Домой Стратегия Традиционная модернизация

Традиционная модернизация

8

Ранее я указывал, что политический проект можно определить как конструируемый образ достижимой, самодостаточной действительности, обеспечивающий равенство доступа к коллективному будущему. Наличие такой визии коллективного будущего можно считать проявлением модернизации общности, при условии: (1) существование ее альтернатив (2) равного и свободного доступа к любому варианту визии.

Но, как мы уже выяснили идея не влияет на человека, если он ее не понимает. Люди не усвоят новое знание (не увидят коллективное будущее), если им для этого не хватает образованности, опыта и т.д. Поэтому идеи распространяются непоследовательно. Возможно произвольное комбинирование тезисов, составляющих идею — человек сам решает в какой последовательности комбинировать ее целостность.

А из-за непоследовательного распространения знания возможны множественные интерпретации. Например, один человек ездит на лошади, потому что это экологично и уместно на территории где он живет. Другой, потому что отрицает автомобиль как явление. А третий, потому что не имеет доступа к технологиям. Как пересадить их на автомобиль? Третьего — просто, при условии, что он сможет научиться им пользоваться и выучит пдд. Второго скорее всего никак, а первому лучше всего предложить водородный транспорт.

Потому проект должен быть действенным здесь и сейчас, но в бывших советских республиках почему-то действует обратный принцип — чем менее убедительный политический проект, тем более репрессивное государство (или едешь на запорожце и радуешься или ты предатель).

-ads-

В краткосрочной перспективе авторитарные методы могут обеспечить целостность, монолитность и укоренение проекта, а также мобилизацию общности для достижения заявленных целей (пояснить, что автомобиль, как технология, повышает эффективность, личную и группы).

Однако, если цели не артикулированы четко или они вовсе недостижимы — мобилизация быстро заканчивается, а убедительность заменяется репрессивностью. Так же, если цели понятны и достижимы, то совершенно не факт, что по их достижению произойдет отказ от авторитарных методов (в «запорожце» нельзя слушать блюз, заграничные новости, но можно возить портреты вождей).

В таком случае сила контроля над рядовыми членами общности, может быть основана на отсутствии выбора и навязывании этого представления как очевидности (запорожец и не иначе!). Идея отсутствия выбора объясняет логику авторитарного политического проекта, делает его целостным и связным. Т.е., становится «господствующим означающим» и наравне с другими, например с «традицией», сшивает разрозненный символический материал в единое целое (— «запорожец» это самое лучшее и светлое, что мы создавали. К этому шли многие поколения наших предков. Создание «запорожца» заставило нас отбросить разногласия).

Основной упор, при укоренении такого проекта делается на утверждение, что в случае разрушения/девальвации «господствующих означающих» политический проект более ничего не будет «сшивает» и человек потеряет представление о целом.

Опасность заключается в том, что полученные в ходе взаимодействия с проектом установки, мотивации и представления, могут быть совершенно не затребованы в новой среде, т.е. сам человек, в том виде в каком он существовал, будет не затребован (кто ты без «запорожца»?). В результате появляются не новые визии будущего, а проекты преобразования человека исходя из того, что было всегда.

Но, такой исход лишь возможен, с определенной вероятностью. Принадлежность к определенной общности (группе) — это процесс понимания, интерпретации, усвоения, и воспроизведения знания. Важную роль играет понятность и функциональная ценность, т.е. — применимость знания: чтобы знание передавалось максимально целостно необходимо совпадение мотивов, понимания применимости и последствий от применения (т.е. важен не «запорожец» сам по себе, а автомобиль как технология и именно тот вид автомобиля, который повышает эффективность).

Если новое знание будет понятным и функционально ценным, с большей вероятностью, описанный выше исход не встраивания старого человека в новую визию реальности – не произойдет (Важен не конечный продукт, а понятная и доступная технология производства. Которую смогут без проблем воспроизвести члены общности).

Для традиционных и авторитарных проектов наличие выбора — неприемлемо. А его отсутствие конвертируется в прогнозируемость и управляемость проекта и общности на нем основанной. В такой ситуации визии будущего либо не разрабатываются (т.к. в почете прошлое, традиция), либо существует под контролем государства и полностью отражает внутреннюю логику политического проекта.

Любые альтернативы, естественно, невозможны (старый добрый «запорожец» — хорошо. Новый «запорожец» на водороде — плохо, потому что «а что скажут люди?», «при дедах на водороде только бомбы были», «нас перестанут бояться враги». Новый незапорожец — полное разрушение внутренней логики проекта и мощнейший экзистенциальный вызов, впереди только последний бой за право суверенной жизни в «запорожце» на своей земле).

Так вот, нельзя построить модернизированную общность методами из традиционных сообществ. Наличие выбора показывает несколько важных, для современных проектов и общностей на них основанных, тезисов:

  • Наличие культуры диалога;
  • Умение артикулировать и продвигать свои идеи;
  • Возможность заинтересовывать, «заражать» идеей.

И да, возможно кто-то и правда хочет ездить в «запорожце с иконой вождя», так тоже бывает, но это должен быть осознанный выбор (и я не про тот выбор, где в бюллетене один кандидат, а графы «против всех» нет). Этот человек не должен подвергаться гонениям и порицанию — он сам хочет так жить. Но те, кто хотят жить иначе, имеют в доступе технологиям и могут применить их на практике — должны иметь право жить так, как им позволяют возможности. Знание распространяется непоследовательно, а критерии нормальности разняться.

Общности необязательно должны быть иерархическими, вполне могут быть «распределенными» — легитимные не потому, что имеют прямую связь с тем, кто утвердил и «доказал» свою связь с «господствующими означающими» (например, лидером от имени которого принимаются решения на местах), а потому что, сами имеют такую связь, в равной степени и независимо от других. Тем самым предотвращая концентрацию полноты власти в одном «запорожце».

____________

Иллюстрация — элемент картины Елены Литвиненко “Запорожец на Хортице” (2018; источник).

Владимир ГУРЖИ, политический философ

Источник: Koine

Предыдущая статья«Я сам для себя стал великим вопрошанием» — привилегия незнания¹
Следующая статьяНовости из США. Cреда-четверг, 18-19 августа 2021

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь