Домой Стратегия Православие как национальная идея?

Православие как национальная идея?

262
фото взято с сайта korrespondent.net

Милан Лелич

В самом разгаре визит патриарха Московского и всея Руси Кирилла в Украину, о чем украинцам не устают ежедневно и ежечасно напоминать разнообразные СМИ. Озабоченные религией граждане разделились на две группы: меньшинство требует немедленно выдворить «кирилла-гамадрила» (довелось услышать такую речевку) из страны, большинство же несказанно радуется прибытию своего лидера, встречая его в родных городах или таскаясь за ним по всей Украине; особо буйные решаются даже на ночные многокилометровые заплывы «в честь патриарха».

Визит Кирилла проходит на фоне значительных событий в так называемой «большой политике»: очередной российско-украинской дипломатической войны, медленного, но уверенного нарастания предвыборной активности и прочее. Попиариться на визите патриарха сочли своим долгом и Ющенко, и Тимошенко, и Янукович, старающийся больше всех и прямо-таки исходящий православной благостью. А вот Яценюк встречаться с патриархом не стал: возможно, Арсений Петрович куда больше верует в деньги спонсоров, чем в помощь святого духа.


На фоне всех этих протестов, празднеств, высоких встреч, фантазировать о каком-то внутреннем духовном наполнении визита, его якобы глубоко интимной для верующих сути, даже как-то неудобно. Да и сам Кирилл мирским утехам, как мы увидим, совсем не чужд.

Верблюд в игольном ушке

За время пребывания в Украине Кирилл успел влезть в неприятный скандал: на его запястье заметили часы фирмы Breguet из белого золота с ремешком из кожи крокодила ценой примерно 30 тыс. евро. На этом фоне все его увещевания о необходимости самоограничения и критика современной потребительской культуры сразу приобретают кощунственный оттенок. Впрочем, для Гундяева Владимира Михайловича (мирское имя Кирилла) материя традиционно была важнее духа, как утверждают недоброжелатели.

Путь в религию потомственный священник Вова Гундяев начал лет с трех, по рассказам родственников, выучив множество православных молитв. Отказавшись вступать в пионеры и комсомол, стал общешкольным изгоем и посмешищем. Не выдержав такого гнета, в 15 лет Владимир бросил школу и ушел в геологическую экспедицию. Естественно, все дорожки к нормальному светскому образованию после этого были закрыты – на дворе был 1961 год. Впрочем, Гундяев без особых проблем поступил в Ленинградскую духовную академию, закончил ее с отличием и получил степень кандидата богословия. С 1970 года Гундяев в сане иеромонаха становится личным секретарем легендарного митрополита Никодима, на тот момент возглавлявший очень лакомое место в церковной иерархии – Отдел внешних церковных связей (ОВЦС). Сопровождая различные церковные делегации, Гундяев побывал на Ближнем Востоке, в Африке, в США, изъездил всю Европу. Такой стремительный взлет молодого церковника оказался совсем не случайным. По слухам, с самого начала своей карьеры в РПЦ Гундяев обзавелся тесными связями с КГБ, в котором был известен под кличкой «Михайлов». В 1989 году он возглавляет ОВЦС, в 1991 – становится митрополитом.

В 1994-1996 годах Кириллу впервые предоставляется шанс показать свою деловую жилку: договорившись с несколькими западноевропейскими фирмами, он, как глава ОВЦС, сумел организовать бесперебойные поставки в Россию продовольственных товаров, вина, сигарет, моторов для холодильников и массы других товаров на много сот миллионов долларов, оформив это как гуманитарную помощь (и, соответственно, без необходимости уплачивать ввозную пошлину). В качестве временного места хранения всех этих товаров, в подписанных договорах Кирилл указывал Данилов монастырь в Москве. Архиерейский собор действия Кирилла поддержал, указав на важность материального благополучия церкви. Личное же состояние Кирилла на тот момент составляло (по оценкам злопыхателей) примерно 1,5 млрд. долларов (сейчас около 4 млрд.). В 1996 году Кирилл входит в совет директоров банка «Пересвет», обслуживающего финансовые потоки РПЦ, и развивает бизнес-активность: играет на биржах, занимается нефтяным бизнесом, торгует металлами и автомобилями. Он покупает пентхаус в центре Москвы с видом на храм Христа Спасителя и виллу в Швейцарии (одно из официальных хобби патриарха – катание на горных лыжах). На этом фоне часы за каких-то 30 тыс. евро выглядят невинными шалостями.

Православная неадекватность

Вполне естественно, что настолько хорошо умеющий «решать вопросы» человек как раз и стал новым патриархом РПЦ после смерти Алексея ІІ.

Между тем, вопросов накопилось немало. Немалое значение среди них занимают отношения с УПЦ МП, постоянно пытающейся стать полностью автономной от Москвы. Москва, естественно, допустить этого никак не может. И дело даже не в имперской экспансии России – Дмитрий Медведев, в отличие от своего предшественника, церковь как инструмент геополитической борьбы всерьез не рассматривает. Настоящая же причина лежит опять-таки в финансовой плоскости: УПЦ КП приносит РПЦ едва ли не половину общего дохода. А считать деньги в современном православии умеет не один лишь Кирилл.

Точно оценить финансовое положение РПЦ не возьмется никто – слишком уж непрозрачны ее финансовые потоки. Эксперты оценивают ее общее имущество в несколько десятков миллиардов долларов. И такие суммы не должны вызывать удивления: к делу в РПЦ подходят системно. Открытый в 2004 году Центр инвестиционных программ при РПЦ сейчас занимается строительством нескольких бизнес-центров и элитных микрорайонов, владеет гостиницами и супермаркетами. Принадлежащий РПЦ бизнес-центр «На Спартаковской», расположенный в историческом районе Москвы приносит арендный доход от таких богоугодных заведений как элитный теннисный клуб с кортами на крыше и салон красоты.

Напористость в отстаивании собственных интересов РПЦ, естественно, распространяет и на Украину. Чего стоит одно лишь «дело» братьев Мовчанов, обвиняемых в «противопоставлении себя обществу и презрении к духовным ценностям граждан». Весь их «грех» в том, что они, вместе с другими активистами и местными жителями, осмелились выступить против постройки церкви УПЦ МП на территории парка «Спутник» в одном из районов Киева (стройка, кстати, является незаконной, ведь парк не изменил целевого назначения). Парням же угрожает до четырех лет лишения свободы.

Впрочем, в украино-российских церковных отношениях неадекватным выглядит не только «старший брат». Виктор Ющенко давно превратил создание единой поместной церкви в Украине в часть своего сколь затратного, столь и бессмысленного национально-культурного проекта, наряду с Голодомором, Конотопской битвой, Мазепой, Петлюрой, и прочими Бандерами. Во время встречи с патриархом он даже изрек феноменальную по «дипломатичности» и «разумности» фразу: «Самое большое стремление украинского народа – жить в единой поместной православной церкви». Вот оно как, оказывается! А автор этих строк все время думал, что самое большое стремление украинского народа – достичь хорошего уровня жизни, получать качественное образование и медицинское обслуживание, иметь доступ к мировым культурным богатствам и т.д.

К счастью, не похоже, чтобы визит патриарха Кирилла хоть на шаг приблизил страну к осуществлению мечты Виктора Андреевича – православию как национальной идее.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь