Домой Стратегия Мятежные республики — независимость под крылом России

Мятежные республики — независимость под крылом России

255


Олег Фесенко,

эксперт Центра исследований проблем гражданского общества

Прошедшая годовщина признания независимости Абхазии и Южной Осетии (ЮО) ознаменовалась пусканием корней российского влияния вдоль своих южных границ в экономическом и военно-политическом спектрах влияния. В политическом и международно-правовом плане полноценное признание Кремлем своих сателлитов проходит в рамках формата «полупризнанных» государств по принципу признания Турецкой Республики Северный Кипр.

Годовщина признания Россией независимости Абхазии и ЮО обозначила раздел территорий, за пределы которых российская власть отступать не намерена, а также укрепление роли Кремля в геополитическом пространстве. Если Москва пускает корни для дальнейшего укрепления формально-правового признания республик, то в Тбилиси независимость своих бывших автономий рассматривают как старый рецидив волны сепаратизма в регионе. Тбилиси считает, что все действия Москвы по отношению к Абхазии и Южной Осетии являются «нарушением международного права».

Подписанием различного рода соглашений  таких, например, как соглашение о патрулировании совместной границы (подобное соглашение о совместной охране границ существует между РФ и Арменией), размещении военных баз в Гудауте, Очамчире, Цхинвали и Джаве и военно-морского базирования флота для патрулирования территориальных вод, Кремль взял свои сателлиты в зонт безопасности. Таким образом, Кремль расширяет сферы влияния в непризнанных республиках, преподнеся свою миссию как «защитную реакцию» на возможные силовые акции со стороны Грузии. 15 сентября подписано соглашение по сотрудничеству в военной области между РФ и Абхазией и РФ и Южной Осетией. Штаб российской военной базы в Абхазии будет дислоцироваться в Гудауте, в Южной Осетии — в Цхинвале. Численность личного состава военных баз — 1700 человек.

Россия укрепляет свое присутствие над Абхазией и ЮО, что подтвердили превентивные меры по охране территориальных вод Абхазии в рамках подписанного соглашения между Россией и Абхазией «О совместных усилиях в охране государственной границы Абхазии» от 30 апреля. Поскольку мировое сообщество рассматривает бывшие грузинские автономии как территориальную часть Грузии, то согласно конвенции ООН  охрана 12-мильной морской зоны равносильна охране территориальных вод соседнего государства. Руководство РФ и ФСБ планирует выделить для охраны морских границ Абхазии дивизион пограничных сторожевых катеров в Очамчире, которые будут дислоцироваться в территориальных водах республики. Укрепление влияния вдоль южных границ (к примеру только в Абхазии служит около 1 тыс. российских пограничников) свидетельствует о защите своих интересов по периметру южных границ.

Учитываю победоносную миссию Москвы на Южном Кавказе («локальная война» в Южной Осетии), Кремль при нынешнем раскладе имеет больше рычагов по управлению конфликтами в регионе, чем представители международных организаций ООН и ОБСЕ. Имея запас прочности после признания косовского процесса, Россия наглядно демонстрирует собственные полномочия по урегулированию кавказских политических процессов, балансируя между защитой своих национальных интересов и гуманитарными функциями по защите населения проживающего в республиках. Российские рычаги влияния в зоне вооруженных конфликтов более весомы, нежели западные, ввиду большей «вчувствованности» в ландшафт урегулирования конфликтов на Южном Кавказе. По сути, Москва взяла под протекцию свои сателлиты, укрепляя  плацдарм безопасности в качестве форпоста своих интересов на Южном Кавказе. Москва в дальнейшем попытается минимизировать участие международных миротворческих сил и полицейского присутствия в Абхазии и Южной Осетии, замыкая на себя функции обеспечения безопасности в зоне конфликта.

После косовского процесса двойственность формулировок становится неотъемлемой частью международных отношений. Как заявил премьер-министр РФ В.Путин, грузинская сторона называет бывшие автономии «оккупированными территориями», население республик считает себя освобожденными. Попрание права влиятельности ООН и СБ ООН вынуждает говорить о пересмотре правил игры, или точнее их размытых контурах и двойных стандартах в международных отношениях.

Влияние Москвы над своими сателлитами проходит проверку экономическим тестированием — инвестирование в экономику республик средств для восстановления разрушенной инфрастуктуры, жилых объектов, рекреационной зоны.. По мнению многих аналитиков, инвестирование средств в экономику полуразрушенных республик приведет к эффекту «черной дыры», в которой будет оседать выделенные средства. Осложняется ситуация тем, что, признав Южную Осетию независимым государством, помогать Москва может только на основе межгосударственных соглашений, то есть просто бесконтрольно перечисляя деньги. Москва подарила Южную Осетии энерготранспортный коридор, в частности, к годовщине независимости Цхинвалу был «подарен» газопровод Дзуарикау-Цхинвал общей пропускной способностью 252,5 млн. кубометров в год.

Очевидно, за этапом политического признания и усиления защитного механизма безопасности приоритетным становится экономическое сотрудничество и лоббирование Москвой своих экономических интересов на южных границах. В этом плане, руководство Южной Осетии во главе с Э.Кокойты становится все более самостоятельным и менее подконтрольным Москве, а потому и более «неудобным» для управления из центра, как и руководство Абхазии, в которой подходит новый срок президентских выборов.

Американское танго в Тбилиси

Протест Грузии против укрепления российского влияния над «мятежными республиками» вылился в выход из состава стран-участниц СНГ, который произошел скорее, как протестная акция, чем взвешенный внешнеполитический ход. Выход из состава СНГ по большому счету элемент непонимания в отношениях между Москвой и Тбилиси,  который держался в рукаве на случай внешнеполитического фиаско с РФ и стал заложником войн в информационном пространстве.

В Тбилиси, похоже, осознают, что за укреплением сотрудничества стоят интересы Вашингтона: усиление своего влияния в регионе, укрепление военно-политического доминирования и обеспечение безопасности транспортных коридоров Каспия, нежели желание с открытым забралом противостоять Москве. При этом, в ходе своего турне в Грузию вице-президент Байден открыто заявил о стратегических интересах Соединенных Штатов в регионе, продемонстрировав повышенное внимание к энергоресурсам Каспийского бассейна и желание изолировать Закавказье от влияния России

В Тбилиси заявляют о том, что все последние действия Москвы по отношению к Абхазии и Южной Осетии являются «нарушением международного права» и видят переговорный процесс в «урезанном» формате, настаивая на присутствии Абхазии и ЮО только в неформальных встречах, а не в качестве полноценных субъектов переговорного процесса.

Внутриполитический кризис власти в Грузии, в котором оппозиция наращивает политическую силу, прежде всего, разыгрывая внешнеполитическую карту (проваленной нынешним руководством Грузии)  можно предположить, что попытки форсировать переговорный процесс лишь усугубят недовольство действиями нынешней власти внутри страны. На сегодняшний день усиление конфликтного потенциала Грузии связано с приоритетом восстановления территориальной целостности и курсом на вступление в НАТО,

Руководство Грузии 11 сентября подало на рассмотрение очередной сессии Генассамблеи ООН резолюцию о возвращении в Абхазию и ЮО грузинских беженцев, вопреки протестам Москвы одобренную ООН. Документ был одобрен 48 голосами против 19, что в Тбилиси тут же назвали «дипломатическим поражением» Москвы. Несмотря на поддержку мировым сообществом Грузии непризнанные республики одерживают «маленькие исторические победы» на международных переговорах, в ходе которых институты власти – ЕС и ОБСЕ – свыкаются с присутствием Абхазии и РЮО на политической карте мира. Смена миссии наблюдателей ООН в Абхазии и ОБСЕ в РЮО представителями наблюдательной миссии ЕС произошла с существенными поправками и мандат группы ЕС по словам главы МИД Абхазии С.Шамбы «распространяется исключительно на территорию Грузии и не действует на территории Абхазии». Согласно официальным документам наблюдательная миссия ЕС курирует лишь территорию вдоль границ Грузии с ее бывшими автономиями, исключая возможность присутствия миссии на территории неприз
нанных республик Абхазии и ЮО. Более того, в Сухуми считают, что «на данный момент США используют Саакашвили как инструмент угрозы безопасности на Кавказе».

Согласно документу «О положении внутренне перемещенных лиц и беженцев из Абхазии, Грузии и Цхинвальского региона / Южная Осетия, Грузия» в бывшие грузинские автономии независимо от этнического происхождения должны вернуться беженцы. Проект по большому счету является «антироссийским», поскольку подразумевает восстановление территориальной целостности Грузии в пределах территорий до локального конфликта с Россией. Однако, для возвращения беженцев в конфликтные регионы необходимо создать условия. Прежде всего, это означает нормализацию отношений между Грузией с одной стороны и Абхазией и Южной Осетией — с другой.  В свою очередь в Тбилиси отметили собственный локальный успех на международной арене и «дипломатический крах» Москвы, связанный, по словам президента Грузии М.Саакашвили с «агрессией, попыткой оккупации и этнической чисткой», и восстановлением справедливости над грузинскими территориями.

Об участии Украины в зоне конфликтов

В зоне конфликтов на Южном Кавказе неоднократно заявлялось участие представителей Украины как в рамках миротворческих контингентов так и отдельных эпизодов с участием наших ультраправых патриотических групп в конфликтах в СНГ.

Позиция Украины в урегулировании «замороженных» конфликтов ослабляется степенью воздействия и рычагов управления на Южном Кавказе. Дружественная политика Украины с Грузией может, к сожалению, перечеркнуть весь потенциал украинских миротворцев, обострить конфронтационные узлы с Россией, существенно перечеркнув участие Украины в различных политико-экономических объединениях на пространстве СНГ. Опосредованное участие Украины в «горячих» узлах на Южном Кавказе неоднократно отмечалось в негативном контексте, якобы украинская сторона передавала вооружение и посылала в Грузию наемников, ставших «пушечным мясом» в Цхинвали. Участие украинских миротворцев в составе КСПМ по урегулированию конфликтов является «сырым проектом», поскольку Киев не в состоянии стать эффективным игроком в процессе урегулирования «замороженных конфликтов» на постсоветском пространстве. Внешнеполитические приоритеты Украины в нынешних реалиях не сопоставимы с игрой на кавказском направлении тех же ведущих актеров — РФ и США.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь