время». Так уже было после экстенсивного освоения и исчерпания доступных ресурсов в архаичную фазу во времена мезолита, когда людей от полного вымирания спасла т. н. «неолитическая с/х революция», и в традиционную фазу, увенчавшуюся античной глобализацией в рамках Римской империи, и закончившейся известно чем. Теперь мы стали свидетелями и участниками окончательного и бесповоротного завершения 3-й большой промышленно-индустриальной капиталистической фазы развития, и нас несет по волнам шторма фазового перехода, с неизменными спутниками глобального мирового кризиса, кризисами по всем фронтам и во всем направлениям и слоям жизни: социальным, политическим, военным, экономическим, технологическим, демографическим, научным, культурным.

В кризисе иерархическая система управления, в кризисе парламентская демократия, в кризисе национальное государство, в кризисе практически все. Флуктуации и завихрения, которые мы наблюдаем, это как библейские «всадники апокалипсиса», к тому же мы находимся как бы в «точке разлома», и от нас зависит, насколько мы встретим свое будущее с достоинством, и новыми смелыми экспериментами. Китайцы не жаловали перемены, которые хуже войны и пожара, но как говорят, «катастрофу нельзя предотвратить, ее можно лишь встретить достойно и пережить». Потому что «времена не выбирают, в них живут, и умирают».