Домой Текущие новости Дело Бубенчика и приближение радикального этапа украинской революции

Дело Бубенчика и приближение радикального этапа украинской революции

21

Юрий РОМАНЕНКО

Суд над майдановцем Иваном Бубенчиком и, особенно, разъяснительное заявление ГПУ — ещё один штрих к абсурдным действиям руководителя ГПУ Юрия Луценко и президента Украины Петра Порошенко. Опустим заявления Ивана Бубенчика о том, как он застрелил двоих бойцов «Беркута». Зачем он это говорил в эйфории после победы Майдана — не ясно, также, как и не ясно, убивал ли он беркутовцев на самом деле или сказал это для красного слова. Например, многие участники Майдана, бывшие под консерваторией 20-го февраля открыто пишут, что ничего подобного не было. В нашей ситуации намного более важно другое.

Луценко и Порошенко не могут действовать как Бубенчик, то есть, не осознавая и не понимая последствий своих действий. Однако, допустив до суда дело Бубенчика, Луценко и Порошенко ставят перед всеми теми, кто привёл их в результате Майдана к власти, один простой вопрос — если под суд затягивают того, кто отбивал Майдан от «Беркута», то где гарантии того, что завтра не пойдут под суд те, кто отбивал Украину от Путина на Донбассе?

zayavlenie-gpu

Тем более, один из прокуроров заявил, что закон об амнистии участников Майдана принятый ВРУ 21 февраля 2014 году прописан так, что является «никчемным», поскольку противоречит Криминальному кодексу и, следовательно, не может быть применен.

И здесь уже включается элементарный инстинкт самосохранения. Картина налицо — за четыре года под суд отдали пару мелких сошек режима Януковича, а крупные рыбы сидят в парламенте и рисуют нищебродские декларации. На фоне этого начинают публично судить Бубенчика. Не нужно иметь семи пядей во лбу, чтобы понять, чем это закончится. Как всегда, ничем.  Слабая власть в очередной раз взяла палку и начала шуровать в улье. Вопрос, что висит у всех в воздухе — НА ХРЕНА?

Вот, серьезно, на что рассчитывает Порошенко растеряв поддержку майдановского электората? Серьезно! Порошенко думает, что за него проголосует Мариуполь или Краматорск? Так нет, на президентских там скорее отдадут голоса Вилкулу. На что надеется Луценко? Что Ахметов поддержит в премьерских играх, если уберут Гройсмана? Луценко завтра скажет, что он не при делах? Но тогда вопрос — кто реально контролирует ГПУ? Какая вообще целесообразность таких шагов? Оперативно надуть очередную Надю Савченко? Ведь ничего кроме нового вала разочарования они не дают. Отдают ли на Банковой отчёт, что социальная база президента из-за этого уверенно идёт в ноль?

Все это признаки подхода нового этапа медленной украинской революции. Государство слабеет, борьба между несколькими центрами власти усиливается. Таким образом заканчивается второй этап революции, когда умеренные теряют власть.  Здесь, пожалуй, стоит объяснить этапы революции, которые давно прописаны в учебниках по политологии.

На первом, т.н. «розовом этапе», все антагонисты старого режима объединяются ради победы. Царит эйфория и установки, что все «люди — братья» и все такое. Формируется коалиция умеренных старых с умеренными новыми. Правительство верит в свои исключительные возможности, поскольку видит всеобщую поддержку. Это формирует иллюзию всесилия, которая приводит к серьезным ошибкам.

На втором этапе идет поляризация общества и нарастание экономического кризиса. Социальная база революционного режима быстро размывается, а попытка правительства держать баланс и находиться посередине приводит к тому, что коалиция умеренных начинает рассыпаться и терять легитимность. Силу набирают радикалы в революционном и контрреволюционном лагере, которые оттесняют умеренных на периферию политического процесса. Происходит коллапс революционной власти первых двух этапов.

Приходит третий этап – радикальный. Если побеждают радикалы из революционного лагеря, то происходит уничтожение остатков старого порядка. Революция проходит так называемую «точку невозврата». Однако, власть радикалов не длится долго. Как только формируются новые институты, происходит перераспределение собственности, фиксируются новые нормы власть радикалов начинает ослабевать и размываться. Формируется запрос на четвертый этап – термидор. Впрочем, если побеждают контрреволюционеры, то устанавливается авторитарный консервативный режим. Как это выглядит в реальности, можно увидеть на примере Египта, где революция арабской весны захлебнулась благодаря военным под руководством генера Абдула Фаттаха Халила ас-Сиси.

На четвертой термидорианской фазе власть оказывается в руках умеренных радикалов и умеренных старых, которые консолидируют власть и новый политический режим становится устойчивым.

Сегодня на горизонте Украины отчетливо маячит самый радикальный – третий этап. И нужно понимать особенности этого этапа в наших условиях.

Те, кто поддерживали Майдан должны понять одно — до президентских выборов год, до парламентских полтора. Их нельзя проиграть. Это вопрос выживания Майдана. Нельзя оставить власть людям, которые неспособны элементарно просчитать последствия своих шагов. Которые безответственно про@бывают все, которые обречены потерять все, ибо жадны и недалеки. Они отыграли свою роль. Коалиция умеренных старых и умеренных новых уверенно вошла в фазу распада.

Мы имеем революционную ситуацию, но парадокс в том, что украинская революция не имеет революционную организацию. Пока же появится революционная организация революция не закончится победой, а контрреволюция имеет все шансы восторжествовать. Ситуация с судом Ивана Бубенчика показывает, что угроза реванша кристаллизируется на глазах.

Фактически Петр Порошенко сегодня — это Керенский летом 1917 года или гетьман Павел Скоропадский летом 1918. И точно, как при Скоропадском, вся хлипкая конструкция украинской государственности сегодня может улететь в тартары, как только хоть немного ослабится внешняя поддержка или возрастет внешнее давление. Сейчас для украинского общества дело Скрипаля в Великобритании, торговые войны между Китаем и США, США и Европой проходят на заднем фоне. Однако, именно эти процессы формируют нарастание конфликтности между ключевыми игроками планеты. Глобальная система трещит по швам, рассыпаясь на глазах, но Украина ведет себя так, как будто у нее все в ажуре. Это крайне опасный самообман. Процессы резко ускоряются, а наш лимит времени, когда можно подготовиться к глобальной турбулентности практически исчерпан. А ведь уничтожение социальных, экономических и институциональных дисбалансов, которые делают Украину неустойчивой и было целью украинской революции. Если революция не будет закончена, то в агрессивной внешней среде места для Украины не будет. Не смогут выжить государства в этой глобальной буре, которые не способны мобилизировать ресурсы на противостояние вызовам, быстро и правильно реагировать. Однако действия правящей верхушки показывают, что они эти вызовы даже не осознают. Поэтому нет смысла апеллировать к их здравому смыслу, на это больше нет времени. Остается только апеллировать к здравому смыслу активной части общество, если оно не хочет повторить судьбу баранов, которых загонят на убой. Украину подходит к Рубикону, который мы описали в прогнозе Украинского института будущего на 2018 год.

Источник: Хвиля