Домой Стратегия Нервы мира. Пространства комплексных операций

Нервы мира. Пространства комплексных операций

130
Александр Иванович Неклесса – председатель Комиссии по социокультурным проблемам глобализации РАН, заведующий лабораторией «Север–Юг» ИАФРРАН

Киев. 18 июня 2016 года (РОСКОНГРЕСС, Александр НЕКЛЕССА). Мир постоянно обновляется. Футур-история отбрасывает множественную тень, выбор же сценария зависит от интерпретаций и позиции. Из эпохи индустриализма люди мигрируют в новый мир, где категория количества утрачивает прежнее значение, а уникальные свойства становятся востребованной величиной, влияя на различные аспекты реальности. Комплексные системы эксплуатируют транзит, отрицая равновесие и воспроизводя критичность.

Социальным камертоном прошлого века была революция масс, сопряженная с индустриальной культурой и этатизацией. Индустриализм реализовал конвейерное производство копий, создав изобилие дешевых вещей, что в свою очередь девальвировало семантику классовых различий: предметы и услуги – от костюма до образования – стали приобретаться по заметно сниженным ценам. Растущий дискреционный доход взламывал классовые перегородки, обращая прежнюю жесткую стратификацию в пеструю социальную мозаику.

Потребность в узко образованных профессионалах, необходимых для функционирования политических и экономических фабрик, укрепила позиции среднего класса. Сообщество людей знания претерпевало собственную трансформацию: акцент сместился с познания на использование, эстафета переходила от мыслителей к инженерам, техническим и социальным. В массовом обществе эрзац-элита становилась лидером масс, государство обращалось в политмашину, управляемую бюрократией или номенклатурой, властный субъект преображался в картель, регулируемый конкуренцией частей: партий или кланов.

Инициируется глобальная и универсальная реконструкция социокосмоса, деколонизация Юга и становление «третьего мира» вовлекли в деятельную вселенную новых акторов перемен. Развитие цивилизации ведет к постиндустриальному перевороту, резко возрастает статус нематериальных активов. Революцию масс сменяет восстание элит, преимущество переходит к цифровой культуре и сложным системам, способным эффективно действовать в ситуациях неопределенности.

Национальное государство утрачивает былую исключительность, сужаются его возможности властного управления человеческими траекториями, сохраняя качества и блага суверенного правового сообщества. В борьбе за будущее конкурируют инновационные формы внешнеполитической организации: мировые регулирующие органы, страны-системы, субсидиарные автономии, квазисуверенные государства, сепаратистские образования, геоэкономические интегрии, государства-корпорации, слабоформализованные влиятельные антропо-социальные сообщества – подвижные архипелаги, летучие острова, конституирующие de factoновый тип политорганизмов. Растет трансграничная мобильность, мировой рынок обретает черты специфичного миропорядка, усложняется элитный зонтик как регулятор власти.

Прохождение постмодернизационного барьера демонстрирует растущую роль эффективных личностей, скорости и масштаба операций, разнообразие мировых связей. Трансграничная экспансия меняет облик политико-экономической географии: образуются геоэкономические ареалы, сопряженные с доминирующим языком практики (геокультурой). Тема социокультурной конкуренции властно прописалась в мировой повестке. Основа социокультурной гравитации – коллективная идентичность, пробуждающая желание быть частью мира, вызывающего симпатию. В дисперсной среде все заметнее критическая роль личностного фактора – главного стратегического ресурса эпохи. Идет активное перераспределение человеческих ресурсов на планете (геоантропология).

Глобальная трансформация нелинейна по природе и радикальна по содержанию. Реконструкция социокосмоса сопровождается активным представлением будущего, аксиологическим и гносеологическим кризисом, разрушением рамок прежнего дискурса (окон Овертона), стимулируя реорганизацию исследовательского процесса. Обновление проблематики интеллектуальных корпораций, форм трансляции знания, методологии познания–действия–управления сопрягается с генезисом сложной личности, освоением ею многомерных пространств и кодов высокоадаптивной самоорганизации.

Нас вряд ли ожидает переход к сбалансированному миропорядку. Скорее ойкумена будет окутываться усложняющейся оболочкой техносферы и пронизываться энергетикой перманентного транзита, конституируя неравновесный, неоднородный, динамичный статус антропологической вселенной, населенной многочисленными и разноликими индивидами.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь