Домой Стратегия ООН предупреждает: жесткая экономия — угроза правам человека

ООН предупреждает: жесткая экономия — угроза правам человека

94

5Когда лекарство приносит больше вреда, чем болезнь, можно ли говорить о выздоровлении? В Соединенных Штатах и значительной части Европы за продолжение политики жесткой экономии обществом была уплачена большая цена, в то время как накачивание финансовых учреждений деньгами мало что дало для оживления экономики. Однако по мере выяснения того, что экономическое восстановление не происходит, политика сокращения дефицита любой ценой оказалась поставлена под вопрос даже не уличными демонстрациями, а в самих коридорах власти.

В своей недавней речи с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке А.Г.Пилар, председатель Комитета ООН по экономическим, социальным и культурным правам, предупредил правительства, применяющие политику жесткой экономии, что защита прав человека это не просто их обязанность, а и правильная экономическая политика.

«Многие государства столкнулись с трудными решениями, которые нужно принять, чтобы справиться с растущим бюджетным дефицитом и слабым экономическим развитием», сказал он. «Однако осуществление реакционных шагов в отношении экономических, социальных и культурных прав человека не только противоречит их международным обязательствам, но и все чаше расценивается как вредящие экономическому развитию, и, следовательно, не могут помочь выходу из кризиса».

Он также предостерег об опасности близорукости в отношении социальных расходов: «консервативная политика может привести к социальной и политической нестабильности, особенно сильно задевая женщин, детей, инвалидов и социально уязвимые группы. Я призываю государства-участники Договора по экономическим, социальным и культурным правам человека выполнять свои обязательства уважать, защищать и выполнять экономические, социальные и культурные права человека».

Однако, наши исследования показывают, что многие правительства игнорируют требования Договора, проводя меры жесткой экономии, которые приносят вред, лишая людей важнейших прав и достойной жизни.

Выполнение прав человека как правильная экономическая политика

Более того, доминирующий политический дискурс драконовских социальных сокращений, утверждающий, будто это единственная возможность для пораженных кризисом стран, явно оказывается ошибочным. Представление, будто ведущие Центробанки и международные финансовые учреждения это нейтральные организации, которые не должны отчитываться перед обществом, поскольку они якобы сугубо аполитичны и технократичны, уходит в прошлое.

Комитет ООН по правам человека повторил то, что раньше было высказано гражданским обществом – права человека это не разменная монета в период экономического кризиса. Наоборот, когда финансовый прессинг угрожает благополучию простых людей, основные экономические и социальные права человека становятся все более важными. Правительства, которые подписали Договор от 1966 года (он был ратифицирован Украиной в 1973 – А.М), обязаны обосновать любое социальное урезание, которое может ущемить права человека. Они также обязаны внимательно изучить альтернативные источники доходов, такие как изменение налоговой политики, придерживаясь при этом принципа прозрачности, ответственности и участия общества в политике.

Если бы власти таких стран как Ирландия и Испания более тщательно выполняли свои обязательства перед введением программ жесткой экономии, можно было избежать многих людских страданий, вызванных этой ошибочной политикой.

Общественные организации немало сделали для того, чтобы доказать вредоносность политики жесткой экономии. В результате в ходе 48-й сессии Генеральной Ассамблеи Комитет предпринял необычный шаг – разослал правительствам открытое письмо, где напоминал им об их обязательствах по защите экономических и социальных прав человека.

Призыв А.Г.Пилара прозвучал в очень важный момент, когда МВФ признал, что недооценил последствия жесткой экономии, а его исполнительный директор Кристина Лагард прямо высказалась об опасности дальнейших сокращений расходов на социальные нужды. Это признал даже упрямый «ястреб сокращений» — председатель европейской Комиссии Хуан Мануэль Баррозо.

Есть и другие обнадеживающие признаки.

Как отмечал Пилар в своем обращении, защита прав человека крайне важна и для улучшения экономического развития. «В действительности защита прав человека это основа для достижения более далеких целей, связанных с преодолением дискриминации, неравенства, проблем в образовании, здравоохранении, достижения экономической стабильности и многих других вопросов», сказал он.

Защита прав человека важна не только сама по себе, но еще и открывает дорогу к альтернативным экономическим решениям для выхода из кризиса. Улучшение финансового регулирования, справедливое налогообложение – как налог на финансовые трансакции, недопущение урезаний расходов на социальные нужды, а также борьба с уклонением от уплаты налогов, все это основы для правильной и здоровой политики, особенно в период кризиса.

По мере того, как среди политиков созревает отказ от жесткой экономии, начинает появляться новый консенсус – о необходимости уважения прав человека для выхода из кризиса.

Достижение этой цели, однако, остается делом непростым, и по всему миру мы видим примеры ненужных сокращений расходов на социальные нужды. Потому мы продолжаем разъяснять ошибочность финансовых соображений, на которых основывается политика жесткой экономии, развивать альтернативные подходы и искать справедливого решения социальных проблем, вызванных кризисом.

Углубление кризиса: какие выводы сделаны?

Сегодня с тяжелым финансовым кризисом столкнулся Кипр: вкладчики банков получили тяжелый удар, вводится контроль над капиталами. Однако какие уроки извлечены из этого кризиса?

Кипрский кризис показал, что чрезмерная зависимость от финансового сектора, а также неуправляемая и либеральная финансовая система способны погрузить в хаос всю экономику. То, как проявляется кризис от страны к стране, зависит от состояния финансового сектора страны – величины задолженности или либерализации, а также внешней зависимости.

За последние две недели Кипр попал в мировые заголовки новостей из-за быстрого развития кризиса, жесткости удара, который понесли вкладчики, и наконец, контроля над капиталами, который было вынуждено ввести правительство, чтобы предотвратить их бегство с острова.

Вкладчики с более чем 100 тысячами евро могут потерять больше половины вкладов. Вкладчики могут снимать не больше 300 евро в день. Переводы средств за рубеж запрещены. Перечисления больше 5000 евро в день требуют разрешения Центробанка. С карточек для международных расчетов можно тратить не больше 5000 евро в месяц. Даже туристы могут потратить во время поездки за рубеж не больше 1000 евро за поездку.

Такой контроль над капиталами, объявленный 28 марта, стал первым случаем на территории страны, входящей в Евросоюз. Это похоже на заклание «священной коровы», поскольку ограничение свободы перемещения капиталов в Европе до сих пор подавалась почти как угроза правам человека. Однако не что иное, как эта полная свобода передвижения капиталов и привела ко множеству финансовых кризисов, случившихся за последние десятилетия во многих странах мира.

Эта либеральная система перемещения капиталов позволила выводить капиталы за рубеж, либо приобретать иностранные ценные бумаги. Она также позволила заниматься краткосрочными спекуляциями, либо делать долгосрочные инвестиции.

После Второй Мировой войны контроль над капиталами был правилом. Потоки капиталов за рубеж или из-за рубежа были ограничены реальной экономикой, торговлей, прямыми инвестициями или расходами на поездки. Однако с середины 1970-х прошла либерализация передвижения капиталов в богатых странах, а затем и во множестве развивающихся стран.

Эта либерализация привела к финансовой нестабильности. Например, огромный поток капиталов в бурно развивающиеся экономики повысил курс их валют (что сделало их экспорт менее конкурентоспособным), а цены на недвижимость начали инфляционный рост. Министры финансов развивающихся стран неоднократно протестовали против политики «легких денег», проводимой богатыми странами, поскольку она вредит молодым экономикам.

Когда ситуация меняется, меняются и настроения инвесторов, и приток капиталов сменяется их оттоком. Внезапный финансовый «отлив» и снижение курса валюты может оказать опустошительное влияние на экономику. Запасы иностранной валюты иссякают, и местные компании, которые занимали деньги за рубежом из-за низкой процентной ставки, больше не могут платить по долгам, поскольку национальная валюта упала.

К примеру, в 1997-99, в годы азиатского кризиса, восточноазиатские страны, которые чрезмерно либерализовали свою финансовую систему, столкнулись с тем, что их местные компании и банки набрали кредитов в американских долларах, а затем, когда национальная валюта упала, многие из них не смогли обслуживать свои долги. Запасы иностранной валюты в банках упали до опасного уровня, что вынудило их искать спасения в займах у МВФ.

Были и исключения. Малайзия, к счастью, сохранила определенный контроль над объемами корпоративных заимствований в иностранной валюте, что уберегло страну от попадания во внешний долговой кризис. Тем не менее, мощный отток капиталов и сокращение валютных запасов едва не повергли страну в кризис. Установив в сентябре 1998 контроль над оттоком капиталов, Малайзии удалось избежать худшего. Но когда страна обратилась за помощью к МВФ, то ей ответили, что государственный контроль над передвижением капиталов разрушит малазийскую экономику.

Сегодня эта экономическая ортодоксия уходит в прошлое, и большинство аналитиков, включая и сам МФ, доверяют Малайзии как раз потому, что она имеет контроль над движением капиталов.

Этот контроль включает в себя временный запрет иностранцам переводить свои фонды (например, акции), за рубеж, ограничение на количество денег, которое местные туристы могут взять с собой за границу, ограничение на величину инвестиций за рубеж, которые делают местные компании и граждане. Что разрешается, это вывод прибыли, полученной от прямых иностранных инвестиций, а также передача выручки от экспорта и импорта.

По мере того, как экономическая ситуация улучшалась, контроль был ослаблен, а затем снят.

Сегодня МВФ изменил свою позицию, полагая, что контроль над перемещением капиталов в определенных ситуациях не только законен, но и необходим. Отчасти признается и то, что неконтролируемые потоки капиталов могут вызвать финансовую нестабильность и нанести вред экономике.

Что касается Кипра, то аналитики теперь признают, что модель развития, опирающаяся на нерегулируемый финансовый сектор, неустойчива, поскольку страна стала налоговой гаванью для иностранных капиталов, особенно из России. Однако главным фактором в возникновении кризиса стало то, что крупнейшие банки Кипра инвестировали в государственные облигации Греции. В октябре 2011 Греции Евросоюзом и МВФ был предоставлен пакет финансовой помощи. Частью этого пакета была «стрижка» держателей греческих облигаций – они утратили половину стоимости. Так банки Кипра потеряли 4 миллиарда евро, что составляет почти четверть ВВП страны, составляющего всего 18 миллиардов евро.

Сегодня пришла уже очередь спасения Кипра, как часть европейского плана в 10 миллиардов евро. Два крупнейших банка, Банк Кипра и «Laiki Bank» пройдут глубокую реструктуризацию, причем второй может быть ликвидирован.

Важнейшим новшеством, придуманным ЕС и МВФ является то, что обладатели банковских депозитов понесут потери. Депозиты менее 100 тысяч евро не тронут, поскольку первоначальный план «налогообложения» их в 6,75% вызвал огромное возмущение и страх финансовой неустойчивости во всем Евросоюзе, поскольку кипрские банки действовали во многих европейских странах. Заключительный план касается только двух банков и депозитов более 100 тысяч, а не множества других под 9,9%. Обладатели крупных депозитов утратят половину денег в Банке Кипра, а крупные вкладчики «Laiki Bank» могут потерять даже больше.

Новая европейская политика наносит сильный удар по доверию к банкам. Отныне сохранять деньги в банках становится небезопасно.

Контроль над перемещением капиталов – это еще одно европейское нововведение. Он кажется драконовским, однако, необходимым в ситуации, подобной кипрской.

Сегодня экономическая ортодоксия в финансовой и экономической политике все больше меняется и слабеет. Шестнадцать лет назад кризис начался в Азии, пять лет назад его эпицентр оказался в США, а сегодня им охвачена уже Европа.

Остается один вопрос: какие уроки будут извлечены политиками из этих кризисов?

Европа движется к введению «налога Робин Гуда», а США – наоборот

Давно обсуждаемый в Европе налог на финансовые трансакции (FTT) стал на шаг ближе после создания коалиции 11 стран, включая Францию, Германию, Италию и Испанию, готовых двигаться вперед, несмотря на сопротивление отдельных стран.

Ряд стран, включая Британию и Швецию пока что выступает против этого налога, однако собрание министров финансов стран Евросоюза приняло решение «укреплять сотрудничество» по этому вопросу; таким образом, открыт путь для создания конкретного механизма работы этого налога.

Многое еще предстоит сделать, однако, Соединенные Штаты пытаются убедить других не торопиться с введением FTT. Ответом на эту политику стало совместное письмо Госсекретарю США и Секретарю казначейства большой группы общественных организаций, таких как «ActionAid», «Друзья земли», «Grassroots Global Justice Alliance», Союз медсестер и «Сеть за справедливые налоги» — всего 63 организации. Все они призвали правительство не мешать другим странам вводить «налог Робин Гуда».

Подобный налог вовсе не обязательно должен быть глобальным, чтобы быть эффективным, что показал опыт нескольких стран, которые его уже ввели.

Это письмо получило большую огласку в прессе, в частности, о нем сообщало и агентство «Блумберг».

Совместное письмо было направлено и президенту Мирового Банка Джим Йонг Киму, его призывали способствовать принятию этого налога. 58 организаций гражданского общества подписали коммюнике, в котором говорится о растущем осознании обществом важности принятия налога на финансовые трансакции.

Значимость этого налога подчеркивает и та поддержка, которую он получил от многих влиятельных экономистов и политиков. Его поддержали Билл Гейтс и Уоррен Баффет, Кофи Аннан, Эл Гор и даже глава МВФ Кристина Лагард.

В то время, когда волны кризиса наносят уничтожающие удары по простым гражданам, стоит напомнить политическим лидерам, что в основе идеи введения налога на финансовые трансакции находится защита прав человека. Нужно иметь в виду и то, что высокоскоростные финансовые спекуляции провоцируют продовольственные и топливные кризисы, не говоря уже о пагубном влиянии на экономику в целом. Введение FTT поможет предотвратить ущемление прав человека третьими сторонами, чего требует международное законодательство.

Однако что самое очевидное, FTT – это мера, диктуемая самим здравым смыслом, поскольку помогает государству привлечь максимум средств для защиты социальных и экономических прав человека. Считается, что введение FTT в Европе позволит получить около 57 миллиардов евро в год, и направить их на защиту прав человека, а введение этого налога в странах «

Автор — Л.Холланд

Перевод А.Маклакова (dialogs.org.ua)

Источник:http://www.cesr.org

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь