Домой Топ Новости Почему так важен референдум

Почему так важен референдум

104

Верховная Рада приняла во втором чтении и в целом закон о всеукраинском референдуме, который внедряет процедуру народовластия и утверждает темы, которые могут или не могут быть вынесены на всенародный опрос. За закон проголосовали 255 нардепов.

Таким образом, Владимир Зеленский и «Слуги» формально и частично выполнили одно из своих предвыборных обещаний. Напомню, что именно вопрос прямого народовластия, преодоление отчужденности народа от власти, были в фокусе кампании-2019.

Сразу отмечу, что я поддерживаю принятие этого закона, поскольку считаю, что его отсутствие было нарушением конституционных прав граждан Украины.

А именно – ст.5 Конституции Украины, где указано, что «носителем суверенитета и единственным источником власти в Украине является народ. Народ осуществляет власть непосредственно и через органы государственной власти и органы местного самоуправления «. Первой части этого утверждения мы и были лишены достаточно долгое время (с 2012 года) – права «осуществлять власть непосредственно».

Меня не удивляют хейтеры закона от так называемой «парламентской оппозиции», которая всегда с недоверием относились к народовластию, фетишизируя парламентаризм и представительскую демократию. Именно они, еще с Майдана, навязывали нам ложное представление об «опасностях прямого народовластия и демократии участия». И сегодня, они щедро преувеличивают риски и рисуют апокалиптические картины «смерти украинского параламентаризма» и «пророссийского реванша».

-ads-
Однако, именно требование прямой демократии, ссылки на ст.5 Конституции Украины и вывод из нее – ПРАВА НА ВОССТАНИЕ, были мотивационной силой для вменяемой части гражданского Майдана в 2013/2014 гг.

Смена Системы представлялась нами как замена сверхкоррумпированной бюрократии сервисами с открытым кодом, а политических «договорняков» – инструментами личного участия гражданина в формулировке политических и управленческих решений. К сожалению, нам не удалось этого добиться. Пока что…

В 2015 – 2019 гг отчуждение гражданина от власти фактически приобрело размеры, которые существовали во времена позднего Януковича.

Бюрократическая машина не только не изменилась и не улучшила качество услуг для граждан, она снова превратилась в «вещь в себе и для себя». Несмотря на то, что на время удалось внедрить некоторые позитивные инициативы (в части открытости реестров и прозрачности публичных финансов), само государство не стало френдли для гражданина.

Напротив, государство становится все более враждебным и чужим для собственных граждан.

К этому следует добавить общий кризис представительской демократии и ее институтов, которую мы наблюдаем во всем мире. Это не только распространение популистских движений, но и неспособность традиционных демократий обеспечить на уровне политико-правовой модели запросы людей.

Все больше политологов и философов говорят о том, что представительская демократия не является конечным продуктом прогресса. Ей бросают вызовы новые идеи и концепции управления, подкрепленные технологичным потенциалом информационной эпохи.

Для Украины это актуально еще и в связи с низким качеством партийной системы, кризисом функционала партий и превращение их в способ «транспортировки» олигархических групп во власть.

Поэтому тезис о возвращении прямого народовластия в программе Владимира Зеленского и «слуг» был поддержан значительной частью общества. Я уже писал о том, что Зеленский, серфингуя на настроениях людей, интуитивно прочувствовал этот запрос на непосредственное участие в управлении страной, который так и не был удовлетворен во время президентства Порошенко.

Так же, в процессе децентрализации в 2014-2020 гг, из фокуса внимания «идеологов» и «реализаторов» реформы выпала часть философии реформирования местного самоуправления, а именно – подотчетность органов местного самоуправления жителям громад, возможность отзыва чиновников и депутатов, личное участие граждан в управлении громадами и пр.

Децентрализация на практике превратилась в предоставление финансовых ресурсов и полномочий, но не громадам, а местным чиновникам. Дефицит участия не был покрыт и на местном уровне.

Конечно текст закона о всеукраинском референдуме, принятый парламентом, не лишен многих рискованных моментов и препятствий на пути реализации народовластия. Прежде всего – это сроки, в которые нужно собрать подписи за всеукраинский референдум по народной инициативе: за 60 дней собрать 3 млн подписей в 2/3 областей Украины (и не менее чем по 100 000 подписей в каждой)!

Кроме того, формулировки, которые выносятся на всеукраинский референдум, будут проходить экспертизу соответствия Основному Закону Конституционным Судом.

По большому счету, сегодня только власть способна организовать:

  1. оперативный сбор указанного количества подписей в 2/3 областей за два месяца;
  2. добиться получения положительного заключения Конституционного Суда (и то, не при нынешнем составе).

В законе о референдуме указан довольно расплывчатый круг вопросов, где можно найти «конституционное несоответствие» – особенно, если на это будет материальная «мотивация» или «политическая воля» Банковой, подкрепленная вниманием силовиков к членам КС и их родственникам.

С другой стороны, в законе о референдуме есть предохранители от «законодательной глупости» и «зрады» в виде невозможности поставить на голосование, например, вопрос амнистии боевикам ОРДЛО.

Кроме того, как верно отмечает лидер ОПОРы Ольга Айвазовская, в этом законе существует ограничитель на злоупотребление правом, которое может быть со стороны некоторых политсил. «Спамерить» и проводить «марафон народовластия» вряд ли получится. Все-таки референдум проводится только раз в год и раз в три года по одному и тому же вопросу; только один вопрос в бюллетене и пр.

Много хайпа вызвало положение об электронном голосовании на референдумах.

Лично я давно являюсь поклонником блокчейна в электоральных процессах и электронного голосования в целом.

Но есть одно «но». Этот вопрос кибербезопасности и доверия к организаторам процесса, и как следствие – к результатам такого голосования.

Как отмечает нардеп Виктория Подгорная, в переходных положениях закона авторы указали на необходимость принятия отдельного закона «об электронных голосованиях», в котором будет предусмотрено введение возможности подачи голоса через Интернет только при условии обеспечения норм и стандартов кибербезопасности и секретности голосования. А также доступности Интернета на всей территории Украины, для каждого избирателя.

Вопросы безопасности е-демократии по-украински являются актуальными, учитывая недоверие к Минцифре у общества в целом. Слив персональных данных, торговля данными, откровенные дыры в безопасности, некачественный софт сервисов, коррупция и низкое качество услуг – вот далеко не полный список претензий к ведомству Михаила Федорова.

И все же закон о референдуме, на мой взгляд, является половинчатым решением.

Вне его предмета оказались другие формы народовластия – местные референдумы, собрания и конференции граждан по месту жительства, местные инициативы, формы выражения вотума недоверия к чиновникам и пр.

В 2019 году команда Зеленского, во главе с вице-спикером парламента Русланом Стефанчуком заявила о намерении подготовить «Кодекс народовластия», куда должны были войти не только закон о всеукраинском референдуме, но еще планировалось законодательно урегулировать вышеобозначенные форматы народовластия.

К сожалению эта работа так и не была завершена. В силу политических причин «Слуги» сосредоточились на законопроекте о всеукраинском референдуме. Многое из того, что предлагали эксперты, не было учтено за неимением пресловутой «политической воли» – или потому, что этого «не воспримут в Венецианской комиссии» или «Вашингтонском обкоме» и т.д.

К вопросу демократии участия и прямого народовластия наши западные партнеры относятся очень осторожно и, я бы сказал, даже враждебно. Напомню, что именно Венецианская комиссия осуждала проведение референдума в Исландии об отказе платить долги коррумпированного правительства перед внешними кредиторами, а идея бюджетных референдумов табуирована даже в экспертных дискуссиях.

Подытоживая, хочу отметить, что если принятие закона о референдуме откроет путь к законодательному расширению механизмов демократии участия, то такой шаг следовало бы приветствовать. Особенно, если после всеукраинского референдума у законодателей дойдут руки до местного референдума, конференций собрания граждан по месту жительства и тому подобное.

Референдум не является единственным и исчерпывающим способом осуществления народовластия гражданами. Существует множество форматов и видов участия людей в формировании политики и контроле за органами власти.

Было бы хорошо, если бы уже в эту пятницу, 29 января, Верховная Рада Украины проголосовала в первом чтении долгожданный проект закона Украины «О публичных консультациях» №4254. Как и многие эксперты, привлеченные к разработке этой инициативы, я считаю такой закон актуальным и важным для развития демократии и народовластия в Украине.

Чем больше будет существовать механизмов контроля людей над бюрократией, тем лучше. Чем больше пространства для свобод – тем легче нам дышать.
Виталий КУЛИК, политолог, директор Центра исследований проблем гражданского общества

Источник: СЕГОДНЯ

Предыдущая статьяДжарон Ланье. Цифровой маоизм. Опасность нового онлайн-коллективизма (2006)
Следующая статьяМетафоры эпидемии

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь