Домой Топ Новости Итоги недели в ОРДЛО: прекращение огня vs перемирие, новые назначения в ТКГ

Итоги недели в ОРДЛО: прекращение огня vs перемирие, новые назначения в ТКГ

60
Леонид Кравчук, фото "24 Канал"

Глава Офиса президента Андрей Ермак получил абсолютный контроль над происходящим в ТКГ и переговорах с РФ.

Новое прекращение огня: первые результаты

22.07.2020 в Минске была достигнута договоренность о новом прекращении огня. Она предполагала:

— запрет на наступательные и разведывательно-диверсионные действия, а также запрет на использование любых видов летательных аппаратов сторон;

— запрет на применение огня, включая снайперский;

— создание и задействование координационного механизма по реагированию на нарушения режима прекращения огня при содействии СЦКК в действующем составе;

— открытие ответного огня допускается только после того, как о соответствующем приказе со стороны украинских Вооруженных сил или НВФ уведомлены представители ТКГ и если задействование упомянутого координационного механизма не принесло результатов.

Однако, именно в этом «координационном механизме с СЦКК в действующем составе» и кроется основной политический риск этой договоренности. Ведь формат Совместного центра контроля и координации (СЦКК) претерпел существенные трансформации: Центр, изначально состоявший из украинских и российских офицеров, был оставлен последними в конце 2017 года. В качестве предлога было названо «неуважительное отношение» и недовольство россиян украинскими нормами биометрического контроля, вступившими в силу с 2018 года.

Но это далеко не основной мотив действий российских офицеров – главной задачей было столкнуть украинских силовиков с необходимостью говорить напрямую с представителями НВФ, которые, после выхода РФ из СЦКК, заявили, что берут на себя роль полноценной стороны в СЦКК.  

Формально в СЦКК осталась только одна законная сторона – украинская. Но ситуация значительно отягощается тем, что год назад представители Украины реагировали на появление боевиков в форме с нашивками «СЦКК», неподобающе. Ведь согласно Рамочному решению ТКГ от 20.09.2016, в зонах отвода могут находиться только представители СЦКК (т. е. Украины и России), а любым другим военным это запрещается.

Нарушение этого запрета являлось поводом для того, чтобы требовать внеочередных заседаний ТКГ и возвращения наших вооруженных сил на исходные позиции, в том случае, если бы нарушение не было устранено.

Но реакция Украины была чрезмерно мягкой, поэтому тема «СЦКК ЛДНР» активно развивалась россиянами весь этот год. Например, после отказа Украины от концепции Консультативного совета, представители РФ решили продавливать прямой диалог между Украиной и представителями подконтрольных РФ квазигосударственных образований через каждую из подгрупп, в том числе и военную, а именно — через «дополнительный механизм по прекращению огня», подразумевавший «прямые контакты СЦКК ЛДНР и украинского военного командования».

В конце марта этого года, когда этот проект был предложен, украинская сторона резонно отказалась принимать участие в подобных форматах. Но опубликованный ОБСЕ перечень мер, направленных на прекращение огня, создает поле для российских манипуляций как раз на тему СЦКК и ее состава. Кроме того, в перечне дополнительных мер стороны военного противостояния, как и в Минских соглашениях, обозначены некорректно. Речь идет об украинских Вооруженных силах и вооруженных формированиях ОРДЛО.

Чем не преминули воспользоваться официальные представители РФ: так, Дмитрий Песков заявил, что Россия не может выступить в качестве гаранта перемирия, так как «не является участником конфликта на юго-востоке Украины».

И перемирие было нарушено в первые же его сутки – 27.07.2020, в районе Водяного. Штабом ООС каждый день фиксировались обстрелы, но за этим непременно следовало примечание, что украинские военнослужащие огонь в ответ не открывали.

Тем не менее, министр реинтеграции Алексей Резников заявил, что обстрелы – это всего лишь нарушения режима тишины, а не перемирия. Кроме того, в интервью «Левому берегу» Резников пытался сказать о том, что никакой угрозы, связанной с СЦКК и трактовкой этого термина россиянами не существует, потому что «верификацией прекращения огня может заниматься только ОБСЕ, больше никто» (дословная цитата). Это противоречит тексту достигнутых в Минске договоренностей, опубликованных ОБСЕ, где говорится о координационном механизме при содействии СЦКК.

Разумеется, украинская сторона должна отстаивать свое видение данного формата, но это стоило начинать делать до того, как появились договоренности от 22.07.2020.

По состоянию на 02.08.2020, все сообщения боевиков о нарушениях условий перемирия публикуются со ссылкой на фейковую «СЦКК».

Выход Кучмы из ТКГ и новое назначение

Как мы и предполагали ранее, Леонид Кучма покинул украинскую делегацию ТКГ. Показательно, что это случилось сразу после согласования новых мер по прекращению огня. В Офисе президента, похоже, не осознавали, как выглядит этот шаг – ровно до того момента, пока не начали появляться комментарии экспертов, отмечавших позитивную роль Кучмы в сдерживании инициатив, направленных на «быстрый мир» явно не в интересах Украины.

После этого «источники из ОП» назвали причиной ухода Кучмы его возраст, чем не только привели свою позицию в соответствие с заявлениями боевиков, но и поставили себя в откровенно дурацкое положение, впоследствии назначив на место Кучмы первого президента Украины Леонида Кравчука (Кучме – 81, а Кравчуку — 86).

Не могут не настораживать и заявления, которые Кравчук уже успел сделать в новой должности. В интервью телеканалу «Украина» он сказал, что Офис президента намерен привлечь к переговорам Витольда Фокина, который, по словам Кравчука, «с 16 лет в шахте» и «знает Донбасс». Кравчук добавил, что, не понимая Донбасс, в принципе нельзя идти на переговоры.

В данном случае проблема не только в личности и возрасте Фокина, но и в том факте, что вместо того, чтобы называть стороны конфликта своими именами, Кравчук, очевидно решил в очередной раз попытаться «наладить диалог с восставшим Донбассом», тем самым, создав для России крайне удобный фон.

Кроме того, Кравчук поднял вопрос о фактическом обмене нарушений Будапештского меморандума со стороны России на фонд по восстановлению Донбасса. Вторым шагом, необходимым для восстановления, было названо создание свободной экономической зоны, которая может быть расширена не только на ныне оккупированные территории, но и на области, находящиеся рядом с ними.

Показательна и риторика телеканала «Украина»: Россия называлась «противоположная сторона», с уточнением «россияне и представители непризнанных республик». Но, помня о том, что Кравчук неоднократно включался в эфиры российских пропагандистских телеканалов, не стоит удивляться, что Леонида Макаровича ничуть не смутила такая риторика.

Безусловно, Украина должна была назначить политически тяжеловесного переговорщика, не уступающего Кучме. Но помимо политического веса, этот переговорщик должен располагать четкой позицией относительно происходящего на востоке Украины, и не бояться называть вещи своими именами.

Со стороны Кравчука сегодня очевидно нет такой готовности. В целом, становится ясно, что Ермак получил абсолютный контроль над происходящим в ТКГ и переговорах с РФ. А механизмов внутри процесса, способных сдержать это «форсированное миролюбие», попросту не осталось.

Письмо Козака внешнеполитическим советникам и министрам иностранных дел Н4

30.07.2020 на сразу нескольких пророссийских телеграм-каналах появилось сообщение о том, что Козак не намерен дальше работать с Андреем Ермаком, так как Ермак не выполняет взятых на себя обязательств. По их версии, от этого пострадал и сам Козак, который не смог гарантировать быстрого решения для «кейса Донбасса».

После этого в издании «Страна.ua» была опубликована копия письма Дмитрия Козака на имя Яна Хеккера, Хайко Мааса, Эммануэля Бонна, Жана-Ива Ле Дриана, Андрея Ермака и Дмитрия Кулебы. В тексте письма говорилось о том, что российские предложения по оформлению итогов встречи внешнеполитических советников глав стран нормандской четверки игнорируются представителями Германии и Франции, в то время как решение о прекращении огня, достигнутое в ТКГ, полностью базируется именно на российском проекте итогов. Поэтому Дмитрий Козак предлагает свести роль внешнеполитических советников до технической, а содержательную часть переговоров передать главам МИД.

Козак акцентирует на том, что нормандский формат не должен идти в отрыве от ТКГ, и предлагает привлечь к процессу по крайней мере Спецпредставителя Действующего председателя ОБСЕ в Украине и в ТКГ.

При написании письма Козаком был взят крайне высокомерный тон, что делало его больше похожим на ультиматум. И, несмотря на то, что сам автор говорит о том, что пытался избежать всякой «дипломатической двусмысленности», с официального на русский текст Козака переводится так:

— Россия пытается минимизировать роль нормандского формата: Козак заявил, что не намерен продолжать переговоры советников Н4 в существующей конфигурации, а новой встречи глав нормандской четверки Россия не допустит – по крайней мере, до новых односторонних уступок Украины по выполнению требований Парижского саммита;

— Вместо этого возрастает значимость Минска как площадки. Ведь именно там у России есть шанс продавить прямой диалог между Украиной и представителями НВФ, тем самым нивелировав свою истинную роль в конфликте.

Этот подход делает невозможным все украинские попытки выйти из Минска или пересмотреть Минск в ближайшее время: ведь Россия может поднимать градус военного противостояния, тем самым требуя диалога, но диалога исключительно на выгодных себе условиях.

Таким образом, как мы многократно писали ранее, становится очевидно, что все украинские маневры и «хитрости» были прозрачны для русских переговорщиков.

Вечером того же дня глава Офиса президента Украины Андрей Ермак подтвердил подлинность этого письма Дмитрия Козака, назвав его «тонкой дипломатической игрой» и поспорив с Козаком насчет эффективности существующих форматов, добавив, что режим прекращения огня работает. Хотя это очевидно не соответствует действительности.

Позже Дмитрий Песков заявил, что Козак не говорил сворачивании переговоров, тем не менее, не опровергнув факта написания Козаком этого письма.

А это значит, что РФ не откажется от намерения усиливать роль Минска, пытаясь сделать эту площадку основной.

Однако украинская делегация должна настаивать на том, что Минск – лишь вспомогательная площадка для нормандского формата, где могут решаться только технические задачи. Но отстоять эту точку зрения будет гораздо труднее – после инициатив с повышением статуса украинской делегации и привлечением новых участников.

Мария КУЧЕРЕНКО, Руководитель проектов Центра исследований проблем гражданского общества

Источник: hvylya

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь