Домой Политика Доктрина «Русский Донбасс»: пазл, который нельзя собрать?

Доктрина «Русский Донбасс»: пазл, который нельзя собрать?

201

2021 год был объявлен в так называемой «ДНР» годом русской культуры, а в «ЛНР» – годом Владимира Даля. Именно с этим представители оккупационных администраций ОРДЛО в своих официальных высказываниях связывали необходимость выработки «идеологического вектора» развития формально подконтрольных им псевдогосударств.

Мария Кучеренко

Первые заявления о начале такой работы звучали в медиа НВФ еще в 2020 году. Но презентация доктрины «Русский Донбасс» состоялась 28 января 2021. Внимание украинских СМИ привлекло само мероприятие, отмеченное присутствием Маргариты Симоньян, Тиграна Кеосаяна и Романа Бабаяна, и послужившее основой для мемов о том, как «армяне будут представлять русский мир», а текст доктрины и процесс его подготовки остался за скобками. И это вполне объяснимо, ведь документ состоит из отсылок к уже презентованным ранее замыслам кураторов политической составляющей жизни ОРДЛО.

«Русский Донбасс» – хорошо забытое старое

Доктрину «Русский Донбасс» можно разобрать на отдельные мотивы, которые разрабатывались в Администрации президента РФ ранее, и показали свою бесперспективность.

Авторы текста доктрины реанимируют историю о «Новороссии» родом еще из почты Бориса Рапопорта, в 2014 занимавшего должность заместителя начальника управления по социально-экономическому сотрудничеству со странами СНГ, Абхазией и Южной Осетией (теперь – Управление АП РФ по приграничному сотрудничеству).

В доктрине «Русский Донбасс» задействуется та же легенда, которую пытались отрабатывать чиновники управления в самом начале российской агрессии против Украины – «Донбасс, как и остальные регионы «Новороссии», против своей воли оказались в составе Украины в 1991 году».

Вопреки распространенной в украинских медиа интерпретации, в самом тексте доктрины не говорится о том, что «проект Новороссия» наконец будет воплощен как объединение псевдореспублик «ДНР» и «ЛНР»: отдельность «республик» всячески подчеркивается, а Новороссия как «территория, изначально несогласная с вхождением в состав Украины», должна состояться путем «выхода регионов из состава Украины, с целью ликвидировать Украину в ее нынешнем виде и создать русское государство-правопреемник Украины», и «облегчить тем самым признание ДНР и ЛНР».

И это – практически копия материалов из почты Бориса Рапопорта, а именно – проекта тезисов для так называемого «съезда народных представителей регионов юго-востока Украины» 24.05.2014, высланного с почты s267710@gmail.com, предположительно принадлежащей руководителю ассоциированного с Администрацией президента РФ Центра политической конъюнктуры Алексею Чеснакову, на почтовый ящик Рапопорта и тогдашнего формального главы управления по социально-экономическому сотрудничеству со странами СНГ, Абхазией и Южной Осетией Олега Говоруна.

Вот только тогда поводом для восстания «регионов Новороссии в едином порыве» должны были послужить выборы президента Украины 25 мая 2014 года, которые, по замыслу авторов документа, вслед за представителями оккупационных администраций «ЛДНР», должны были отказаться признавать и другие регионы юго-востока. В том же тексте, еще в 2014 году декларировалось, что «правительство» псевдореспублик в своей гуманитарной и образовательной политике будет ориентироваться на русские учебные программы, русский язык и русскую культуру.

Иными словами, авторы доктрины «Русский Донбасс» попытались перезапустить еще один нарратив времен «ранней русской весны» – «Украину ждет судьба Югославии», то есть распад на несколько отдельных «национальных» республик. Но с 2014 года, как бы ни старались кураторы политической плоскости войны РФ против Украины, причины и предпосылки конфликта не изменились: российско-украинская война не является межэтническим конфликтом.

В целом, задействование этнического компонента в такого рода документах — крайне зыбкая почва, если жители оккупированных территорий, критически настроенные к Украине как к государству, определяют себя как украинцев по происхождению. Попытки говорить об «искусственно разделенном русском народе», которые в РФ не оставляют последние 30 лет, как и конструкт «народ Донбасса» – это, скорее, атрибут справок и доктрин за авторством чиновников со Старой площади, чем луганская или донецкая реальность.

Осознание своей региональной идентичности не равняется и никогда не равнялось идентичности национальной – как бы того ни хотелось кремлевским идеологам и их подчиненным, работавшим над «доктриной русского Донбасса».

В доктрине упоминаются границы «ДНР» и «ЛНР»:  по мнению авторов текста, они совпадают с границами Донецкой и Луганской областей Украины, что дублирует тексты «законов» о границах квазигосударственных образований, принятые в 2019 году. Такие представления о территориях, на которые когда-либо могли претендовать оккупационные администрации, определенно противоречат Минским соглашениям, но авторы и редакторы доктрины не видят здесь никаких логических ошибок, и даже упоминают Минские соглашения в тексте.

С их точки зрения, этот набор документов нужен лишь для того, чтобы легитимизовать «ДНР» и «ЛНР» как сторону переговоров. По сути, это упоминание Минска — попытка еще раз задекларировать действия РФ в Трехсторонней контактной группе: выставлять присутствующих на заседаниях представителей группировок «ЛДНР» в качестве полноценных участников, размывая саму суть переговорного формата, который называется трехсторонним, так как сторонами являются Украина, Россия и ОБСЕ как посредник.

Во всем, что касается политической составляющей, мы видим повторение идей, ранее озвученных или недовоплощенных Владиславом Сурковым и подконтрольным ему управлением Администрации президента по приграничному сотрудничеству. Появление этого текста доктрины именно в таком виде в очередной раз подтверждает серьезный кризис жанра во всем, что касается кураторства идеологии, хоть в управлении по пригрансотрудничеству по-прежнему остаются люди Суркова, как тот же формальный руководитель структуры Алексей Филатов.  

Филатов сменил Говоруна на посту формального руководителя этой структуры внутри администрации президента в 2019 году. В открытых источниках есть разные данные о начале работы Филатова в структуре АП: 2013 и 2016 год (второму варианту противоречит информация о визите Филатова в качестве советника департамента управления президента РФ по социально-экономическому сотрудничеству с СНГ, Абхазией и Южной Осетией в 2015 году).

Традиционно Филатов называется выходцем из системы МИДа. Изначально, придя в управление, подконтрольное Суркову, Филатов был ответственен за гуманитарное и политическое наполнение работы по Южной Осетии и Абхазии, сопровождая Владислава Суркова в поездках в эти «государства» вместе с Денисом Травиным, сотрудником того же управления, отвечавшим за социально-экономическую составляющую «помощи» РФ Южной Осетии и Абхазии. 

С 2018 года Филатов был переброшен на украинское направление с тем, чтобы курировать «выборы» в псевдореспубликах, спровоцированные ликвидацией Захарченко – очевидно потому, что Алексей Филатов, в глазах своего начальства, справился с проведением выборов в Южной Осетии.

Но в данный момент нам демонстрируют разве что старые приемы, в чем ощущается определенная усталость. А для целей, заявленных РФ через постоянные апелляции к концепту всего постсоветского пространства как русского «приграничья», необходимо нечто большее, чем повторение старых неработающих идей. С ноября прошлого года Дмитрий Козак официально является ответственным за всю работу с «русским приграничьем» – указом Путина он был назначен главой Межведомственной комиссии по вопросам содействия международному развитию.

Эта единица включает заместителя председателя правительства РФ, заместителя председателя Совета Федерации, заместителей руководителей всех министерств, которые так или иначе задействованы в этом «международном гуманитарном сотрудничестве», глав управлений по внешней политике, межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами и пригрансотрудничества АП, руководителей Росмолодежи, Россотрудничества и еще нескольких структур.

За день до подписания указа о Межведомственной комиссии по вопросам содействия международному развитию были внесены и соответствующие изменения в указ об управлении по приграничному сотрудничеству — после того, как российские обозреватели обратили вниманиена то, что указ об управлении, написанный под Суркова (в части кураторства помощника президента РФ над управлением) не редактировался чуть менее года после его отставки.

В этой конструкции России остро не хватает фигуры идеолога, что и было наглядно продемонстрировано доктриной «Русский Донбасс». Управление по приграничному сотрудничеству без неформального руководства Суркова оказалось неспособно не только произвести новые смыслы, но и последовательно и без противоречий изложить уже отработанный материал.

Исполнители на местах

Как и во все прошлые годы, помимо кураторов, существуют люди и организации, призванные воплощать пропагандистские инициативы на местах, быть «лицом начинания». Со стороны РФ ими снова стали представители «интеграционного комитета «Россия-Донбасс» Андрей Козенко и Казбек Тайсаев.

Текст доктрины «Русский Донбасс» был презентован на платформе организации «Русский центр ДНР», которая позиционируется как структура, призванная способствовать «интеграции Донбасса в РФ» и установлению связей между общественными организациями из РФ и «ЛДНР». Возглавляет «Русский центр» Елена Евсеева.

Выступили с заявлением и «главы» псевдореспублик: «руководитель ДНР» Денис Пушилин заявил о том, что вместе с «главой ЛНР» Леонидом Пасечником они пришли к выводу о необходимости расширять действие Гуманитарной программы по воссоединению народа Донбасса.

Эта гуманитарная программа представляла собой декларируемое оккупационными администрациями стремление «оказывать поддержку жителям временно неподконтрольной части ЛДНР», то есть подконтрольных Украине территорий Донецкой и Луганской областей: бесплатное оказание медицинской помощи, бесплатное обучение на оккупированной территории (в том числе дистанционного), «адресная помощь Ветеранам Великой Отечественной Войны» (сохранена оригинальная терминология и орфография оккупационных администраций) и другим социально незащищенным категориям лиц.

По данным оккупационных ресурсов, в 2020 году в рамках «Гуманитарной программы по воссоединению народа Донбасса» была оказана помощь 3361 заявителю из 10293. Расширение программы заключается в том, что главы псевдореспублик решили помогать не только жителям Донецкой и Луганской областей, но и «русским и русскоязычным гражданам Украины».

Впрочем, эта новость не была встречена местными жителями радостно: в паблике «Русского центра» «Вконтакте» местная жительница резонно спрашивает – «о своих когда будут заботиться?».

Публичными спикерами от так называемой «ДНР», презентующими доктрину «Русский Донбасс» стали заведующий кафедрой историографии, источниковедения, археологии и методики преподавания истории ДонНУ Александр Колесник, заведующая кафедрой теории и истории государства и права Елена Щербинина, декан исторического факультета Виталий Разумный, и.о. заведующего кафедрой политологии Артем Бобровский, заведующий кафедрой русского языка Вячеслав Теркулов, член «общественной палаты ДНР», преподаватель кафедры педагогики Дмитрий Чернышев.

От «ЛНР» о доктрине публично высказывались «председатель комиссии по территориальному развитию и местному самоуправлению общественной палаты ЛНР» Наталья Приймак, председатель «союза писателей ЛНР» Глеб Бобров, доцент кафедры государственной политики ЛГУ им В. Даля, «президент центра социологических исследований «Особый статус» Александр Проценко, «советник главы ЛНР» Марина Филиппова.

При этом тот же Артем Бобровский, неоднократно выступавший в медиа оккупационных администраций в роли приглашенного политолога, еще в прошлом году утверждал, что никакой альтернативы Минским соглашениям не существует, и активно комментировал акцию «Зеленский, признай выбор Донбасса», проводившуюся на оккупированных территориях в 2019 году. Вот только «политолог», очевидно, не дает себе труда подумать о том, как «безальтернативным Минским соглашениям» соответствуют заявленные в тексте доктрины «границы республик».

Вторая жизнь «Донецко-криворожской республики» Корнилова

Значительную часть доктрины «Русский Донбасс» составляет некое подобие «исторической справки» о том, что происходило на оккупированных территориях раньше, и что привело к такому «цивилизационному выбору». Этот раздел состоит из сразу нескольких привычных российским пропагандистским документам конструкций: попыток вычеркнуть название «Киевская Русь», заменив его на «Древнерусское государство», исключить все «иностранное» из истории Донецкой и Луганской областей, милостиво оставив лишь Славяносербию, и говорить о Донецко-криворожской республике как о прообразе «ЛДНР». 

В последнем авторам доктрины «Русский Донбасс» помогает не только так называемый «Меморандум ДНР об основах государственного строительства, политической и исторической преемственности», в котором содержится упоминание о «ДНР как преемнице ДКР», но и книга «Донецко-Криворожская республика: расстрелянная мечта» Владимира Корнилова, впервые опубликованная в 2011 году.

В предисловии автор высказывает благодарность своим руководителям из «Института стран СНГ», которые «позволили уделить время этому фундаментальному исследованию» – директору «Института стран СНГ» Константину Затулину (ныне депутату Госдумы и куратору темы «соотечественников, проживающих за рубежом») и директору украинского филиала Института Денису Денисову (теперь – директор «Института миротворческих инициатив»).

Вся книга – это тенденциозный подбор цитат из документов начала двадцатого века, призванных продемонстрировать некую «исконную отдельность» промышленного юго-востока Украины, и сочинение из стандартного набора пропагандистских клише об Украине: «Украины никогда не было», «это искусственное образование», «Украина была составлена из частей, никак не связанных друг с другом».

По версии Корнилова, Донецко-Криворожская республика не была сепаратистским образованием, так как «представители ДКР не отделялись от Украины, но видели себя частью России», и декларировали неразрывную связь с ней. «Сепаратисты не мы, а они», — рефреном дается в книге Владимира Корнилова самая растиражированная цитата создателя ДКР Федора Сергеева (Артема).

Вооружённые силы Донецко-Криворожской республики, бронепоезд «Гром», Енакиево, начало 1918 года.

Упоминается в тексте доктрины и сам Корнилов, как и его коллеги по «Интердвижению Донбасса» – организации, созданной еще в 1990 году, и ставившей еще тогда вопрос о проведении референдума «об автономии Донбасса в составе Украины». Отдельно упоминается и тот факт, что флаг так называемой «ДНР» восходит к флагу, разработанному представителями «Интердвижения».

За ширмой «доктрины»: возможен ли полноценный реванш ГУ ГШ?

Реанимация старых концепций заставила обозревателей и аналитиков задуматься о том, есть ли добавленная стоимость у этих идеологических конструктов, и будет ли выражена эта реанимация смыслов в практической смене подхода к управлению псевдореспубликами со стороны РФ.

Представители «Восточной правозащитной группы» предполагают, что эта доктрина – своего рода текстовый и перформативный пролог к новому шагу в эскалации конфликта, а именно к проведению очередного «референдума» на оккупированных территориях: об объединении двух псевдореспублик в одно квазигосударственное образование «республика Донбасс» и о вхождении этого «государства» в состав Российской Федерации. А после этого – к признанию Россией этой конструкции отдельным государством.

Разумеется, ни одна из версий не может отметаться окончательно, но такой сценарий будет означать крест на Минских соглашениях – ведь в текстах, составляющих эти соглашения, не идет речь ни о каких «республиках», «конфедерациях» и уж тем более «отдельных государствах на востоке Украины», а только об отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины.

Но есть и другое, более весомое основание сомневаться в том, что такое объединение возможно (по крайней мере, до серьезных изменений внутри самой РФ): сегодня потоки средств, направляемые Россией на содержание квазигосударственных образований на востоке Украины контролируют несколько игроков – ФСБ, ГУ ГШ, представители правительства РФ (в частности — Министерство экономического развития), собственно Дмитрий Козак.

Попытаться снова сыграть в «Новороссию» – значит разрушить даже ту иллюзию баланса, которая существует сегодня в управлении ОРДЛО, и открыть еще одну главу в переходе от кабинетных интриг к борьбе за власть и потоки, выливающейся в очередные громкие ликвидации представителей НВФ и такие же громкие «расследования» за авторством российских силовиков.

Тем не менее, уже сейчас можно наблюдать определенную активизацию среди представителей движений, традиционно ассоциируемых с ГУ ГШ: 24 января 2021 года платформа «Голос МГБ ЛНР» объявила о трансформации «в политическую силу» с проектом «Единый Донбасс». Им предполагается «пошаговое объединение региона» —  якобы, с целью уменьшения издержек на управление, «поиск точек соприкосновения с Украиной для полного прекращения конфликта», «прямой диалог о целостности Украины с проработкой курса на объединение с Россией в единый славянский мир».

Пропагандистские клише vs реальность оккупированных территорий

На оккупированных территориях Донецкой области 12 февраля отмечалась годовщина создания Донецко-Криворожской республики. Пропагандистские ресурсы, подконтрольные оккупационным администрациям, отчитывались о «тематических уроках мужества в школах молодого государства», на которых ученикам рассказывали о ДКР как о прообразе «ДНР».

Тема Донецко-Криворожской республики как «исторического основания государственности ДНР» отражена в местных учебниках по истории родного края. Например, в учебнике «Введение в историю Донецкого края», утвержденном так называемым «министерством образования и науки ДНР» в 2016 году, Донецко-Криворожской республике отводится много внимания, и прямо проговаривается мысль о том, что пускай это образование и просуществовало недолго, но идея «самостоятельности Донбасса» никуда не исчезла и никогда не забывалась.

Российско-украинская война идет уже 7 лет. Те, кто успел поучиться в школах по таким учебникам, растут и пытаются составить свое мнение о происходящем с их родными городами.  Как они относятся к «истокам донецкой государственности» сейчас? Знают ли что-то о ДКР? Корреспондентам «Реальной газеты» удалось поговорить с жителями Донецка разных возрастов, и ответы этих людей заставляют посмотреть на эти идеологические конструкции серьезнее.

Все опрошенные знали, что такое Донецко-Криворожская республика, и так или иначе связывали свое настоящее с произошедшим на этих территориях более века назад.

Конфликт на востоке Украины является искусственно сконструированным, и не несет в себе каких бы то ни было этнических или религиозных противоречий. У него нет многовековой истории, но заигрывание с темой «особой донецкой идентичности» и ДКР в среднесрочной перспективе может привести к серьезным последствиям. Помогает России в навязывании этих нарративов и пандемия коронавируса, еще более явно разделившая украинцев, находящихся по разные стороны от линии соприкосновения.

Выезд и въезд на оккупированную территорию серьезно затруднен не только необходимостью режима изоляции и прохождением медицинских обследований\тестирования на COVID-19, но и решением оккупационных администраций осуществлять пропуск людей только через два КПВВ: дважды в неделю через пункт «Еленовка-Новотроицкое» и ежедневно через Станицу Луганскую. А это значит, что жители оккупированных территорий фактически там заперты, и имеют возможность получать только ту информацию, которую транслируют НВФ и Россия.

В том случае, если существующие ограничения, установленные оккупационными администрациями, сохранятся до новой вступительной кампании в ВУЗы, Украина рискует снова получить куда меньше абитуриентов, чем это теоретически было бы возможно, если бы не дополнительные искусственные препятствия.

В низком качестве текстов, продуцируемых кураторами политической составляющей существования ОРДЛО Украина могла бы увидеть шанс для себя. Увидеть и использовать для донесения другой точки зрения на историю и дальнейшую судьбу этого края.

Массовая реинтерграция детей и молодежи из ОРДЛО в украинское образовательное пространство должна была быть начата еще несколько лет назад – Украине необходимо прилагать все усилия к тому, чтобы дети, которым сегодня говорят о ДКР и «особом пути Донбасса рядом с Россией», видели свое будущее за пределами оккупированных территорий.

Ведь если поколение, выросшее во время войны не будет выезжать за пределы оккупированных частей Донецкой и Луганской областей, через несколько лет мы получим территорию, населенную людьми, верящими, что они действительно составляют некий «отдельный народ» с «особой идентичностью», что серьезно усложнит процесс реинтеграции даже в том случае, если мы вернем эти территории на выгодных для себя условиях.

Мария КУЧЕРЕНКО, Руководитель проектов Центра исследований проблем гражданского общества

Источник: Реальная Газета

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь