Домой Политика Сценарная развилка кризиса, будущее для избранных или для всех

Сценарная развилка кризиса, будущее для избранных или для всех

43

Киев. 17 декабря 2016 года (Facebook, Александр ПЕТРАЧКОВ). Варвары VS мировые элиты. Доминат это современная система управления миром. Исторические циклы развития в какой то мере повторяют предыдущие, и если оглянуться на историю древнего Рима, там после кризиса республики, после гражданских войн наступает эпоха принципата, а затем эпоха домината. Суть обоих эпох в том, что переход к единоличному правлению, или к правлению крайне узкой группы людей, сначала с деградацией, а затем с окончательной отменой демократических прав и процедур. Принципат, как переходная форма от республики к доминату, приятнее, поскольку при нем формально демократия сохраняется, при фактическом единовластии. Император (тогда еще «принципс») Август говорил, что «когда я 18-й раз был трибуном, 26-й раз консулом, и 4-й раз цензором, так приятно чувствовать себя демократически избранным лидером», и что цензором нельзя было стать более 1-го раза, его не волновало.

Суть домината проста, при нем происходит расслоение мира на 2 категории: мировой нобилитет и мировое быдло (пролетариат, варвары, «чурки», китайцы, украинцы). При этом реальная власть будет всегда принадлежать нобилям, которые должны обязательно иметь и власть и деньги, причем легитимно. Есть известная литературная шутка, в которой варвар говорит королю: «я хочу напасть на тебя и захватить твое королевство», на что король возражает: «это неправильно, незаконно, нелегитимно, я владею моим королевством по праву, а ты будешь узурпатором». Тогда варвар спрашивает: «а почему ты владеешь королевством по праву?», и получает ответ: «я получил его от своего отца». – А отец? –Отец получил его от деда. – А дед? – Дед от прадеда. – А прадед? – Ну, прадед завоевал его силой своего меча. – Так и я хочу завоевать его силой своего меча!, резонно парировал варвар королю.

В действительности все богатство и вся власть в мире нелегитимны, но есть условное правило, что если прошло 3-4 поколения, то все захваченное силой становится легитимным. Если ваши богатства сколочены в 17 веке пиратством, то это нормально, а если в 20-м, то абсолютно ненормально. Поэтому огромное количество людей, имеющих и власть и деньги, никогда не войдут в нобилитет, потому что у них нет признанной легитимности. Но при этом, обеспечив у себя власть денег и власть власти, нобилитет окончательно потерял у себя зону контроля. Как известно, всякая власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно, и в лице нобилитета мир получил действительно абсолютную власть. Тонкость здесь в следующем, нам регулярно говорят, что государства уйдут в прошлое, и их место займут корпорации. Но с точки зрения нобилитета, что государство, что корпорации, это все одинаковые ширмы, и это отношения к делу не имеет.

Власть корпораций в мета-панковом варианте это мечта, как бы это могло сложиться, но на самом деле все значительно неприятнее. Все существующие прогнозы по экономике будущего это те или иные типы экономики потребления (до последних 2-х лет никто не рисовал экономику будущего, как экономику производства), и большинство из них носит фашистский характер, по схеме социальной связанности общества и власти, как их рисовали в прошлом Муссолини и Гитлер. Мы полагаем, что будущее приближается к нам через инновационные технологии, но это всего лишь очень красивый и хорошо организованный обман, причем по определению. В чем принципиальная разница между научно-техническим прогрессом и инновационной экономикой? В том, что задача инновационной экономики взять нечто неутилитарное из науки и каких угодно озарений, и превратить в деньги, предельно утилитарное. Если момента продажи на рынке нет, то это не инновационный продукт, а нечто другое. То есть задача инновационной экономики неутилитарное сделать утилитарным, материальным. В то время как познающая, когнитивная экономика научно-технического прогресса наоборот должна материальное, утилитарное сделать неутилитарным, превратить деньги в знания. Таким образом, если инновационная экономика проедает накопления, сделанные в прошлом, то НТП вкладывает ресурсы в будущее.

В связи с глобализацией возникло серьезное противоречие. Мир стал замкнутым, поскольку при уровне нынешних технологий в космос мы пока не вышли, а пределы Земли более-менее охватили, а мировая экономика при этом осталась открытой. Каким образом такая конструкция может существовать, не понятно, и естественно сегодня она вошла в фазу глубокого кризиса. В чем суть неприятностей? Дело в том, что большинство людей считают, что когда финансисты занимаются своими финансовыми делами, они при этом о чем то серьезно думают, например хотя бы о своей прибыли. Их считают ужасными людьми, которые как спруты запускают свои щупальца во все уголки мира, и как пауки, плетут свои хитрые сети, вроде великих деятелей прошлого Неккера и Токугава. А в действительности чаще всего это мелкие хулиганы и глупцы, которые не способны считать даже на 2 хода вперед, не говоря уже о 3-х и более. Бреттон-Вудская валютная система прожила 24 года, потому что делали ее не финансисты, а Дж. Маршалл, начальник штаба армии США, соображающий в стратегии, и создававший ее в течение 3-х лет войны. Поэтому та система оказалась относительно работоспособной. Дальше мировые элиты начинают договариваться, делают какие то. Даже разумные шаги, формируют соглашение о «золотом пуле», создают финансовый резерв, потому что не будучи глупцами, понимают риск разбалансировки валют.

И вот начинается 1968 г., война на Ближнем Востоке, колебания фунта стерлинга, парижская и пражская весна, колебания марка-фунта-франка-доллара. В этот момент золотой пул нужен максимально, потому что колебания только начались, и оперативным вбросом резервов их можно остановить. Но как только начались серьезные колебания мировых валют, золотой пул наоборот немедленно распался, было просто заявлено: «Боливар не снесет двоих, своя рубашка ближе к телу. Все образуется само собой. После этого Америке пришлось приостановить конвертацию доллара в золото, и быстренько девальвировать доллар. Начинается война 1973 г., в ходе которой «гнусные евреи и гнусные арабы виноваты в том, что закрыли Суэцкий канал», начался резкий рост цен на нефть, энергетический кризис, порезали на металлолом самолеты и корабли. Что в этот момент золото стало самостоятельным товаром, и стало котироваться на рынке. как товар, что привело к мгновенной разбалансировке всех цен, начиная с энергоносителей, можно спросить: в этом тоже виноваты арабы с евреями? В 1975 г. происходит создание «большой 7-ки», начиная с группы финансовых руководителей самых развитых стран, съехавшихся на Ямайку договориться о решении проблемы разбалансировки валют, хотя все считали это организацией по решению глобальных мировых экономических вызов.

Следующая «ямайская» валютная система прожила менее 15 лет, хотя говорить об этом неловко, и считается, что она живет до сих пор, правда ныне работающая система не ямайская, а Вашингтонско-Брюссельская система доллар-евро, к 2016 г. спокойно заканчивающая свое существование. Сегодня она тихо умирает, поскольку как и предыдущая делалась «на коленке», пошел разговор о ликвидации 500-евровых банкнот, о переводе евро в электронное обращение и т. д. В нашем реальном мире денежные системы организуются на коленке, живут недолго, и важно, что всякое разрушение финансовой системы кому то приносит прибыль, хорошо понимать, кому, но важно понять, что не обязательно он это спланировал. Просто его картина мира и система управления такова, чтобы он свой кусок на своей части мира обязательно получил. Если вы изначально имеете легитимные деньги и власть, то вы всегда застрахованы, но при этом в случае чего можете получить свои дивиденды.

Когда то была Римская Империя, которая полностью объединила под своим контролем мир-экономику ойкумены, который при тогдашнем уровне развития транспортных коммуникаций, был относительно связан, построила сравнительно высокий средний уровень жизни, приличный уровень культуры, отличный уровень нормативной базы, хорошую логистику, сделала свой «хай-тек» в виде тоннелей, мостов и акведуков, уровень жизни был весьма высок. Это было единственное социальное образование на земле, где был «человеческий капитал», в который имело смысл вкладываться. Это были рабы, там реально вложение в рабов с целью повышения их продажной цены, было существенной частью экономики. Так что если мы хотим найти экономику человеческого капитала, это поздний Рим. Когда в Риме стало хорошо и комфортно, оказалось, что римлянки не хотят рожать детей. Что только не делали императоры, принимали законы, лишали гражданских прав, но рождаемость в Риме продолжала неуклонно падать, и быстро упала ниже уровня естественного воспроизводства.

Кроме того, выяснилось, что римляне совершенно не хотят служить в армию, и не хотят заниматься тяжелыми работами. Разумеется, что в этот момент в империи появляются варвары. В основном не в результате завоеваний и вторжений, хотя и они тоже были. Начиналось все с того, что варваров нанимали на службу, сначала в армию, и если в первом поколении появились варвары солдаты, то во втором варвары офицеры, в третьем варвары генералы, а в четвертом варвары императоры. Все это происходило очень быстро, и в итоге не варвары завоевали империю, а империя готова была отдать себя варварам, поскольку не желала заниматься никакой деятельностью, включая рождение детей. В какой то момент времени варваризация империи зашла так далеко, что дальнейшее поддержание имперских «хай-теков», сельскохозяйственных, и главное, снабжение и очистку городов — акведуки и клоаки, оказалось уже невозможно. Происходит катастрофа, люди массово бегут из городов, и империя погружается в темные века без каких либо событий.

Дальше варварская Европа знакомится с античным наследием через другие цивилизации, начинается рост схоластики, возникает схоластический тип мышления, европейское развитие идет по новому кругу, происходит индустриализация, объединения, и все опять приходит на круги своя. Опять в Европе рождаемость падает до уровня ниже естественного воспроизводства, опять европейцы не хотят заниматься тяжелыми и неприятными работами, и возникает потребность в привлечении варварского населения, в больших количествах, во всех развитых странах. Исчерпав ресурсы на собственной территории, нобилтитет обращается за внешними. Но варварская рабочая сила не интегрируется в социальную систему, начинает жить собственным способом, по своим собственным законам. И поскольку мы видим полное движение колеса, у нас мало сомнений, что произойдет дальше, будет закончен следующий оборот до конца. При этом каждый следующий оборот интереснее и сложнее предыдущего, он вовлекает в себя большее число людей и смыслов. Если Рим создал первую большую империю, то современная европейская цивилизация создала глобальную империю, земную, и даже, пусть очень плохо, но вышла в космос.

Следующий оборот будет конечно масштабнее, и мы не даже не представляем, что он может нам дать. Не надо упрощать, что там в будущем будет просто галактическое человечество, будет нечто более сложное, но и галактическое человечество там тоже будут. Но переход к новому подъему произойдет через очередное падение, катастрофу, темные века, которые для Европы сегодня выглядят почти неизбежными. Не случайно внутрь этого колеса встроено другое колесо, революционное, ведь любые катастрофы это стадии революции. При этом если революция не происходит, то колесо приостанавливается, и ничего хорошего это ни для кого не сулит. Потому что это революционно-катастрофическое движение объективно прогрессивное. Можно замедлить движение колеса, выиграв какое то время, но ценой того, что следующая катастрофа будет глубже и хуже, а главное, это точно работа против будущего, в попытке остановить то, что должно умереть. Почему должно умереть? Потому что главный индикатор – кривая рождаемости на женщин детородного возраста давно упала ниже 2-х, естественного уровня воспроизводства. Все, вариантов нет, и нет решений, которые можно предложить.

С другой стороны умный человек и не станет в такое время руководителем Европы, отсюда ответ на вопрос, почему там сейчас нет Де Голля, даже Шредера, почему сегодня Францией правит такое ничтожество, как Олланд, что является позором для такой великой страны, как Франция. А давайте вспомним, какие императоры правили Римом во время его заката. Сам сюжет во время заката ставит на высшие позиции людей, которые опускают колесо вниз, как во время подъема он ставит туда людей, которые поднимают его вверх. Это естественный ход исторических циклов развития. Впрочем Европой мир не исчерпываются, есть еще США, которые живут в чужой мифологии, поскольку своей они не создали. У них соревнуются проекты книг, Библия, Книга Мармонов, они все еще пытаются заниматься экспортом нестабильности, но понятно, что теперь на фоне мирового кризиса это уже не получается, нестабильность уже просто некуда экспортировать. Америка сейчас это единственная страна, которая пытается бороться с катастрофой, но делает она это зачастую бесчеловечными методами гражданской войны. Когда пилигримы с «Мэйфлауэра» впервые высадились в Плимуте, то в первую зиму погибла половина колонистов, так что похоже, что никакие жертвы ради преодоления кризиса не могут там считаться чрезмерными. Они безусловно двигаются вперед, вопрос как? Россия уверенно погружается в сюжет Византии, проектоной периферии, действуя тактически, но не стратегически, русская православная церковь не предлагает никакой новой картины будущего, кроме реставрации прошлого, страна управляется «эффективными менеджерами», которые не имеют ни позиции, ни стратегии, ни будущего, все существующие проекты обращены в прошлое.

После Маршалла и Рузвельта все проекты мировых элит носили рефлекторный вид «угрозы-ответы», даже двухходовые комбинации никто не считал, поэтому каждое следующее решение только ухудшает оперативную ситуацию. В итоге все попадают в воронку, когда управлять уже некому, нечем и незачем. Пока например в России сложилось жесткое противоречие 4-го промышленного уклада оборонных предприятий ВПК, и 5-го уклада банков и мега-моллов, которое балансирует сложившийся на верху режим нео-абсолютизма (в отличие от дореволюционного российского самодержавия, старый европейский и новый российский абсолютизм призван балансировать противоречия между старым и новым укладом). Это противоречие проходит на всех уровнях, от самого низа, от предприятий, до самого верха, до руководства страны, которое разделилось на «группу контролеров», и «группу банкиров», при этом отношения между ними красноречиво выражаются в высказывании Глазьева, что «только массовые расстрелы руководства ЦБ спасут Родину», с чем никто не спорит, но все сомневаются, что даже и это «спасет Родину».

Та же проблема возникает и на Западе, до сих пор существуют сегменты традиционного уклада, пусть и с постиндустриальными фрагментами, и есть новая инновационная экономика . Базовая неприятность здесь затрагивает уже доминат. Потому что инновационная экономика обесценивает базовые активы. Если в старой экономике основная стоимость сосредоточена в основном капитале, то в новой в оборотном, органическом. Если из одного сектора капитал перетекает в другой, то в первом обесцениваются основные фонды, земля и производственные предприятия. Это противоречие жесткое, бинарное, естественно мировые элиты додумались, что с этим надо сто то делать, и решили, что 6-й технологический уклад станет в управляющую позицию к этому двухскатному противоречию. Есть еще одна важная деталь в культурном разграничении между стим-панком и кибер-панком. 6-й уклад уже описан достаточно, аддитивное производство, интернет вещей, био-тех, нано-тех, робо-тех, новые материалы, искусственный интеллект, замкнутый цикл, и т. д.. Его уже делают, и рано или поздно сделают, альтернативы 6-му укладу нет, другого решения найти нельзя, и за него в мире идет большая толкотня, к 2022-2024 г. г. этот вопрос так или иначе решат.

Еще важный момент, существует мнение, что вся история развития мировой экономики, это история развития разделения труда. И вот сейчас это разделение труда наконец довели дол правильных значений, оно стало колоссальным, любой труд разделен на простейшие операции, которые может выполнять не только робот, но и варвары, чурки, китайцы, и даже обезьяны. Более того, даже интеллектуальный труд также отлично делится на операции, и его также научились автоматизировать так, сто с ним также уже может справляться, ну если не обезьяна, то китаец уж точно. Тем самым, создавая 6-й уклад и еще сильнее углубляя разделение труда, мы еще больше увеличиваем эффективность производства, а тем самым доходность. В итоге начинается вытеснение человека из всех зон производств, при этом оказываются лишними 6 «не золотых» миллиардов людей, и из «золотого миллиарда» миллионов 750-800, а оставшиеся 20-250 млн. вполне можно занять каким-нибудь делом. И что с ними делать, когда в условиях роботизации с точки зрения интересов и безопасности нобилитета эти лишние 98% людей в принципе оказываются лишними, и даже опасными. Но при этом, вопрос к элите, зачем им при этом еще дополнительно лишние проценты эффективности, при и так уже совершенно формальных электронных доходах? Как говорится, раньше печку топили керенками, а теперь будем долларами.

Эта ситуация еще не проанализирована, что следующий шаг даст 6-7 млрд. лишних людей, но скоро это всем будет очевидно, и элиты продолжат поиск решения на коленке. Поскольку решают они проблемы только одноходовками, то посчитать это не проблема. Во первых, они могут додуматься до большой войны, причем в этом случае будет прав Оруэлл: «всякая большая война это война не за территории и ресурсы, и даже не за то, чтобы сжечь пассионарность, а способ чем то занять огромные массы лишних людей». Хотя при низкой пассионарности, «из искры может разгореться пламя, но из мыла высекать ее сложно». Но это самое простое решение на коленке, поэтому очень вероятное. К тому же из 7 миллиардов 5 живут в 3-м мире, поэтому для них это будет создавать иллюзорную видимость смысла жизни.

Получаем все, что можно с кризисами: «никто не боится Бога, врем себе, врем другим, врем всему миру, не заботясь о последствиях, безжалостно убиваем…, а потом удивляемся глобальным стихийным бедствиям». Но наверняка и это не сработает, потому что пассионарности по настоящему нет, поэтому даже если большая война и будет, то все уничтожить не получится. Дальше возможны другие ходы: трансгуманизм, сингулярити, искусственные революции, компьютерное правление, и весь кибер-панк в том же духе. И опять будет задача не построить что то, не создать новое иное, а опять заняться иллюзорной деятельностью, чтобы людей чем то занять. Представьте завтрашний мир будущего, 4 млрд. пишут вирусы, 4 млрд. пишут антивирусы, и все заняты и довольны. Вот только роботы быстрее будут писать и то, и другое, поэтому и из этого людей вскоре вытеснят.

С освоением космоса тоже все достаточно грустно, дело в том, что при нынешних технологиях в космос можно вывести сотни, даже тысячи людей, но в ситуации, в которой мы скоро окажемся, нам не помогут и миллионы. А в условиях робототехнической революции один человек в космосе не создает пирамиду рабочих мест на Земле. Мы не получаем пирамиды, нам нужно именно сбросить лишних людей в космос, и для этого нам не помогут даже корабли, вывозящие миллионы людей в космос, быть может теле-портал, но это совсем из разряда фантастики. Это тоже не поможет, начнутся предельные войны трансгуманистов с гуманистами, людей с роботами, которые будут уже неуправляемыми, и без движущей интенции «лишь бы занять людей». В них начнет появляться очень неприятное внутренне содержание, потому что в межвидовых войнах часто начинает появляться ситуация «так не доставайся же ты никому, сказал он, окончательно взорвав Землю».

В этот момент станет понятно, что ситуация, при которой 7 млрд. людей не имеют ни работы, ни возможности ее получить, является преступлением, и если 2МВ ввела понятие «преступление против человечности», «не имеет срока давности», за это разыскивают и вешают до сих пор, то предельная война будет сопровождаться новым понятием «преступление против человечности, совершенное с особым цинизмом». Люди будут идти на любую сделку со следствием, только чтобы им дали простое «преступление против человечности», типа: «да конечно, 5 млн. евреев я убил, но при этом никакого особого цинизма против человека, как вида, я не совершал». Будут судебные процессы, и в этот момент постараются достать доминат, получится новое «дело тамплиеров», хватать будут сразу везде и одновременно по всему миру, сажать, стрелять и сжигать тоже, и в конце концов это тоже не поможет.

Сама собой возникает мысль, что глобальная катастрофа всех выручит, скажем взрывается Йеллоустоун в США, куча погибших, роботы не работают, опять появляются индустриальные пирамиды, опять начинает не хватать людей, как после чумы в Европе в 14 в., и создает возможность еще на 10-20 лет. Главное, что никто не виноват и никто не попадает под статью «преступление против человечности с особым цинизмом». Такая же катастрофа возможна на Камчатке и на Кавказе, но в любом случае если где то взорвется, то мало не покажется никому. Так что это уже не идея, а почти что проект, и над этим надо подумать… Мы так и не ушли от 1МВ с ее концепцией футуро-цида. Чтобы мы ни говорили про кибер и стим панк, про 5 и 6 уклад, про Америку и Россию, про пролетариат и буржуазию, в мире сегодня есть только одно, действительно структурообразующее противоречие, но которое опираются все остальные. Либо нас ждет будущее для всех, то есть если оно есть, то именно для всех, тогда мы переходим к концепции ноосферного когнитивного коммунизма, и обязаны работать в этих рамках, либо искать иные, но здесь же, в этой логике. Только при этом не надо оглуплять идею, что мы должны вернуться к модели советского социализма, которая к этому не имеет ни малейшего отношения, будучи в основном гос. капитализмом.

Либо, если мы не согласны, что будущее для всех, то мы строим модель «будущее для избранных», для тех, кто является избранным, будущее для американцев, будущее для евреев, будущее для мусульман, для любых уцелевших, но в любом случае мы выстраиваем позицию «будущее для избранных», то есть очередной век для негодяев, убийц и воров. Всем нам конечно нравится вариант «будущее для избранных», потому что мало кто хочет идти в будущее с террористами из ИГИЛ, с китайцами, с доминатом из Америки, с католической инквизицией, и т. д., у всех это вызывает неприятные ассоциации. Но при этом каждый, кто говорит, что будущее для немногих, очень часто именно себя к этим немногим и причисляет.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь