Домой Стратегия Трипольский капитализм

Трипольский капитализм

199

Грыць Варэнык
Эгоизм работодателей при попустительстве государства уверенно загоняют в гроб «трудовые ресурсы» Украины, а вместе с ними – всю экономику, включая и самих капиталистов

Все плохо

Приближается 1 мая – дата, в Советском Союзе выродившаяся в праздник шашлыков и водки, а во всем цивилизованном мире являющаяся поводом взглянуть на современное состояние отношений капитала и наемного труда, обсудить, как складываются трудовые отношения, и не настало ли время в них что-то изменить. Да и сам первомайский праздник задуман был вовсе не как повод окунуться в стихию алкоголя и приусадебных работ, а как чествование памяти чикагских рабочих-анархистов, вышедших 4 мая 1886 г. на мирную демонстрацию с требованием 8-часового рабочего дня и расстрелянных полицией.

В нашей стране давно установлена 40-часовая рабочая неделя, но в смысле «классового мира» все равно ситуация далеко не идеальна. Еще не закончилась история с захватом рабочими Херсонского машиностроительного завода, а на десятках других предприятий в Донецкой, Днепропетровской, Киевской, Кировоградской, Львовской, Полтавской, Харьковской, Херсонской областях трудовые коллективы или бастуют, или готовятся к другим решительным действиям. Да и тот же 8-часовый рабочий день авторы проекта нового Трудового Кодекса предлагают сделать необязательным – в то время как в Европе борются за 5-часовый день, у нас приходится отстаивать от нападок норму столетней давности.

Инициаторы нового КЗоТа (кстати, все сплошь «профсоюзные деятели»), вообще, утверждают, что дискриминированы у нас сегодня как раз капиталисты. «Нынешний КЗоТ не предусматривает наличия такой категории людей, как работодатели, — возмущается, например, народный депутат от Партии регионов Ярослав Сухой. – Работодатель, его права и инвестиции также должны быть защищены законом. Если человек вложил свои средства, вовремя выплачивает заработную плату, обеспечивает социальную сферу, способствует воспроизведению рабочей силы, платит налоги, занимается благотворительностью – к чему его травить, показывать пальцем и вешать на него всех собак? Будто бы он виноват в том, что сокращаются объемы производства».

Правда, отнюдь не все отечественные работодатели соответствуют высоким требованиям, выставленным г-ном Сухим в предыдущем абзаце. А с наступлением нынешнего экономического кризиса многие посчитали себя вправе вообще действовать без оглядки на какое-либо трудовое законодательство. Даже в таких транснациональных аудиторских компаниях, как KPMG, которые со своими «социальными пакетами», полным соответствием закону и непыльной работой всегда были мечтой для офисного планктона, — даже там на днях охранники попросту избили работника, который не хотел писать заявление об уходе по собственному желанию. С такими темпами вскоре можно ожидать шествий и массовых беспорядков, организованных совместно заводскими рабочими и «белыми воротничками», которых объединяет одно: все они наемные работники, то есть пролетарии, которых эксплуатирует капиталист.

И еще хуже

Однако, может быть, правы работодатели, утверждающие, что эксплуатация необходима для экономического роста и процветания? В таких случаях любят приводить примеры Китая и стран Юго-Восточной Азии: они, мол, не жаловались, работали за полмиски риса, и вот какие страны великие получились. Да и Европа, чтобы стать тем, чем она является сейчас, прошла через адские условия сверхэксплуатации, красочно описанные в свое время Фридрихом Энгельсом. Так насколько современное украинское трудовое законодательство и вытекающие из него производственные отношения соотносятся с долгосрочными стратегическими целями экономического и социального развития территории, очерченной украинскими государственными границами?

В этом смысле самой знаковой, пожалуй, можно считать забастовку рабочих, занятых на строительстве «моста Кирпы». Этот мегапроект должны закончить к началу чемпионата ЕВРО-2012, но на сегодняшний день строителям задолжали зарплату за три месяца, и у них просто нет денег ездить в Киев на вахту. Пожалуй, эта история как нельзя лучше показывает, что наладить допустимый баланс в отношениях между работодателями и наемными работниками, расширить и следить за соблюдением прав последних – это необходимая задача государства, если оно хочет добиться экономического процветания и «конкурентоспособности». В современном мире голая эксплуатация рабочей силы, как это было в Европе XIX в., недопустима не только по соображениям гуманизма и справедливости, но и просто-напросто контрпродуктивна.

«Согласно социологической концепции Пьера Бурдье, экономическое и политическое развитие общества возможно лишь тогда, когда оба класса являются достаточно сильными. Но в либерально-рыночных условиях это на практике означает, что капитал должен быть в чем-то слабее труда», — рассказал киевский журналист, эксперт по трудовому праву Владимир Задирака. К таким выводам французского социолога подтолкнула практика: ведь если в США на протяжении рабочий класс прямо субсидировался государством, чтобы избежать восстания, и такая политика приносила свои плоды в виде бурного экономического развития, то Италия и Франция, где такого не было, развивались значительно более скромными темпами. Нестабильность рабочей силы и постоянные бунты заставляли капитал самостоятельно искать возможности сохранить и воспроизводить рабочую силу. Практическими действиями было нащупано верное решение: дать работникам «послабление», чтобы фабрики и заводы элементарно не опустели.

В целом, сегодня в мировом профсоюзном движении, по словам г-на Задираки, доминируют два подхода: первый заключается в «выбивании» локальных улучшений – лучших условий труда, более высокой зарплаты – и объективно способствует развитию производства. Ведь если эгоизм собственника не будет обуздан, он приведет к занижению цены рабочей силы и, как результат, замедлению темпов реального роста экономики. «Другой подход основан на стремлении окончательно деконструировать саму капиталистическую систему, в рамках которой и существует само понятие рабочей силы. Если сделать это сразу не представляется возможным, то принимается концепция «революционной гимнастики», то есть, постепенного раскачивания и уничтожения капитализма», — объясняет эксперт. Как ни удивительно, именно этот радикализм и воспоминания о ранее порожденных им массовых движениях, сопровождаемых насилием, побуждает капиталистов самих идти на уступки и делиться своим капиталом. В противном случае все может окончиться очень плохо: «В последнее время мы сталкиваемся с неуступчивостью капитала, не понимающего своих интересов. А значит, через какое-то время должна актуализироваться вторая, революционная тенденция в мировом профсоюзном движении. Украина здесь не будет исключением, ведь у нас неуступчивая социальная политика приводит ко все большей радикализации населения», — констатирует г-н Задирака.

Действительно, опыт тех же Соединенных Штатов должен бы диктовать отечественным предпринимателям и политикам другую линию поведения: так, среди первоочередных реформ в рамках антикризисной политики президента США Барака Обамы значится принятие Закона о свободном выборе работника (EFCA, Employee Free Choice Act). Этот документ значительно облегчит процедуру создания на предприятии профсоюза и защитит рабочих активистов от преследований со стороны менеджмента. В Украине пока что по-прежнему пытаются потуже закрутить гайки, не понимая, что очень скоро может сорвать резьбу. Намного дальновиднее было бы как раз подталкивать наемных работников в сторону профсоюзной борьбы. «С точки зрения государства как института, наиболее активно защищающего интересы работодателей от самих же работодателей, самым необходимым сейчас является оказание помощи в создании реальных профсоюзов, ориентированных на борьбу на предприятиях – а не официозных, которые обслуживают интересы хозяев, — уверен аналитик. – Это уменьшило бы и количество коррупционных казусов, связанных, например, с выведением денег. Ведь старые, опытные рабочие часто разбираются в делах предприятия не хуже управленцев. Они могут рассказать, кто, сколько и чего украл, лучше, чем сотрудник прокуратуры. Игнорировать их стремление защитить предприятие означает готовить такие условия, при которых через несколько лет они уже не захотят сохранять и наращивать производство: они захотят крови».

Против кризиса

Поддержание баланса в трудовых отношениях поможет избежать не только классовых конфликтов, но и тяжелых последствий «кризиса платежей», поразившего Украину вслед за США. По мнению профессора Лейденского университета, эксперта Центра европейских политических исследований Поля де Грова, значительно легче преодолеют кризис страны, не поддавшиеся всеобщему увлечению «гибкостью» и сохранившие ригидность рынков труда и товаров вопреки призывам провести «структурные реформы».

Дело в том, что финансовый кризис запускает механизм дефляции долга, описанный 80 лет назад экономистом Ирвингом Фишером: несостоятельные должники вынуждены продавать активы, вследствие чего цены на эти активы падают, и расплатиться по долгам становится еще труднее. Начинается волна увольнений и снижений зарплат, в результате большинство домохозяйств неспособны обслуживать свои долги. «Источник проблемы – тот факт, что уровень задолженности является заданной переменной. Потребитель, который должен выплатить $400 тыс. ипотеки, остается с этой негибкой угрозой расплаты независимо от размера собственных активов и зарплаты. Таким образом, проблема дефляции долга состоит в том, что есть одна жесткая переменная (размер долга) и много гибких (размер активов, зарплаты, занятость). Чем гибче эти переменные, тем страшнее динамика дефляции долга и труднее вытащить из нее экономику», — объясняет г-н Гров. Получается, что самые «гибкие» страны, где легче всего уволить работника или урезать ему зарплату, сильнее всего пострадают от кризиса. А ригидность зарплат, цен и трудовых договоров замедляет динамику дефляции долга.

Если же наличествует еще и система социальной помощи, она может вообще полностью остановить этот процесс, считает экономист: «Ригидные экономики» часто ругали за их слишком щедрые системы социальной помощи. Они слишком много и слишком долго платят безработным. Теперь оказывается, что этот источник ригидности является большим преимуществом. Рабочие, ставшие лишними, в ригидных экономиках будут иметь более высокие пособия по безработице, что поддержит уровень потребления и уменьшит падение цен. Динамика дефляции долга натыкается на стену». По его мнению, даже бюджетный дефицит, вполне возможно, быстрее будет расти в «гибких» странах: они не будут тратиться на пособия, но падение деловой активности сильнее ударит по бюджетным поступлениям. Поэтому значительно больше шансов выйти сухими из воды у «ригидных» Ирландии, Испании, Италии, чем у «гибких» Великобритании и США.

Да и Великую депрессию в 1930-х годах удалось преодолеть именно с помощью кейнсианских классовых компромиссов: государство обеспечивало широкую занятость и рост доходов населения, несмотря ни на что, а предприниматели сами повышали своим работникам заработную плату и улучшали условия труда.

Впрочем, Украина пока что двигается в противоположном направлении: 13 января сего года вступил в действие Закон «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно уменьшения влияния мирового финансового кризиса на сферу занятости населения», подготовленный, в том числе, главой Федерации профсоюзов Украины Василием Харой. Согласно ему, на помощь по безработице можно теперь претендовать только на 91-й день после официального признания человека безработным; сужены права работников и в других сферах. Да и рекомендации МВФ подоспели как раз вовремя, чтоб усилить пресловутую «гибкость».

За технологии

Существует еще один аргумент в пользу усиления прав наемных работников: в долгосрочной перспективе это благоприятствует экономическому росту и развитию высокотехнологичных отраслей. Известный американский социолог, профессор Калифорнийского университета Фред Блок в статье «Против течения: возникновение скрытого развивающего государства в Соединенных Штатах» пишет, что в США политика рыночного фундаментализма вела к ослаблению профсоюзов, широкому использованию временных рабочих и прекращению роста заработной платы для производственных работников; считалось, что это благотворно влияет на все отрасли экономики. Однако высокотехнологичное производство часто требует высококвалифицированных работников и новых форм сотрудничества между начальством и работниками, уверен ученый.

По его словам, именно ухудшение условий в этой сфере подтолкнуло американские корпорации к массовому выводу производства за рубеж. Как правило, этот процесс объясняют низкой стоимостью рабочей силы в развивающихся странах. «Но, принимая во внимание, что затраты на рабочую силу составляют незначительную часть общих затрат на высокотехнологичное производство, весьма вероятно, что такое поведение обусловлено во многом лучшей подготовкой производственных работников в других странах, — говорит г-н Блок. – Например, американские компании при поддержке правительства играли ключевую роль в развитии технологий, которые сделали возможным резкий рост рынка плоских экранов. Тем не менее производство этих экранов было выведено в Южную Корею и на Тайвань, где государство помогало компаниям набирать и обучать работников».

«Институционализация отсталых трудовых практик может серьезно осложнить привлечение в новые высокотехнологичные фирмы квалифицированной рабочей силы, которая необходима им для увеличения производства, и существенно повысить вероятность перевода производства за рубеж», — к такому выводу приходит социолог. Применительно к Украине это означает: низкие зарплаты и отсутствие прав у наемных работников закрепит нашу «космическую державу» на уровне пресловутых трипольцев, живших, как известно, в каменном веке.

С этим согласен даже г-н Сухой, так пекущийся о правах работодателя: «Долгое время в Украине доминировала концепция низкой стоимости рабочей силы. Почему-то считалось, что это привлечет инвесторов, — рассказал он. – Оказалось, что это глупости, им неинтересна дешевая рабочая сила, потому что непонятно, как выпускать при этом качественную продукцию. Поэтому сейчас необходимо законодательно реформировать саму концепцию оплаты труда». По его словам, это усилит мотивацию работников и преодолеет тенденцию к тенизации доходов.

Украина сейчас

Еще в 2001 году тогдашний президент Украины Леонид Кучма «с целью уменьшения масштабов бедности и устранения ее самых острых проявлений» принял Стратегию преодоления бедности, а Кабмин и по сей день каждый год исправно составляет планы ее реализации. Тем не менее, в нашей стране до сих пор существует явление, изжитое во многих постсоветских странах: бедность даже среди занятого населения. При этом дифференциация доходов с каждым годом лишь усиливается: по данным Ярослава Сухого, в 2005 году соотношение доходов беднейших и богатейших украинцев составляло 1:46, а сегодня уже 1:72.

«В бюджетной сфере няня получает чуть больше 600 грн., медсестра – 700-800 грн., врач – около тысячи. С другой стороны, часто зарплата так огромна, что совсем не соответствует ни трудовым затратам, ни квалификации, ни производительности труда. В первую очередь это касается работников финансовой, страховой сфер, гражданской авиации», — приводит примеры депутат. Нормальному воспроизведению трудовых ресурсов такое положение отнюдь не способствует.
Очевидно, что для системного преодоления такой ситуации необходимо наполнять реальным содержанием обещания политиков о создании мощной системы социального обеспечения. Однако для начала было бы неплохо хотя бы заставить предпринимателей пересмотреть свои взгляды на достаточный размер вознаграждения персоналу: не секрет, что зачастую в корпоративных бюджетах издержки на зарплату столь малы, что проходят под графой «непредвиденные расходы». «Сегодня в условной единице производственных затрат в украинской экономике доминирует плата за энергоносители, банковский кредит, огромные налоги и амортизационные отчисления. На долю заработной платы приходится 10-11%. Во времена СССР этот показатель составлял 30%. В сегодняшней Германии это 64%, в Польше 48%, в Швеции около 70%», — иллюстрирует г-н Сухой.

Государство могло бы вмешаться и, например, обложить высокими налогами нецелевые расходы юридических лиц – чтобы предприятию стало выгоднее повысить зарплату работникам, чем обновлять автопарк для топ-менеджмента. Само собой, необходимо также поднять минимальный уровень заработной платы до реалистичного уровня и далее постепенно его наращивать.
Не секрет, что сегодня наемные работники почти никогда не пользуются правами, гарантированными КЗоТом, отказываясь обращаться в суд: их отпугивает дороговизна и запутанность судебной процедуры. В прошлом году Минюст разработал проект закона «О бесплатной правовой помощи»: каждый нуждающийся получал бы доступ к услугам адвоката за счет госбюджета. Однако ныне судьба этого документа неизвестна. Кроме того, давно уже надо было бы законодательно закрепить требование составления трудовых договоров в письменном виде. Проект Трудового кодекса Стояна-Сухого-Хары содержит такую норму, хотя ее можно было бы внести и в действующий КЗоТ отдельным законом.

Демографическая яма, в которую падает Украина, обусловливает необходимость неотложного проведения пенсионной реформы и стимулирования трудовой иммиграции уже сейчас. Однако странно выглядят предложения экономить средства Пенсионного фонда путем ограничения доходов работающих пенсионеров. «Обычно работающий пенсионер получает «мусорную» работу: несложную и малооплачиваемую. Но при этом он все равно работает и наполняет бюджет и социальные фонды, а его за это еще и штрафуют: отнимают часть пенсии, которая, вообще-то, уже гарантирована всем его трудовым стажем, он ее заработал много лет назад», — удивляется Владимир Задирака.

Действительно, такая система наказаний за инициативность вряд ли усилит среди пенсионеров желание продолжать трудовую деятельность. И если уж поднимать пенсионный возраст, то не обычным людям, которые и так еле доживают до своих 55-60 лет, а военным, милиционерам и другим «странным» льготникам, зачастую выходящим на пенсию в 35 лет, в полном расцвете сил.
«Практически все развитые страны реформировали трудовые отношения, усиливая социальную защиту человека труда. И только Украина эту сферу совершенно забросила. Не стоит удивляться галопирующим темпам роста смертности среди работоспособного населения, особенно мужчин», — констатирует Ярослав Сухой. Возможно, следует, как он предлагает, задуматься над введением медицинского страхования как дополнительного вида обязательного социального страхования работающих граждан. С другой стороны, непонятно, почему нельзя наладить нормальную работу здравоохранительной отрасли без изменения конфигурации денежных потоков?

Отдельный вопрос – система образования, совершенно запущенная за последние два десятка лет. «Инвестиции не могут появиться под абстрактные «рабочие руки». Они приходят только тогда, когда под рукой есть конкретные работники с необходимой именно в данном случае квалификацией, опытом работы, образованием», — объясняет председатель ЦК профсоюза «Захист праці» Олег Верник. У нас же в одном только Киеве 40 вузов ежегодно выдают дипломы специалиста-юриста, при вопиющем дефиците квалифицированных представителей рабочих специальностей (даже с учетом всплеска безработицы, вызванной нынешним кризисом).

Первична подготовка и сохранение кадров, а не поиск инвестиций. Эту азбучную истину г-н Верник иллюстрирует примером: «В моем родном городе Бельцы, что в Молдове, был крупный завод, производящий электронное оборудование для оборонного сектора. С наступлением кризиса в 1990-х годах завод опустел, все сотрудники разъехались. В 1996 г. индийские ВМС решили заказать заводу 50 радиобуев. Руководство с радостью согласилось, но когда попыталось собрать назад работников, поняло, что не сможет этого сделать – за 5 лет все исчезли. В результате заказ не был выполнен, заводу еще пришлось платить огромную неустойку».

«Не все должно быть продиктовано рыночными законами. Например, такие предприятия, как «СпецЗеленСтрой» — чисто бюджетные, приносят одни убытки, заведомо неприбыльные, но их функционирование необходимо в равной степени всем жителям населенного пункта. Здесь просто не может идти речь о рыночных критериях успешности», — добавляет он. В связи с кризисом в мире все громче раздаются призывы ограничить рыночную стихию, усилить элементы планирования и регулирования. Это касается и сферы трудовых отношений: добровольно уменьшая себе норму прибыли, капиталист вмешивается в рыночные процессы, рационально планируя будущее и закладывая основы для получения прибыли в дальнейшем.
Зачем бороться?
Таким образом, сама логика капитализма диктует необходимость обуздания капиталистической эксплуатации наемного труда – иначе система не выживет. В долгосрочной перспективе, впрочем, она итак обречена: мир попросту «перерос» капитализм, стал слишком богатый для этой системы. Отсюда необходимость постоянного «надувания пузырей», финансовых спекуляций, неэффективность голой эксплуатации рабочей силы.

В украинских условиях рабочую борьбу нужно начинать с нуля. А это, прежде всего, предполагает постановку простейших «экономических» требований, которые, однако, в определенном контексте могут обладать колоссальным революционным потенциалом. Именно с требований хлеба, мира и 8-часового рабочего дня начинались революции в России, Германии, Венгрии, Испании. Но чтобы их задушить, оказалось недостаточно просто накормить восставших: все они были придушены силой. Народ, который поначалу просто хочет есть, входит во вкус, осознает свою силу и выдвигает гораздо более радикальные лозунги. Так должно быть и в Украине – других вариантов просто нет.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь