Домой Политика Новости из США. Cреда-четверг, 18-19 августа 2021

Новости из США. Cреда-четверг, 18-19 августа 2021

23

* В центре внимания в США остается развитие событий в Афганистане. 

Наибольшее внимание сосредоточено на эвакуации американских граждан и афганцев, работавших на американскую армию вместе с членами их семей. Во вторник порядок в аэропорту Кабула был восстановлен. В течение последних дней туда были переброшены по воздуху значительные военные подкрепления. Аэропорт находится под контролем американской армии (число американских военнослужащих там превышает 5 тысяч, более двух с половиной тысяч военнослужащих было переброшено туда в течение последней недели из-за пределов Афганистана), и со вторника производится интенсивная эвакуация.

По различным оценкам по состоянию на начало недели в Афганистане оставались около 15 тысяч граждан США, которых необходимо эвакуировать. Также, по словам Джо Байдена, необходимо эвакуировать от 50 до 60 тысяч афганцев. То есть, верхняя оценка числа людей, которых необходимо вывезти из Афганистана, составляет до 75 тысяч человек.

Начиная с прошлой субботы, 14 августа, было эвакуировано уже 7 тысяч человек, в том числе 2 тысячи человек за последние сутки. Пресс-секретарь Госдепартамента Нэд Прайс заявил на брифинге в четверг, что консульская группа США интенсивно работает в аэропорту Кабула и к вечеру четверга оформила документы еще 6 тысячам афганцев, готовым к эвакуации. Работа продолжается круглосуточно, как круглосуточно осуществляются и эвакуационные рейсы самолетов США и их союзников.

-ads-

В среду в интервью ведущему телеканала ABC Джорджу Стефанополосу Джо Байден заявил, что будет делаться все возможное, чтобы завершить эвакуацию до 31 августа, но, если потребуется, американская армия будет удерживать контроль над кабульским аэропортом дольше, чтобы эвакуировать всех, кто ожидает эвакуации.

Пентагон заявил, что готов обеспечить, если потребуется, эвакуацию от 5 до 9 тысяч человек в день – для этого хватит и самолетов, и пропускной способности кабульского аэропорта.

— В среду президент Байден в интервью ABC, и председатель Объединенного комитета начальников штабов американской армии четырехзвездный генерал Марк Милли на пресс-конференции заявили, что не существовало оценок разведки, в соответствии с которыми Талибан может захватить Афганистан в течение нескольких дней, и афганские силы безопасности не окажут при этом никакого сопротивления.

По оценкам разведки Талибан неизбежно должен был захватить контроль над страной, но минимальный срок, в течение которого это произошло бы, оценивался в промежутке от нескольких недель до нескольких месяцев. Оценок, в соответствии с которыми афганские силы безопасности в количестве 300 тысяч военнослужащих вообще откажутся от сопротивления, и Талибан установит полный контроль над страной в течение 11 дней, не существовало.

— США поддерживают контакты с Талибаном с целью обеспечения эвакуации на дипломатическом и военном уровнях. В Дохе с представителями Талибана контактируют американские дипломаты, а в Кабуле – командующий американскими войсками в Афганистане адмирал Питет Вэсели. Тем не менее, поступают сообщения о препятствиях, в том числе насильственных действиях, чинимых Талибаном в отношении иех, кто пытается добраться до кабульского аэропорта из других районов Афганистана, чтобы эвакуироваться.

— Президент Байден разговаривал по телефону с британским премьером Джонсоном, французским президентом Макроном и германским канцлером Меркель. Госсекретарь Блинкен провел видеоконференцию с министрами иностранных дел стран G7 и высоким представителем по внешней политике ЕС. Госсекретарь также провел отдельные переговоры с генеральным секретарем НАТО Столтенбергом и министрами иностранных дел Великобритании, Испании, Италии, Индии и Саудовской Аравии. Тема обсуждения во всех разговорах одна – Афганистан и эвакуация.

— Отвечая в интервью ABC на вопрос Джорджа Стефанопулоса о том, что китайские пропагандисты уже кивают Тайваню, что тот не может рассчитывать на США, что не могут на них рассчитывать и доверять им и Южная Корея, и другие союзники, президент Байден сказал:

«Послушайте, Джордж, между Тайванем, Южной Кореей, НАТО (и Афганистаном) есть фундаментальная разница. Мы находимся в ситуации, в которой с ними мы заключили соглашения, основанные не на гражданской войне, которую они ведут на этом острове или в Южной Корее, а на том, что у них есть единое правительство, которое фактически пытается удержать плохих парней от плохих поступков по отношению к ним.

Мы верны всем обязательствам. Мы свято взяли на себя обязательство по Статье 5, что, если кто-то действительно вторгнется или предпримет действия против наших союзников по НАТО, мы ответим. То же самое с Японией, то же с Южной Кореей, то же с Тайванем. Это совершенно несравнимые вещи».

— Как и обещал, хочу привести почти полностью статью в Нью-Йорк Таймс трижды лауреата Пулитцеровской премии Томаса Фридмана, посвященной событиям в Афганистане (но не только им, а на их примере более глобальным проблемам) и опубликованной 16 августа:

«В течение уже многих лет официальные лица США использовали сокращенную фразу для описания миссии Америки в Афганистане. Меня это всегда беспокоило: «Мы здесь, чтобы обучать афганскую армию сражаться за собственное правительство».

Это оказалось условным обозначением всего, что было не так с нашей миссией — идеи о том, что афганцы не умеют воевать и что еще один курс борьбы с повстанцами им поможет. Действительно? Думать, что вам нужно обучать афганцев драке, — все равно что думать, что вам нужно обучать жителей островов Тихого океана ловле рыбы. Афганские мужчины умеют драться. Они воевали друг с другом, с британцами, советскими или американскими войсками в течение долгого-долгого времени.

Речь на самом деле никогда не шла о том, как воевали наши афганские союзники. Речь всегда была об их воле к борьбе на стороне коррумпированных проамериканских, прозападных правительств, которым мы помогли прийти к власти в Кабуле. И с самого начала более мелкие силы Талибана, которых не обучала ни одна сверхдержава, обладали большей волей, а также тем преимуществом, что их рассматривали как борющихся за принципы афганского национализма: независимость от иностранцев и сохранение фундаменталистского ислама в качестве основы — и религии, и культуры, и права, и политики.

Часто в оккупируемых странах, таких как Афганистан, многие люди фактически предпочитают своих правителей (какими бы ужасными они ни были) иностранцам (какие бы благие намерения они ни провозглашали).

«Мы снова узнаем из опыта Афганистана, что, хотя Америка может предотвратить плохие вещи за своими границами, она не может построить хорошие вещи. Это должно происходить изнутри самой страны», — сказал Майкл Мандельбаум, эксперт по внешней политике США и автор книги «Провал миссии: Америка и мир в эпоху после холодной войны»

Все это приводит к фундаментальному и болезненному вопросу: была ли миссия США полным провалом? Здесь я использую одно из своих незыблемых правил освещения Ближнего Востока: когда случаются большие события, всегда делайте различие между следующим утром и утром после этого утра. Все, что действительно важно, происходит на следующее утро после утра, когда берут свое начало вся тяжесть истории и безжалостного баланса самоутверждения власти.

Так будет и в Афганистане — и для талибов, и для президента Байдена.

Начнем с талибов. Сегодня у них прекрасное утро после праздника. Они говорят себе, что победили еще одну сверхдержаву.

Но возобновится ли движение Талибан с того места, на котором они остановились 20 лет назад — укрывательства Аль-Каиды, ревностного навязывания своего пуританского ислама, подчинения и жестокого обращения с женщинами и девушками? Займется ли Талибан попыткой атаковать американские и европейские цели на их территории?

Я не знаю. Я знаю, что они унаследовали ответственность за весь Афганистан. Вскоре они столкнутся с огромным давлением с целью обеспечить афганцам порядок и рабочие места. А это потребует иностранной помощи и инвестиций от стран, на которые Америка имеет большое влияние — Катара, Объединенных Арабских Эмиратов, Саудовской Аравии, Пакистана и стран-членов Европейского Союза.

А с уходом Соединенных Штатов талибам также придется выживать, плавая в одиночестве с настоящими акулами — Пакистаном, Индией, Китаем, Россией и Ираном. Они могут захотеть оставить себе телефонный номер Белого дома для быстрой связи.

«Талибан после 2001 года оказался обучающейся, более политической организацией, более открытой для влияния внешних факторов», — сказал Томас Руттиг в статье для Центра по борьбе с терроризмом в Вест-Пойнте.

Посмотрим. Первые признаки — всевозможные злоупотребления талибов — не обнадеживают. Но нам нужно посмотреть, как (и если) они смогут установить полный контроль. Основная претензия Талибана к Америке заключается в том, что мы были в их стране. Посмотрим, что будет, когда нас не будет.

И давайте также помнить: когда Соединенные Штаты вторглись в Афганистан в 2001 году, айфона, Фейсбука и Твиттера даже не существовало. Перенесемся в сегодняшний день: Афганистан не только намного больше связан с остальным миром, но и внутренне связан. Талибану будет не так просто скрыть свои злоупотребления от мира или от других афганцев.

В 2001 году в Афганистане практически ни у кого не было мобильного телефона. Сегодня он есть у более, чем 70% афганцев, и у многих из них есть смартфоны с выходом в Интернет. Хотя в отношении обладания телефоном по сути нет ничего самого по себе либерального, согласно исследованию Internews, проведенному в 2017 году, социальные сети Афганистана «уже пропагандируют изменения, поскольку они стали платформой для разоблачения случаев коррупции и несправедливости, привлекая внимание к причинам, которые еще не были устранены, которые не обсуждались в традиционных медиа и, позволяют любому пользователю социальных сетей влиять на общественное мнение».

Может быть, талибы просто все это закроют. А может, и не смогут этого сделать.

В то же время в отчете по Афганистану в журнале Тайм от 7 июля отмечалось: «Когда в 2001 году силы, поддерживаемые США, отстранили талибов от власти, в школах по всей стране почти не было девочек. Сегодня там есть миллионы школьниц и десятки тысяч женщин учатся в университетах, изучающих все, от медицины до миниатюрной живописи».

Может быть, на следующее утро (после своего прихода к власти) талибы просто прикажут им снова завернуться в паранджу и закроют школы. Но, возможно, они также столкнутся с сопротивлением со стороны жен и дочерей, с которым никогда раньше не сталкивались — именно из-за социальных, образовательных и технологических семян изменений, посеянных Соединенными Штатами за последние 20 лет. Я не знаю.

А что, если все самые образованные афганцы попытаются эмигрировать – включая и государственных служащих, и сантехников, и электриков, и специалистов по ремонту компьютеров, и автомехаников — и на следующее утро после этого в стране останется кучка малограмотных головорезов Талибана, которым нужно будет управлять страной? Что они тогда будут делать? Тем более, что это гораздо более уязвимый для окружающей среды Афганистан, чем тот, которым правил Талибан 20 лет назад.

Согласно отчету, опубликованному в прошлом году National Geographic, «Афганистан — одна из наиболее уязвимых стран в мире из-за изменения климата и одна из наименее оснащенных для того, чтобы справиться с тем, что грядет», включая засуху, наводнения, лавины, оползни, экстремальные погодные условия.

Что касается команды Байдена, трудно представить себе худшее утро, чем утро в Кабуле (после его захвата Талибаном). Неспособность создать надлежащий периметр безопасности и переходный процесс, в котором афганцам, которые рисковали своей жизнью, работая с нами в последние два десятилетия, можно было гарантировать безопасное перемещение в Америку — не говоря уже о упорядоченном выезде иностранных дипломатов, активистов-правозащитников и людей из гуманитарных организаций — это ужасно и необъяснимо.

Но, в конечном итоге, о команде Байдена будут судить по тому, как она справится с утром, следующим за этим утром.

Байден сделал заявление — то же самое, что делала и команда Трампа, — что Америка была бы в большей безопасности и могла бы лучше справляться с любыми террористическими угрозами, если мы будем вне Афганистана, чем если бы мы остались там, со всеми затратами – человеческими и энергетическими. Он снова говорил о том же в своем обращении к стране в понедельник днем».

«Мы стоим перед одной из самых больших геополитических проблем, с которыми когда-либо сталкивался современный мир. Потому что теперь есть целый ряд стран — Ливия, Ливан, Йемен, Афганистан, Сомали — которые изгнали колониальные великие державы, когда-то контролировавшие их (и которые принесли и порядок, и беспорядок), но теперь также явно не смогли управлять сами собой. Что с этим делать?»

Когда президент Франции Эммануэль Макрон посетил Ливан в июле 2020 года, по прибытии ему вручили петицию, подписанную примерно 50,000 ливанцев, призывающих Францию взять под свой контроль Ливан из-за «полной неспособности ливанского правительства обеспечить безопасность страны и управлять ею.

Я думаю, что это не последняя подобная петиция, которую мы увидим.

В течение последних 20 лет Америка пыталась защитить себя от терроризма, исходящего из Афганистана, пытаясь взрастить Афганистан до стабильности и процветания, продвигая гендерный плюрализм, религиозный плюрализм, плюрализм в образовании, плюрализм в медиа и, в конечном итоге, политический плюрализм.

Эта не ошибочная теория. Мы вступаем в беспрецедентную эпоху в истории человечества, когда одновременно происходят два чрезвычайно сложных изменения климата: одно в климате технологий, а другое в климате собственно климата. И без такого плюрализма ни Афганистан, ни одно из этих других несостоятельных государств (и даже сама Америка, но об этом уже в другой статье) не смогут адаптироваться к 21 веку.

Но эта теория основывалась на наличии достаточного количества афганцев, желающих подписаться на такой больший плюрализм. Их было немало. Но их не было слишком много. Итак, Байден решил, что нам нужно прекратить эти усилия, покинуть Афганистан и скорректировать нашу оборонную стратегию. Я молюсь, чтобы он был прав. Но о нем будут судить по тому, что происходит на утро, следующее за (первым) утром.»

* В четверг утром в Вашингтоне была эвакуирована библиотека Конгресса, а также люди из всех прилегающих зданий в центре города. Произошло это после того как на тротуаре возле библиотеки припарковался мини-трак, а его водитель заявил, что в машине находится бомба, а в руке у него пульт, с помощью которого он взорвет эту бомбу. В течение пяти часов полиция и ФБР вели переговоры с террористом.

В конце концов в середине дня он сдался, и был тут же арестован. Несостоявшимся террористом оказался 49-летний Флойд Рэй Росберри из Северной Каролины, активный сторонник Трампа, что видно по его странице в Фейсбуке. Росберри вел прямую видеотрансляцию в Фейсбуке – как он остановил машину, показывал канистру, которую он угрожал взорвать, говорил о «революции», о том, что в разных районах Вашингтона наготове находится еще множество водителей с машинами, в которых заложены бомбы. Росберри призывал к тому, чтобы Байден и все демократы в Вашингтоне ушли со своих постов, поскольку «они убивают Америку», а Трамп был возвращен в Белый Дом.

Служба разведки министерства внутренней безопасности отмечает значительное усиление экстремистской риторики наиболее агрессивных сторонников Трампа в социальных сетях в последнее время. Эта риторика по агрессивности напоминает риторику накануне мятежа 6 января 2021 года.

Спасибо всем, кто прочитал. Берегите себя и своих близких. Берегите друг друга, помогайте друг другу. Здоровья всем.

Автор: Igor Aizenberg

Источник: Facebook

Предыдущая статьяТрадиционная модернизация
Следующая статьяЛевые все еще озадачены текущими действиями Трампа

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь