Домой Социум Ценностные ориентации украинского общества в зеркале социологии

Ценностные ориентации украинского общества в зеркале социологии

344

1Институт социологии НАН Украины в марте 2012 г. представил результаты комплексных исследований «Украинское общество: 20 лет в зеркале социологии», проводившихся при содействии центра «Социс» с 1992-го по 2012 г. Всякий раз опрашивалось около 1800 человек старше 18 лет (Приведенные в статье данные из сборника за 2012 г. взяты со статистического сайта zet.in.ua: материал «Отношение украинцев к государству, обществу, экономической модели развития, готовность к протестам» опубликован 10.01.2013).

Точно так же народ в большинстве своем не приемлет колоссальный разрыв в доходах богатых и бедных, порожденный либеральными реформами. Центр Разумкова соответствующий опрос проводил в 2008 г. Тогда 56,9% высказались за то, чтобы такого большого разрыва в доходах не было. 34,4% заявили, что не надо «искусственно уменьшать» разницу в доходах, даже если она велика.

Важнейшей тенденцией в развитии общественного сознания на Украине является рост недоверия практически ко всем государственным институтам. Как свидетельствуют различные соцопросы, деятельность президента, Верховной Рады, Кабмина и прочих органов власти поддерживают самое большее 25% населения. А некоторые опросы показывают уровень полного доверия много ниже 10%!

Но хуже того: недоверие, судя по всему, приобретает «тотальный» характер. Так, в анализируемом исследовании Института социологии людям задавали вопрос: «Никому не доверять — безопаснее всего?» В 1992 г. с этим утверждением согласились 46,7% респондентов, в 2012-м — 56,6%. Число несогласных с ним, напротив, сократилось с 40,5% до 28,8%.

С одной стороны, налицо кризис доверия к власти и политикам. Но с другой — данные социологии можно трактовать как нарастание в обществе настроений индивидуализма в духе «каждый за себя» и «если ты не поможешь себе сам, то кто тебе поможет?» А это служит фактором сдерживания социальной активности и препятствования развертыванию организованной борьбы за коренное изменение ситуации в стране и реализацию социальных и политических прав.

Из данных социологии нельзя, однако, сделать вывод, что люди слишком уж недовольны своей жизнью. «Совсем не удовлетворен жизнью» — так ответили в ходе опроса 14,2% респондентов в 1992 г., 11,5% в 2012-го. Хуже всего было, понятно, в конце 90-х (36,2% в 1998-м). Число тех, кто скорее удовлетворен, выросло с 22,6% в 1992 г. до 28,3% ныне. Впрочем, доля тех, кто полностью удовлетворен, осталась неизменной на уровне чуть выше 2%.

Процент граждан, признающих необходимость активных протестов против ухудшения условий жизни, возрос с 22,7% в 1992 г. до 44,2% в 2012-м. И, напротив, число тех, кто убежден в необходимости сохранять мир и порядок любой ценой, уменьшилось с 43,8% до 32,1%. Правда, при этом — вот он индивидуализм, принцип «моя хата с краю»! — готовы лично участвовать в демонстрациях и т. п. только 26,8% (в 1992 г. — 35,2%).

Изучение материалов социологических исследований выявляет несомненное противоречие между настроениями масс и политикой государства. Народ против приватизации заводов, купли-продажи земли, за усиление роли государства в управлении народным хозяйством, за сдерживание социального неравенства — власть же супротив воли народа продолжает приватизацию, продвигает идею превращения земли в товар и ратует за дальнейшую «дерегуляцию» экономики.

Мнение огромной части общества (а это от четверти до половины населения!) совершенно не влияет на политику государства. Однако это противоречие между народом и властью не только не перерастает в активные, решительные действия трудящихся, направленные на удовлетворение их интересов, но даже не проявляется существенно в результатах голосований на выборах!

Причиной этого является именно преобладание в обществе настроений безразличия и индивидуализма, а также установившееся недоверие к существующему политикуму.

Люди не рвутся в бой за свои права, интересы и убеждения. Они боятся вообще коренных изменений экономического и политического строя Украины, связывая их с неизбежностью «потрясений». Более того, немногие, увы, верят в возможность влиять на политику государства (а еще меньше в его смену всей системы и сноса нынешнего госуарственного аппарата как неремонтируемого – Ред.). Институт социологии задавал респондентам вопрос: «Если правительство Украины примет решение, которое ущемляет Ваши законные права и интересы, могли бы Вы что-то сделать против такого решения?» — и 66,6% сочли, что ничего сделать не смогут! Что-то смогли бы сделать, как они полагают, лишь 6,4%.

Но эта безвольная пассивность народа крайне обманчива. Все может резко измениться, если рухнет экономика страны — угроза чего не ослабевает — и критически вырастет недовольство людей, в особенности крайне неустойчивого среднего класса.

Мы наблюдаем все же тенденцию радикализации настроений. Причем общество, которое в условиях упадка крупной промышленности и сокращения рабочего класса сильно разобщено и люмпенизировано, радикализуется хаотично.

Нужно принять во внимание еще один момент: смену поколений в стране. Поколение 90-х росло в совсем других условиях, чем те, кто прошел советские школы-институты, и оно лишено моральных и социально-политических «тормозов», определяющих поведение людей постарше. Эти люди воспитаны «брать свое», «жить здесь и сейчас», а не ждать, что кто-то (государство, «эффективный хозяин» и т. п.) когда-то улучшит твою жизнь!

В сборнике Института социологии за 2010 г. в статье «Гедонистические ценности в сознании населения Украины» М. Паращевина приводит такие данные: доля жителей Украины, кто видит смысл жизни в получении удовольствий, составляет 13,4% среди людей старше 55 лет, 22,7% — среди тех, кому от 30 до 54, и 32,3% — среди молодежи.

В реальности, однако, «красиво» жить может себе позволить только узкий слой пресловутых мажоров. Большинство же молодежи испытывают острые материальные проблемы, зачастую не могут получить образование, найти приличную работу и достойное место в жизни, приобрести жилье. Реалии жизни на Украине совершенно расходятся с завышенными запросами и ожиданиями молодых людей, сформированными СМИ и «масскультурой». А это вызывает либо желание уехать из страны, либо глухой ропот, могущий перейти в жестокую и бессмысленную агрессию.

В этом таится большая опасность: поведение нынешней молодежи в ситуации резкого обострения социально-экономического кризиса трудно предсказать.

По материалам:

Дмитрий  КОРОЛЕВ, газета «2000»,

№22 (655) 31 мая — 6 июня 2013 г.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь