Домой Стратегия Цена авторитаризма

Цена авторитаризма

52

В одной из предыдущих заметок я указывал на необходимость существования достаточно убедительного и сильного лидера, способного укоренять и популяризировать свои идеи среди общности.

Сильный лидер возможно и необходим, но есть риски, на которых следует сделать акцент. На постсоветском пространстве часто (почти всегда) складываются ситуации, в которых сильный лидер переходит в авторитарную позицию и не допускает к власти сильных и независимых управленцев среднего и топ звена. Что, в свою очередь, приводит к последовательной деградации госаппарата.

Авторитарному лидеру нужны исполнители и любой сотрудник госаппарата воспринимается в качестве советника, независимо от должности, будь то министр или руководитель аппарата администрации и т. д. Это создает ситуацию в который чиновники умеющие думать, анализировать и принимать решения остаются не востребованными, а первенство устанавливается за инертными, безынициативными исполнителями.

Что в свою очередь делает крайне сложным или даже невозможным «транзит власти». Безликий госаппарат, лишившись верховного лидера, как и прежде остается в режиме ожидании приказов, которые перестали поступать. Потому что именно так он устроен, люди способные принимать решения попросту не приживались в его структурах. Зигмунт Бауман описывал подобную ситуацию следующим образом:

«Вкратце я бы назвал это понятие interregnum, это в переводе на русский язык, что-то вроде «междуцарствия» или «межвластия»… Что особенного в этом периоде: старые права уже не обязывают, а новых ещё нет. Старый властелин, который надзирал за исполнением права,
уже не существует и никто не знает, каковы будут решения, принятые новым, потому что даже личность этого нового была неизвестна» [цит.].

Установлению нового порядка препятствует также и то, что в авторитарном проекте политическое участие нивелируется массовостью. В рамках демократических процедур, которыми часто маскируются авторитарные режимы, делегирование полномочий работает принцип «один человек — один голос», а так как политическими свободами зачастую пользуется (в смысле считает необходимым реализовать свои права) меньшинство, им всегда можно противопоставлять «молчаливое большинство».

И получается, что запрос на изменения и модернизацию есть у меньшинства, что легко использовать в рамках авторитарного проекта, визуально подменяя его «демократическими процедурами» и апеллируя к отсутствию такого запроса у большинства.

Устойчивость такого проекта обеспечивается, по сути, двумя факторами:

  1. Прочность, монолитность и преданность госаппарата (в первую очередь силовиков).
  2. Поддержка «глобального игрока» (с правом вето в СБ ООН, ядерным арсеналом и достаточным количеством «средств доставки», экономикой способной это поддерживать и модернизировать).

В «силовиках» авторитарный проект никогда не будет испытывать нужду — это один из немногих способов получить социальный пакет и сравнительно высокое обеспечение, там работает принцип единоначалия и следовательно, просто выполняя приказы, можно достаточно быстро продвинуться по службе. А также не нужно пользоваться политическими правами — это в принципе запрещено. Глеб Павловский очень емко назвал их «бюджетная армия судного дня» — совокупность бюджетозависимых граждан, для сохранения собственного комфорта способных на все.

Поддержка «глобального игрока» будет добавлять легитимности власти, установленной на основе проекта, — можно будет получить признание соответствия, например, выборов «букве», «духу» Закона и прочим «ценностям». Можно получать поддержку своей позиции в международных организациях и т. д. То есть, совокупность двух этих факторов обеспечивает вполне устойчивый фундамент существованию. Но, что делать если ты сам глобальный игрок?

Здесь скрыта одна из главных уязвимостей авторитарных проектов: воспроизводство себя и возможность передавать власть без потерь. В краткосрочной перспективе авторитарные методы могут обеспечить целостность, монолитность и укоренение проекта, а также «тотальную мобилизацию» общности для достижения целей. Однако, если цели не артикулированы четко или они вовсе недостижимы — мобилизация быстро заканчивается, а убедительность заменяется репрессивностью. 

Печаль всего вышеизложенного в том, что авторитарные проекты, стыдливо скрывающиеся за «демократическими процедурами», стремятся выжить любой ценой.

Владимир ГУРЖИ, социальный философ

Фотография: кадр из репортажа “Президент Туркменистана встретился с главами силовых ведомств” (2019; источник).

Источник: Koine

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь