Домой Политика Как зарубежная помощь почти угробила Африку

Как зарубежная помощь почти угробила Африку

103

Помощь запускает в действие разрушительный цикл: внешние деньги подрывают стимулы к хорошему госуправлению, размывают социальный капитал, вытесняют зарубежные инвестиции, бьют по местному бизнесу, провоцируют безудержную коррупцию, ведут к сокращению сбережений в пользу потребления, и это вызывает сокращение внутренних инвестиций.

Из-за повышения потребления приближенного к распределению “помощи” класса рентовщиков растет инфляция убивающая экономику для всех. Тогда как местный курс валюты усиливается (элите ведь нужно постоянно менять часть поступивших долларов или евро на местные деньги, чтобы тратить внутри своей страны), это больно бьет по экспорту страны. Получается, что в стране по прежнему толком нет доходов от экспорта и нет налоговой базы и можно в будущем рассчитывать только на трансферты из-за рубежа. 

Результаты: падение или замедление экономического роста и доходов на душу населения, а вот бедность растет.

А когда бедность растет, международные доноры делают что? Усиливают денежную помощь и цикл повторяется снова и снова. 

-ads-

Так международные институции за 60 лет потратили более триллиона долларов на помощь Африке, а уровень жизни только ухудшился.

Несколько цитат из книги:

“Вот есть производитель противомоскитных сеток. Он производит около 500 сеток в неделю. У него работает десять человек, каждый из которых (как и во многих африканских странах) должен содержать более пятнадцати родственников. Как бы усердно они ни работали, они не могут сделать достаточно сетей для борьбы с малярийными комарами. 

Появляется шумная голливудская кинозвезда, которая сплачивает массы и побуждает западные правительства собрать и отправить 100 000 противомоскитных сеток в пораженный регион за миллион долларов. Сетки прибывают, сетки раздаются, и совершается «доброе дело». Однако, когда рынок наводнили иностранные сетки, наш производитель противомоскитных сеток быстро прекратил свою деятельность. Его десять рабочих больше не могут содержать своих 150 иждивенцев (которые теперь вынуждены зависеть от подачек), и не стоит забывать, что максимум через пять лет большинство импортированных сетей будут порваны, повреждены и больше не будут использоваться”.

“Во-первых, существует простое давление, чтобы выдавать займ. Во Всемирном банке работает 10 000 человек, в МВФ — более 2 500 человек; добавим еще 5000 для других агентств ООН; добавьте к этому сотрудников не менее 25 000 зарегистрированных неправительственных организаций, частных благотворительных организаций и армии правительственных агентств по оказанию помощи: вместе взятые, около 500 000 человек, это как население Свазиленда. Иногда они выдают кредиты, иногда — гранты, но все они занимаются помощью, семь дней в неделю, пятьдесят два недели в году и десятилетие за десятилетием. 

Их средства к существованию зависят от этой помощи, как и тех, кто ее принимает. Для большинства организаций, занимающихся вопросами развития, успешное кредитование почти полностью измеряется размером кредитного портфеля донора, а не тем, какая часть помощи фактически используется по назначению.

Как следствие, стимулы, встроенные в организации по развитию, увековечивают цикл кредитования даже самых коррумпированных стран. 

Доноров беспокоит “финансовый год”: «они опасались последствий для своих агентств, если они не израсходуют средства в том финансовом году, на который они были намечены» (с). 

Любые невыплаченные суммы увеличивают вероятность того, что их последующие программы помощи будут сокращены. С дополнительным выводом, конечно, что их собственное организационное положение находится под угрозой”.

“Агентства по развитию хотят заставить нас поверить в то, что помощь помогает построить прочную, надежную и сильную государственную службу. Действительно, Всемирный банк рекомендует, чтобы богатые страны, предоставляя больше помощи, действительно помогали в борьбе с коррупцией.

Благодаря помощи бедные правительства могут позволить себе поддерживать обучение по вопросам этики, повышать зарплаты своих служащих в государственном секторе (полиция, судьи, медицинский персонал, сборщики налогов), тем самым ограничивая потребность в коррупции. Более того, высокая заработная плата привлечет на госслужбу компетентных и качественных сотрудников. 

К сожалению, неограниченные деньги (перспектива значительных доходов, полученных незаконным путем) чрезвычайно разрушительны и приводят к нерациональному использованию талантов. 

В среде, зависящей от помощи, талантливые — более образованные и более принципиальные, которые должны строить основы экономического процветания — становятся беспринципными и отвлекаются от продуктивной работы на гнусную деятельность, которая подрывает перспективы роста страны. Те, кто остаются принципиальными, изгоняются либо в частный сектор, либо за границу, оставляя посты, которые остаются заполненными относительно менее образованными и потенциально более уязвимыми для взяточничества”.

“Возможно, нигде роль правительства не является более важной — как стратега, координатора и даже, в некоторой степени, как финансиста, — чем в бедных развивающихся странах. Поскольку на ранних стадиях развития зарождающийся частный сектор просто недостаточно велик, чтобы взять на себя центральную роль в развитии. 

Традиционно именно здесь и вмешивалась помощь. Но помощь не принесла каких-либо значимых или существенных экономических результатов”.

Дамбиса Мойо (родом из Замбии), Global Economist and Strategist в Goldman Sachs, 2009

Автор: Андрей Облогин

Источник: Facebook

Предыдущая статьяCделаем Google общественным благом!
Следующая статьяPolemos epidemios

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь