Домой История политических движений От экофашизма к ультраправой экологии

От экофашизма к ультраправой экологии

12

Считается, что сторонники экологического движения принадлежат к левому лагерю. Однако ультраправые всё чаще поднимают эти темы, адаптируясь к повестке дня.

Ультраправые активно стремятся оседлать экологическую повестку. С одной стороны, им на руку играет страх обывателя перед прогрессом и участившимися кризисами. С другой – сами экологические движения и зелёные партии, отказываясь от прогрессивных социальных требований в погоне за респектабельностью, готовят почву для наполнения экологической повестки иным, реакционным содержанием.

Тем временем у ультраправых инфраструктура для такого перехвата давно готова: так, структуры, предназначенные для greenwashing’а (создания прогрессивного экологически-ответственного имиджа) при французском Национальном фронте были созданы ещё четверть века назад. Не занимаясь реальной действительностью, они готовились вступить в игру в подходящий момент. Сейчас многим из ультраправых кажется, что этот момент настал. Неслучайно террорист из новозеландского Крайстчёрча называл себя «экофашистом».

Неоднозначные связи глобального потепления и подъёма неофашизма исследуют авторы книги «Допотопный фашизм» из коллектива Zetkin Collective. Считается, что сторонники экологического движения принадлежат к левому лагерю. Однако ультраправые всё чаще поднимают эти темы, адаптируясь к повестке дня. «Глобальное потепление и рост популярности ультраправых – явления одного порядка», – таков лейтмотив книги «Допотопный фашизм» (1), которая является результатом работы группы исследователей и активистов со всей Европы, так называемого Zetkin Collective, созданного в 2018 году в Швеции.

Оба этих явления нашего времени заставляют задаться вопросом о связи экологии с ультраправыми взглядами. Эти отношения носят давний и довольно разносторонний характер. Однако, как напоминает Zetkin Collective, для них существует общая предпосылка: «Ультраправые затрагивают в своей риторике лишь ограниченный круг тем. И эти темы никогда не переходят рамки их основной идеи: верховенство этнически чистой нации».

Его самым радикальным воплощением, получившим после недавних событий трагическую известность, является экофашизм. Брентон Таррант, осуществивший террористический акт в мечетях Крайстчерча (Новая Зеландия) в 2019 году, написал в своём манифесте следующее: «Я считаю себя экофашистом».

Он называл «иммиграцию и климатическое потепление двумя сторонами одной проблемы: окружающая среда разрушается из-за перенаселения, и только мы, европейцы, не способствуем перенаселению. Нужно убить захватчиков, устранить перенаселение и таким образом спасти окружающую среду». Такой подход соответствует идеям одного из основателей экофашизма, финского энвайронменталиста Пентти Линкола, умершего в апреле прошлого года. Его кредо: радикальное ограничение иммиграции, возвращение к доиндустриальному образу жизни и авторитарные меры по удержанию образа жизни людей в строгих границах.

В книге «Допотопный фашизм» авторы цитируют профессора Кару Даггетт из Американского технологического университета Вирджинии (США), которая предупреждает о том, что «изменение климата является катализатором фашистской идеи обезопасить жизненное пространство (Lebensraum), забаррикадировать свой очаг от врагов, которые видятся повсюду».

Во Франции этот экофашизм остаётся маргинальным, но знакомым явлением. В статья от 2016 (2) доктор политологии, член Центра наблюдения за политической радикализацией, историк Стефан Франсуа пишет: «После окончания Второй мировой войны идеи экофашизма высказывал бывший офицер CC француз Морис Мартен, известный под псевдонимом Робер Дун.

Он утверждал, что экология должна быть радикальной, «национальной» и расистской, а также сочетать в себе критику рынка». «Экология эта восходит к основам нацизма и приближается к идеалам так называемого «Volkisch», то есть одновременно расистского, языческого и близкого к природе», – анализирует историк. Одна из самых заметных фигур движения «Новые правые» – историк Ален де Бенуа – интересуется этими взглядами с 1970-х гг. и разработал учение об экологии идентичности.

Путь для современной ультраправой экологии, объединяющей защиту окружающей среды и «чистой нации», проложили многие идейные течения. Zetkin Collective напоминает, что в партии «Национальный фронт» (FN), после робкой попытки Брюно Мегре выстроить политическую позицию по вопросам экологии, в 1994 году был основан «Новый экологический коллектив». Тогда речь шла о том, чтобы поднять темы защиты «семьи, природы и расы».

Коллектив, который на самом деле не занимался ничем, был первым опытом создать зелёный камуфляж (greenwashing) «Национального фронта». «Экологический аспект патриотизма очевиден, левые в некотором роде лишили настоящую экологию её сути», – отмечала Марион Марешаль в мае этого года. 

Эту тенденцию Стефан Франсуа анализирует следующим образом: «Это особый взгляд на население как на основные этнические группы, которые распределили между собой принадлежащие им территории. В этом смысле экология ультраправых — это экология популяций, управляемая страхом социального смешивания». Эта так называемая «настоящая экология» не затрагивает вопросы защиты окружающей флоры и фауны, вопросы энергетики. На ней, по словам историка, лежит «снование великих “рас” в их естественной среде обитания».

Националистическая экология основана на трёх постулатах: локализм, «великое разделение», задуманное как ответ на «великое замещение» и, по мнению некоторых активистов, обратное развитие – имеется в виду прежде всего отказ от модернизма. Zetkin Collective выделяет также «католическое направление, которое возникло среди противников браков для всех, а потом объединилось в рамках концепции “интегральной экологии”, относящейся к идее защиты мужчин и женщин от технизма и развития рынка, сохраняя их в естественном состоянии».

В прошлом году в программе «Национального объединения» на европейских выборах отмечалось желание «сделать из Европы первую экологическую цивилизацию в мире». «Национальное объединение» и Эрве Жювен, теоретик этого «великого разделения», являются главными промоутерами теории «экологии населений».  Экология чаще всего поддерживается левыми. Но, по мнению Стефана Франсуа, эти темы становятся «главным теоретическим пунктом для ультраправых групп, начиная от традиционных католиков и до языческих и/или неофашистских ультраправых».

Как считает Zetkin Collective, идеи экологов могут полностью отбросить «всякую социалистическую повестку и серьёзно заметно сместиться в сторону правых». Именно так произошло, например, в экологических партиях Дании и Австрии.

  1. WHITE SKIN, BLACK FUEL: ON THE DANGER OF FOSSIL FASCISMкнига коллектива Zetkin Collective.
  2. (« L’écologie, un enjeu pour l’extrême droite » («Экология как вызов для ультраправых») Стефан Франсуа. Stéphane François. Fondation Jean Jaurès-Observatoire des radicalités politiques, février 2016.

Автор: Бенжамен Кёниг

Источник: L`Humanite`

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь