Домой Стратегия Россия начинает многоходовку против Nabucco

Россия начинает многоходовку против Nabucco

169

Виталий КУЛИК,
Директор Центра исследований
проблем гражданского общества

11-13 сентября в казахстанском городе Актау состоялся неформальная встреча президентов Азербайджана, Казахстана, России и Туркменистана. Саммит проходил в закрытом формате, без каких-либо заявлений для прессы. Это стало поводом для некоторых экспертов предположить, что постсоветские прикаспийские государства вышли на финишную прямую по формулированию общей политики в отношении окончательного раздела Каспия. Вторая версия связанна с обеспокоенностью Москвы позицией Баку и Ашхабада касательно их участия в проекте Nabucco. Во всяком случае, в официально заявленную тему встречи (согласование позиций в преддверии предстоящего саммита «большой двадцатки» в Питсбурге 24 сентября) никто не верит.

Четыре пишем… Иран в уме?

В преддверии актаускй встречи разразился дипломатический скандал. 8 сентября министр иностранных дел Ирана Манучехр Моттаки заявил, что ее проведение без участия Исламской Республики противоречит предыдущим договоренностям, согласно которым любое решение по водным путям должны приниматься с участием всех соседних стран. Член Парламентской комиссии по национальной безопасности и внешней политике Хишматулла Фелахет Пише вообще предложил обратиться Международный суд против России, Казахстана, Азербайджана и Туркмении. По его словам, «согласно соглашениям, подписанным в 1921 и 1940 годах, Иран может обратиться с жалобой в международные организации. Кроме того, в соответствии с этими договорами Иран должен участвовать во всех совещаниях, посвященных обсуждению на Каспийском море».

Такая нервная реакция Ирана была связанна с тем, что российский МИД допустил непростительную ошибку. Инициаторы встречи в Актау заявили, что намерены обсудить только экономические и финансовые вопросы саммита большой двадцатки. Но в это же время, в интервью иранскому информационному агентству IRNA, директор профильного второго департамента Азии МИД России Александр Марьясов, прямо заявил, что наряду с прочими вопросами предстоит обсудить и проблему статуса Каспийского моря. В результате Тегеран заподозрил своих партнеров (и не без оснований) в попытке сепаратного сговора. Не секрет, что Россия уже, в общем, согласовала свои позиции с Азербайджаном и Казахстаном. Теперь дело за туркменами, которые хотя и не горят желанием уступать свои интересы во имя окончательного раздела Каспия, но в целом готовы пока играть по правилам кремлевских стратегов. Если меморандум между ними будет подписан, Ирану придется туго.

Поэтому жесткая реакция ИРИ была прогнозируема. По словам азербайджанского политолога Расима Агаева, «Иран оказался благодаря усилиям США и Израиля в изоляции. И, соответственно, стремится утвердиться там, где это позволяет ситуация». Поэтому Тегеран остро реагирует на попытки выстроить «сепаратные переговоры» между прикаспийскими странами без его участия.

Но есть еще и конспирологическая версия, которая дает понять, что никакого мидовского промаха не было, а была сознательная провокация для замораживания позиции Ирана по каспийскому разделу. По словам старшего научного сотрудника Центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений РАН Владимира Евсеева, из пяти прикаспийских государств Иран занимает самую жесткую позицию по решению вопроса о статусе Каспийского моря. Иран владеет порядка 16-17% береговой линии, но настаивает на разделе Каспия по одной пятой части между всеми прикаспийскими государствами, то есть, как минимум, претендует на 20% побережья. Идти на уступки Иран пока не готов. По мнению Владимира Евсеева, Россия может быть отчасти заинтересована в сохранении такой позиции Ирана и в дальнейшем поскольку если вопрос статуса Каспия будет решен, активизируется работа на казахстанском участке нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан. Параллельно с этим активизируется идея о прокладке нового газопровода под Каспием — проект
Nabucco, по которому природный газ из Казахстана и Туркменистана пойдет в Азербайджан, и затем через Грузию и Турцию – в Западную и Восточную Европу. Это только несколько очень чувствительных для России проблем. Поэтому России просто выгодно держать Иран в «черном теле» и не решать вопрос окончательного раздела Каспия.

На самом же Каспии наблюдается определенные изменения позиций, возникновение новых конфликтных точек, происходит некоторая милитаризация региона.

США активизировали военно-техническое сотрудничество с Казахстаном, в том числе через поставки на Каспий вооружений военно-морского назначения, используя для этого различного рода программы. Сам порт Актау усилил собственную милитарную составляющую под видом повышения безопасности плавание танкеров, перевозящих сырую нефть для трубопровода «Баку-Тбилиси-Джейхан».

В августе этого года Туркменистан заявил о намерении усилить свое военно-морское присутствие на Каспии. Это связано с затянувшимся конфликтом между Баку и Ашхабадом вокруг трех нефтяных месторождений на Каспийском море («Сердар», «Осман» и «Омар»). Азербайджан ссылается на некие карты хозяйственного назначения еще советского периода, когда эти месторождения разрабатывались именно азербайджанскими нефтяниками. Туркменистан ссылается на мировую практику, когда эти месторождения ближе расположены к побережью Туркменистана, нежели к побережью Азербайджана.

По словам эксперта по Средней Азии Аждар Куртова, Азербайджан стремится к проведению политики абсолютной свободы рук на Каспии, поскольку перехват инициативы обеспечивает Баку определенные преференции для собственной игры не только в Каспийском регионе, но и в диалоге с ЕС и США, которые проявляют особый интерес к каспийским углеводородам.

С 1 сентября начал действовать указ президента России о подчинении Черноморского флота (ЧФ) и Каспийской флотилии (КФ) командующему Северо-Кавказским военным округом (СКВО). Что свидетельствует о повышении эффективности управления российскими войсками в регионе. Идет активное перевооружение самой Каспийской флотилии РФ.

Во время такого наращивания мускулов Иран просто не может себе позволить оказаться в изоляции еще и в собственном регионе.

Россия же не оставляет надежды выступить не только в качестве единственной военной силы на Каспии, но и наладить модерацию сближения позиций всех постсоветских прикаспийских государств, поставив тем самым Иран в заведомо слабые позиции во время предстоящих переговоров по разделу Каспия в Баку. Москва опасается, что противоречия между Азербайджаном и Туркменистаном, а также самостоятельная игра Казахстана на европейском рынке со временем станет неконтролируемыми и снизит роль самой РФ в каспийских делах. Для Кремля важно вернуть свое доминирующее влияние в регионе и не допустить вовлечение процесс раздела Каспия третьих сторон, в первую очередь США и ЕС.

Противостоять Nabucco

13 июля в Анкаре было подписано межправительственное соглашение по Nabucco. Под документом поставили подписи представители пяти стран из шести, участвующих в реализации проекта — Турция, Австрия, Венгрия, Болгария и Румыния. А уже через несколько дней президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов заявил о том, что его страна поставлять газ для Nabucco, начало строительства которого намечено на 2011 год. При этом первые поставки сырья должны начаться в 2014 году.

По мнению российских экспертов, Россия также может потерять свои позиции в Туркменистане из-за активности Китая, который уже предоставил Туркменистану кредит в размере $3 млрд. долларов на освоение крупнейшего в республике газового месторождения Южный Иолотань. В свою очередь Ашхабад гарантировал Китаю, что к концу года будет запущен трубопровод Туркменистан-Китай с увеличенной мощностью до 40 млрд. куб.м природного газа в год. Кроме этого, в Туркменистане началось строительство нового газопровода в Иран. Сейчас Туркменистан поставляет в Иран около 8 миллиардов кубометров газа в год. Но была достигнута договоренность об увеличении этих поставок до 14 миллиардов кубометров. Таким образом, Туркменистан хочет показать России, что будет более активно проводить свою политику по снижению зависимости от поставок газа через российскую компанию «Газпром».

В начале сентября издание Bloomberg распространило информацию о том, что Армения может заменить Грузию в качестве транзитной страны в проекте Nabucco. В свою очередь, турецкая газета Star, со ссылкой на свои источники пишет, что Турция может поддержать вступление Армении в проект Nabucco на фоне улучшения отношений между двумя государствами.

Свою лепту в актуализацию Nabucco внес и Азербайджан. Так, в ходе XIX Экономического форума в Крынице заместитель министра промышленности и энергетики Азербайджана Гюльмамед Джавадов заявил, что его страна считает диверсификацию поставок газа для Европы — безусловным благом, и никогда не будет чинить препятствий для проведения трубопроводов для снабжения газом в обход России.

Естественно, Nabucco все еще остается проектом, несмотря на все политические усилия США и ЕС. И в самом проекте достаточно разночтений и конфликтов интересов. Присоединению Ашхабада к Nabucco мешает отсутствие транскаспийского газопровода, который связал бы эту страну с Азербайджаном, да и между двумя странами есть существенные разногласия. Заявления же Бердымухаммедова необходимо выдержать временем и конкретными соглашениями о поставках и их объеме. Включение Армении в проект Nabucco зависит от всего комплекса геополитических проблем Черноморско-Каспийского региона, а также динамики отношений Еревана с Турцией.

Иными словами, у Москвы есть еще время для того, чтобы выстроить выгодную ей линию поведения прикаспийских стран в отношении Nabucco. Но для того чтобы надежно подвесить перспективы обходного трубопровода одних усилий Москвы будет не достаточно. Тут необходимо взаимодействие со с тем же несговорчивым Ираном.

Тегеран, хоть и не против сам участвовать в наполнении Nabucco, в состоянии заблокировать строительство любых трубопроводов на Каспии, не дав (согласно ранее подписанных соглашений) разрешение на проведение подобных работ. Собственно на это и рассчитывает Москва. Подвинуть иранское руководство к жестким позициям по этому вопросу можно лишь «в темную» разыгрывая карту сепаратного соглашения по разделу Каспия. Блокируя российские инициативы по каспийскому дележу, Иран тем самым надежно «запрет» и  Nabucco.

Вместо выводов

Инициировав «провокационную» встречу в Актау, Россия тем самым решает несколько тактических задач в этом регионе. Во-первых, возвращает себе позиции модерации переговорного процесса по каспийскому разделу и, соответственно, политически усиливается. Московский «порядок дня» для Каспия предполагает многоступенчатую энергетическую стратегию, направленную на возврат Азербайджана, Казахстана и Туркменистана в русло реализации российских транспортных проектов вместо Nabucco. Во-вторых, Москва надеется выработать совместный пакет предложений по каспийской проблематике с целью принудить Иран к некоторым уступкам во время предстоящего октябрьского саммита в Баку. Тегеран по сути снова окажется в изоляции и вынужден будет пойти на некоторые уступки вне каспийского расклада (например, в вопросе ядерной программы), что можно рассматривать как успех российской дипломатии. В-третьих, после «сепаратного» совещания в Актау позиции Ирана вряд ли смягчатся. Тем самым РФ руками Ирана сможет на год (или на два) отодвинуть реальную угрозу Nabucco.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь