додому Соціум ОДНИ ВОЮЮТ, ДРУГИЕ СПАСАЮТ. КАК ВОЙНА В УКРАИНЕ ЗАПУСТИЛА ГЛОБАЛЬНОЕ ВОЛОНТЕРСКОЕ ДВИЖЕНИЕ

ОДНИ ВОЮЮТ, ДРУГИЕ СПАСАЮТ. КАК ВОЙНА В УКРАИНЕ ЗАПУСТИЛА ГЛОБАЛЬНОЕ ВОЛОНТЕРСКОЕ ДВИЖЕНИЕ

67
Фото: сайт Zeilen van Vrijheid

Волонтеры из разных стран помогают Украине справиться с гуманитарным кризисом. Их главные инструменты — соцсети и низовые инициативы. Почему это работает?

Умение объединяться для решения общих задач — одна из видовых особенностей человека. На протяжении веков она помогала homo sapiens заселять земли, строить города, бороться со стихийными бедствиями. Ни один другой вид не может так масштабно действовать ради общих целей. Для человека же — это рутина. Способность коммуницировать и понимать контексты, позволяет людям добиваться прогресса в разных областях. Для улучшения этого мастерства постоянно появляются новые инструменты.

Сначала это был язык, затем письменность, позже пресса, теле- и радио вещание. Настоящим прорывом стали интернет и соцсети. Сегодня пост одного человека может запустить волну социальных изменений. Мы уже видели это на примере протестных движений вроде Occupy, BLM, Me Too. Тоже самое происходит и в благотворительности. 

Переломным моментом стала война в Украине

Российское вторжение в Украину привело к тяжелому гуманитарному кризису. Десятки тысяч убитых, покалеченных, травмированных. Около 14 млн беженцев оказались за пределами родной страны. Некогда процветающие украинские города превратились в руины. Привычные для современного человека блага вроде электричества, воды и горячей пищи для многих украинцев стали роскошью. Даже если война закончится сегодня, понадобятся годы, чтобы справиться с ее последствиями.

-ads-

Гуманитарный кризис в Украине одновременно похож и не похож на другие такие же. Его особенность в том, что миллионы людей по всему миру видели как он разворачивается в прямом эфире. Фото разрушенных домов, погибших гражданских и другие «откровения войны» оказались в каждом смартфоне. Для большинства вопрос стоял, не почему нужно помогать Украине, а как сделать это лучше. 

Используя соцсети, тысячи людей начали решать проблемы, с которыми не справлялись ни государства, ни международные организации. Низовые группы помощи стали появляться как внутри Украины, так и за ее пределами. К ним подключались волонтеры разных возрастов и национальностей. Многие из них никогда не занимались благотворительностью. Тем не менее они делали что могли: помогали с жильем, лекарствами, эвакуацией, создавали свои медиа, делились новостями, внедряли инновации.

Так родилось мощнейшее гуманитарное движение современности. Его масштабы и географию еще предстоит оценить, но уже сейчас понятно, что речь идет про феномен. 

«Бухгалтеры, парикмахеры и представители всех мыслимых профессий стали частью того, что можно назвать беспрецедентным общественным движением, — пишет журнал Atlantic. Они называют себя волонтерами, а их организации, их кампании по сбору денег и прочая активность наглядно объясняют, почему украинская армия сражается так хорошо и упорно, почему десятилетние попытки России саботировать украинскую государственность по большей части провалились».

Как появляются низовые проекты?

Большинство инициатив вырастают из дружеских или профессиональных сообществ. Люди объединяют знания и усилиях, чтобы помогать другим. Например один из первых и наиболее успешных низовых проектов «Помогаем Уехать» появился, когда несколько друзей создали телеграм-канал, куда просто выкладывали новости и информацию об эвакуации. 

«Сначала там было три человека, потом десять, потом пятнадцать, потом двадцать, потом сорок. Все это были наши друзья, мы писали там просто о том, что происходит, кидали новости, и в течение пары часов канал структурировался», — рассказывает одна из основательниц «Помогаем уехать» Натурико Миминошвили.

Многие волонтеры не ожидали, что их инициативы будут так востребованы. Например нидерландский проект Zeilen van Vrijheid начинал с попыток доставить в Украину лекарства из ЕС. Теперь они снабжают украинские города машинами скорой помощи, медицинским оборудованием и другой спецтехникой.

«Мне стали закидывать донаты прямо на личный счет, — вспоминаетосновательница проекта Вероника Муцей. Это безумие. За два дня тебе приходит 20 тыс. евро. А люди все шлют и шлют. Потому что знают — ты из Украины, а значит придумаешь как помочь своей стране».

Многие проекты помощи появились случайно, когда один или несколько человек пытались решить чью-то проблему. 

«Сначала меня спросили, как UX-писатель мог бы переехать в Европу, а я поняла, что не знаю, как ответить на этот вопрос, — рассказывает Даша, из проекта Mentormove, который помогает переселенцам составлять резюме и искать работу. Поэтому я подумала, что надо найти таких людей, которые знают, как это сделать». 

Теперь в Mentormove работает 140 специалистов из разных сфер, которые помогают беженцам с трудоустройством. Похожая история и у проекта психологической помощи Without Prejudice:

«Я написала другу Глебу Мишуре, который со мной учился, и сказала ему, давай что-то сделаем, — говорит создательница проекта Полина Грундмане. В итоге мы запустили канал, выразили в нем свое негативное отношение к войне и написали чем и как можем помочь людям».

Сегодня проект сотрудничает с Антивоенным комитетом России «Ковчег», проектом Ильи Красильщика «Служба Поддержки» и другими гуманитарными площадками. 

Кто-то помог одному, а кто-то тысячам 

Направления проектов меняются исходя из потребностей пострадавших. Если вначале войны была важна эвакуация, медпомощь, поиск пропавших родных, то теперь гораздо острее стоит вопрос вопрос с жильем, оформлением документов, отправкой генераторов. Волонтеры берутся даже за самые малозаметные на первый взгляд проблемы.

Кто-то помогает одному или нескольким людям, другие — сотням и даже тысячам. К самым успешным инициативам обращаются официальные лица. 

«Однажды нам отправили запрос из Минздрава Украины, попросили помочь с машиной неонатальной скорой помощи». — рассказывает Вероника Муцей из нидерландского проекта Zeilen van Vrijheid.

За полгода Zeilen van Vrijheid доставили украинским больницам и администрациям более 70 скорых и 18 единиц другого транспорта. Для многих проект — единственная возможность получить дорогостоящие лекарства и оборудование. 

Кризис в Украине доказал, что люди из разных стран могут находить решения вместе. Этому больше не мешают ни языковые, ни социальные, ни другие различия. Желание противостоять несправедливой и жестокой войне стало фундаментом для низовой кооперации.

Поддержка низовых инициатив

Наблюдая за успехами волонтерских проектов, крупные фонды и компании начали соединять их с донорами и грантодателями. Это помогло усилить низовые проекты, дать им ресурс для помощи большему числу людей.

К примеру такой работой занимается американское НКО Razom for Ukraine. Главный офис Razom находится в Нью-Йорке, откуда организация поддерживает украинские низовые движения уже 8 лет.

«С начала полномасштабного российского вторжения Razom удалось добыть грантов на 3 млн долларов для 98-ми небольших гуманитарных проектов — рассказывает телеканал ABC. Тесные связи НКО с Украиной помогают ей поддерживать усилия на низовом уровне».

Как отмечают в ABC, без участия Razom for Ukraine спонсоры попросту не узнали бы о множестве полезных инициатив. Это значит, что нужны и те, кто следит за такими проектами, понимает специфику их работы.

В качестве примера журналисты приводят историю киевлянки Екатерины Тереховой. Девушка взялась сделать убежище из заброшенной школы для переселенцев в Закарпатье. Так как здание пустовало почти четыре года, на его починку требовалась огромная сумма. Благодаря местному волонтерскому чату, Терехова вышла на Razom for Ukraine, которые тут же назначили ей встречу. Спустя три дня девушка получила 28 тыс. долларов на свой проект. Сейчас ее шелтер работает в полную силу.

Объединить проекты для достижения общей цели

Гуманитарному движению нужны новые способы коммуникации. Часто инициативы действуют разрозненно, дублируют работу друг друга и не видят общей картины. Чтобы их помощь была эффективной и слаженной, нужен новый уровень взаимодействия. Обмен должен идти не только опытом и информацией, но и ресурсами, людьми, инструментами. 

Настроить эти процессы пытается гуманитарный хаб Reshim. С самого начала войны проект сосредоточился на поддержке именно низовых движений. Основная задача хаба — собрать волонтерские инициативы вместе, связать схожие по направлению проекты. Соединить тех, кому нужна помощь с теми, кто эту помощь может предоставить.

Reshim. выступает связующим звеном. Если менеджеры хаба узнают, что проекту эвакуации нужен психолог для помощи спасенных, то они сводят их с проектами психологической поддержки. Если сервису поиска жилья для беженцев нужен сайт, то Reshim. знакомит их с волонтерами-разработчиками. Людей подбирают как на долгосрочные, так и на разовые задачи в специальном чате.

«Reshim. распространили информацию о нашем центре, сделали ивент с презентацией, составили список каналов, которые могут нас потенциально поддержать, также частично закрыли краудфандинг» — рассказывают волонтеры из Community Center (ARF) в Тбилиси.

Большая идея хаба — стать точкой пересечения тех, кому нужна помощь, с теми, кто сам хочет помочь. 

Сейчас в каталоге Reshim. около 300 проектов помощи. Эта база постоянно растет. Менеджеры хаба регулярно поддерживают контакт с большинством инициатив и пытаются помогать им по различным запросам.

«Ребята нашли нам IT-cпециалиста и помогли выйти на “Теплицу”, прислали по нашей просьбе контакты организаций, которые могли бы помочь с юридическими консультациями, а также попросили распространить информацию о проекте по защите женщин от насилия в Европе», — рассказывают о сотрудничестве с Reshim. представители международной команды учителей Samantha Smith’s Group.

«От помощи в нахождении волонтеров на разные задачи, до выполнения этих самых задач вместо сорвавшихся в последнюю минуту волонтеров. Ну и на самом деле проект Reshim. для нас стал неким окном в “большой мир помогающих проектов”, — рассказывают в Yellow Fields Blue Skies. Мы очень маленькая организация и для нас это был очень ценный опыт. Если есть такие инициативы, то помогать становится легче».

Способ решать другие кризисы

За почти что год любая, даже самая агрессивная война становится рутиной. Общество привыкает к новостям о бомбардировках, убийствах, разрушенных городах и взрывах. Из–за этого проекты помощи теряют доноров, волонтеров, испытывают нехватку средств. Какие-то инициативы закрываются, какие-то продолжают работу. Гуманитарных проблем не становится меньше, но находится все больше механизмов для их решения. Инициативы перенимают опыт друг друга, расширяют и видоизменяют помощь. 

Несмотря на уменьшение числа активистов, волонтеры по всему миру продолжают поддержку Украины. После решения этого кризиса, многие продолжат заниматься благотворительностью. Их опыт можно применить для решения других кризисов. Еще до российской агрессии в Украине их скопилось достаточно: климатический кризис, энергетический, миграционный, кризис демократии, пандемия COVID — все это позже или раньше потребует глобального участия. 

И, возможно, именно опыт помощи Украине будет прообразом того, какой станет благотворительность в будущем. Нынешний конфликт показал, что сегодня для помощи нужны не крупные организации и государственные институты, а люди из разных стран, готовые действовать ради общего блага. Также необходимы новые способы глобальной кооперации. Поэтому именно сейчас важно переоценить то, как устроены гуманитарные институты и поддержать именно те решения, которые дают наиболее действенный результат.

Автор: Dimitar B.

Источник тут

попередня статтяТОМ КУПЕР. ВІЙНА В УКРАЇНІ 11 СІЧНЯ 2023: СОЛЕДАР
наступна статтяЭТЬЕН БАЛИБАР. ВОЙНА ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ УКРАИНЫ И ГРАНИЦЫ МИРА

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ

введіть свій коментар!
введіть тут своє ім'я