Домой Стратегия Больше трёх не собираться!

Больше трёх не собираться!

170

Владимир Чемерис, член правления Института «Республика».

Классик ещё в конце 19-го века описал образ правоохранителя — полицейского, который взял на себя функцию определять, кто и как именно должен реализовывать своё право на мирные собрания. Этот правоохранитель тогда вывел классическую формулу о том, что больше трёх собираться не позволено.

Сегодня 21-й век, нет полицейских, но всё равно, есть люди, которые указывают, как и когда гражданам Украины позволено собираться. И хотя в принятом 3 июня 2009 года Верховным Советом в первом чтении проекте закона “Про порядок організації і проведення мирних заходів” нет понятия «полицмейстер», зато есть понятие «уповноваженого представника органу виконавчої влади чи органу місцевого самоврядування», который на своё усмотрение, без решения суда, будет решать, позволено проводить митинг, или нет. Формулировки законопроекта, внесённого Кабмином, таковы, что вполне достаточным для прекращения собрания будет мнение «уполномоченного» о том, что собрание граждан числом больше трёх есть «нарушением общественного порядка».


Для Киева такое нововведение интересно тем, что «уполномоченный» будет представлять Киевскую горадминистрацию, то есть ведомство Леонида Черновецкого. И если такой закон вступит в силу, смогут ли оппоненты киевского мэра из Блока Юлии Тимошенко, голосовавшие за правительственный законопроект, провести хоть один митинг в столице?

И в общем-то не важно, что статья 39 Конституции Украины говорит, что ограничить нашу свободу собраний может лишь суд и лишь в строго определённых случаях. Похоже, Конституция как не действовала в конце 19-го века в Российской империи, так и не действует до сих пор в «демократической» Украине.

Другой важный момент, который есть в принятом законопроекте – определение сроков уведомления организаторами митингов органов власти о проведении мирных собраний. И обязательно ли эти органы уведомлять.

На данный момент в Украине действует лишь один нормативно-правовой акт, который регламентирует реализацию права на мирные собрания – статья 39 Конституции. Эта статья устанавливает причины, по которым суд может запретить собрание (в интересах национальной безопасности и общественного порядка). Среди таких причин отсутствие уведомления не значится.

Кроме того, существует европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод, ратифицированная Украиной. Её 11-я статья гарантирует свободу собраний и Европейский суд по правам человека, исходя из Евроконвенции, также признал, что отсутствие уведомления о митинге не есть причиной для запрета митинга. В правительственном же законопроекте говорится прямо противоположное: «Організатори (організатор) мирного заходу не мають права проводити мирний захід, якщо повідомлення про його проведення не було подано в установленому цим Законом порядку» (статья 5).

Чем это чревато для митингующих, можно увидеть на таком примере. Недавно депутат Одесского горсовета Михаил Шмушкович провёл митинг на Думской площади. Он предупредил власти о своём собрании за 2 дня до его начала. Митинг не был запрещён судом и прошёл без каких-либо эксцессов. Через некоторое время он получил повестку в Приморский райсуд, где и был оштрафован на сумму 170 грн. по статье 185-1 Админкодекса (за нарушение порядка проведения митингов и демонстраций). Дело в том, что по мнению Одесского горисполкома и Приморского суда, депутат Шмушкович нарушил общественный порядок, уведомив исполком за 2, а не за 10 дней. Сколько придётся заплатить нам за то, чтобы реализовать своё конституционное право, если правительственный законопроект станет законом, ещё не подсчитано.

Законопроект устанавливает, что надо уведомлять власти за 5 дней до собрания. Почему именно за 5, а не за 2 или 10 – не ясно. Но есть два подхода к вопросу – зачем, собственно, нужно предупреждать о собрании. Подход любой власти – затем, чтобы иметь время запретить собрание через суд или иметь возможность «прекратить» собрание, если организаторы не успели уложиться в сроки, определённые законом для уведомления. И вообще власть всегда заинтересована в том, чтобы было меньше собраний, особенно оппозиционных. Меньше собраний – меньше проблем.

Подход участников собраний состоит в том, что уведомление необходимо для того, чтобы власть подготовилась для того, чтобы защитить собрание и помочь гражданам реализовать своё право. То есть, если митингующие спокойны за то, что их собрание не будет кем-то сорвано, а они избиты, то они не уведомляют об этом власти. Если же они боятся каких-либо эксцессов, они предупреждают о собрании власти и надеются на то, что они в соответствии со своим предназначением – защищать права граждан – обеспечат им реализацию права. Устанавливать конкретный срок уведомления в законе необходимо для того, чтобы граждане имели возможность привлечь к ответственности правоохранительные органы в случае, если они были вовремя предупреждены, но не выполнили свои обязанности и не охранили право.

Этот же подход разделяет Европейский суд по правам человека, решения которого согласно украинскому законодательству есть источником права в Украине. А также Конституционный Суд Украины, который в своём Решении от 19.04.2001 указал: «Ці строки (уведомления – В. Ч.) не повинні обмежувати передбачене статтею 39 Конституції України право громадян, а мають служити його гарантією і водночас надавати можливість відповідним органам виконавчої влади чи органам місцевого самоврядування вжити заходів щодо безперешкодного проведення громадянами зборів, мітингів, походів і демонстрацій, забезпечення громадського порядку, прав і свобод інших людей». Отвечает ли срок в 5 дней этим критериям? Здесь можно вспомнить историю с ГКЧП. Помните, 19 августа 1991 года группа людей объявила об отстранении президента СССР Горбачёва с его поста. Уже 20 августа тысячи вышли на площади Москвы, Киева, других городов. Не знали ведь граждане СССР за 5 дней, что Язов и компания готовят переворот. Не могли заблаговременно предупредить власти о митингах. А уже 21 августа члены ГКЧП были арестованы. То есть, если бы противники ГКЧП 19-го принесли в мерии своих городов уведомление о митингах 24-го, в их акциях не было бы никакого смысла. Потому что ГКЧП уже не было бы. Или потому что ГКЧП уже настолько бы утвердился, что никакие митинги уже были бы невозможны.

У нас и сейчас немало случаев, когда необходимо реагировать оперативно на те или иные процессы в обществе или решения власти (например, на решения избирательных комиссий о снятии кандидатов с выборов за день до самих выборов и т.д.).

Решение Конституционного Суда Украины говорит о том, что сроки уведомления должны устанавливаться «з урахуванням особливостей форм мирних зібрань, їх масовості, місця, часу проведення тощо». То есть, могут быть варианты, когда правоохранителям необходимо 5 дней, чтобы обеспечить реализацию права, могут быть варианты, когда необходимо 2 дня. Это должен установить закон, но в любом случае отсутствие уведомления о митинге или уведомление не в указанный срок не может быть причиной запрещения митинга.

Ещё один интересный момент в правительственном законопроекте. Его 22-я статья значительно по сравнению со статьёй 39 Конституции расширяет случаи, в которых суд может запретить собрание. Ясно, что это не конституционно. Но дело в том, что под определения этой статьи законопроекта полностью подпадают митинги ноября – декабря 2004-го года, приведшие Ющенко и Тимошенко к власти.

Ещё один немаловажный момент – Кодекс административного судопроизводства Украины устанавливает, что иски органов власти о запрете собраний суды должны рассмотреть до начала собраний (на практике – за несколько дней или часов). То есть, организаторы митингов не имеют возможности восстановить своё право, ибо на апелляционное рассмотрение у нас уходит несколько месяцев. Закон, по моему мнению, должен был бы установить специальные сроки на рассмотрение апелляционных жалоб на запреты митингов так, как это устанавливает украинское законодательство о выборах. Увы, в законопроекте этого нет.

Правительство Тимошенко и депутаты БЮТ, НУНС и Блока Литвина, голосовавшие за законопроект, исходили из концепции государства, функцией которого есть ограничение гражданских прав («держать и не пущать», по выражению упомянутого полицмейстера). Но не из концепции государства как защитника гражданских прав.

Есть ли альтернатива правительственному законопроекту? Ещё в 2005-м общественная организация Институт «Республика» при участии других общественных организаций разработала законопроект «Про свободу мирних зiбрань». Проект получил положительную оценку Венецианской комиссии и вносился различными депутатами на рассмотрение парламентов двух предыдущих созывов. Те парламенты не успели его рассмотреть (роспуск и т.д.). Когда мы через новых депутатов собрались внести его в этот парламент, оказалось, что кабминовский проект внесён так давно, что для внесения альтернативного проекта уже пропущены сроки.

В общем, это наша вина, что мы не успели предложить альтернативу. Но, конечно же, ко второму чтению правительственного законопроекта будут внесены наши правки. Хотя мы уверены – никакими поправками принятый 3 июня в первом чтении законопроект исправить нельзя. Он ущербен концептуально.

Конечно же, эта статья и ряд других наших действий будут направлены на то, чтобы парламент не поддержал во втором чтении правительственный законопроект. У нас есть надежда, ибо в первом чтении, при сокращённой процедуре рассмотрения, его поддержало минимальное число депутатов – 228. И конечно же, если вдруг во втором чтении проект будет принят, мы обратимся к президенту с предложением не подписывать его.

Тогда мы сможем внести на рассмотрение парламента законопроект «Про свободу мирних зiбрань», отвечающий Конституции Украины и Евроконвенции.

Правительственный законопроект прошёл при поддержке голосов сторонников Тимошенко, Ющенко и Литвина. То есть при поддержке депутатов власти. Казалось бы, это понятно, что власть всегда стремится ограничить свободу собраний, а оппозиция (сегодня – Партия регионов и коммунисты) – расширить. Но завтра власть и оппозиция могут поменяться местами. Собственно, вчера они уже этими местами менялись. Просто им надо вспомнить, что было вчера, и задуматься о том, что будет завтра.

И очень важно, чтобы имели право высказаться люди, не имеющие своего парламентского представительства. У которых пикет, митинг – единственный способ донести свои требования до ушей власти. Мне кажется, что те 10 депутатов от БЮТ, которые не голосовали за проект (судя из их имён), прекрасно это понимают и просто не захотели пачкать свои имена таким голосованием.

Но в общем от голосования 3-го июня остаётся стойкое впечатление, что помня, как они пришли к власти, и зная, что теряют поддержку в народе, «оранжевые» политики с помощью такого закона хотят уберечь свои кресла.

Они в очередной раз показали, что не имеют никакого отношения к правам человека и всё их законотворчество сводится лишь к одному – власть любой ценой.

https://h.ua/story/213317/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь