Домой Стратегия Систематизированное отражение бытия

Систематизированное отражение бытия

34

В прошлой колонке я показывал, что схемы и регламенты вещи условные и работают в типичных ситуациях. В то же время, типизация действий делает возможным само социальное взаимодействие. Сходное восприятие последствий, открывает путь к совпадению интересов и приводит к последующей типизации поведения, т. е. позволяет конструировать прогнозируемую и управляемую, до определённого момента, среду социального взаимодействия.

Времена, когда окружающий мир состоял из 10 знакомых людей, давно прошли. Сегодня реальность вокруг непостижима в своей полноте, начиная от многомерных отношений десятков и даже сотен тысяч людей вокруг, до терабайтов информации, невидимо проносящейся мимо нас. Для хотя бы частичного понимания существует моделирование и построение схем, от прецедентного права и проектного менеджмента до идеологий.

Такая визия реальности фрагментарна, избирательна, шаблонна, но теоретически предсказуема и управляема. Подобное конструирование работает, если схема является ориентиром или регламентом, а не простым описанием уже произошедшего, порождающим подчас «виртуальные реальности», сами на себе основанные, выдающие желаемое за действительное и никак не пересекающиеся друг с другом. Т. е., если поведение строится исходя из предписанного, а не постфактум, умозрительно подгоняется под уже произошедшее. В противном случае можно легко получить ситуацию, описанную Альфредом Бандурой:

«Когда врач спросил больного, почему тот непрерывно пощелкивает пальцами, тот ответил, что тем самым он отгоняет свирепых львов. Когда же ему объяснили, что в окрестностях львов нет и в помине и прогонять некого, он радостно воскликнул в ответ: «Вот видите! Помогло!» [цит.].

-ads-

Мир дан нам в опыте, но этот опыт коррелируется с опытом других людей. Члены общности каждый день совершают акты воли и делают выбор, прилагают усилия, чтобы встроиться в рамки «нормальности» в их действительности установленные. Это практика, сопряженная с ежедневными усилиями. Результаты практики становятся подкрепляющими мотивациями в будущем и когда этот опыт актуализируется здесь и сейчас человек (1) понимает, что практика работает, и (2) осознает (предугадывает) последствия.

Из-за частых повторений и получения положительных или отрицательных ситуаций человек перестает их редуцировать. Предполагаемые последствия автоматизируются и становятся константами. И нам необходимо понимать, что этот мир, повседневная действительность в которой он пребывает, значит для актора, как он его воспринимает и на какие «смысловые константы» опирается. Т. е., что для него является очевидным, само собой разумеющимся и, следовательно, не требует верификации.

Например, во время конфликтной ситуации люди группируются по принципу осознания общей угрозы и соответствующим образом выстраивают противодействие для защиты своей коллективной сущности. Угроза появляется из (1) перенесения прошлого опыта в ситуацию здесь и сейчас, (2) восприятия последствий от ситуации, которые так или иначе затрагивают часть общности.

Возглавить такое действие несложно — «предсказывай» желаемое, и тебе обеспечены аплодисменты и своя маленькая виртуальная реальность. Вопросы социальной ответственности решаются просто — немного перефразируя известного американского комика Джорджа Карлина, ситуацию можно описать примерно так: если избранные политики в итоге оказываются обычными проходимцами, то избиратель пытается обвинить в этом судьбу, бога, силы природы или, например, музыкантов. Избиратели, очевидно, не играют никакой роли в деятельности избранных ими политиков. Они могут выбирать десятилетиями одних и тех же политиков и каждый раз абсолютно одинаково негодовать «мы не этого хотели», «просто так вышло».

Слова Сергея Довлатова из уже далекого 1982 года, по-прежнему, не теряет своей актуальности:

«Мы без конца проклинаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И все же я хочу спросить: кто написал четыре миллиона доносов? (Эта цифра фигурировала в закрытых партийных документах.) Дзержинский? Ежов? Абакумов с Ягодой? Ничего подобного. Их написали простые советские люди».

«Простые советские люди» со временем стали «простыми людьми» в своих национальных государствах, но по-прежнему ни за что не отвечают.


Фото: Дворец дожей в Венеции, приемник доносов (источник).

Владимир ГУРЖИ, политический философ

Источник: Koine

Предыдущая статья“Казус Ryanair” нової реальності
Следующая статьяПЕРЕТВОРИТИ РЕФЕРЕНДУМ ПО ЗЕМЛІ НА ЗАСІБ ЗМІНИ СИСТЕМИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь