Домой Политика Новости из США. Понедельник-вторник, 26-27 июля 2021

Новости из США. Понедельник-вторник, 26-27 июля 2021

43

Это действительно выпуск исключительно американских новостей, находящихся сегодня на самом деле в центре внимания в США.

* Во вторник, 27 июля, состоялись первые слушания в специальной комиссии Палаты Представителей по расследованию обстоятельств мятежа 6 января 2021 года.

Специальная комиссия была создана решением Палаты Представителей по предложению спикера Нэнси Пелоси после того, как республиканцы в Сенате заблокировали создание независимой комиссии по расследованию, в которую были бы назначены каждой из двух партий по пять пользующихся авторитетом юристов. 

По решению Палаты Представителей комиссия должна была состоять из 13 членов – 7 демократов и 6 республиканцев (пропорционально числу членов Палаты в каждой из фракций). Ее состав должен был быть утвержден спикером Пелоси. Лидер республиканцев Маккарти попробовал сорвать работу комиссии, номинировав в нее в числе других конгрессменов Бэнкса и Джордана, являющихся ярыми сторонниками Трампа, отрицающими, что 6 января в стране была совершена попытка государственного переворота, голосовавшими против утверждения результатов президентских выборов, и сразу же после своей номинации объявившими, что их целью является не расследовать события 6 января, а мешать расследованию.

-ads-

Спикер Пелоси заявила отвод этим двум конгрессменам, после чего Маккарти объявил, что вообще не будет делегировать республиканских представителей в комиссию, которая будет заниматься «партийным расследованием».

Тем не менее, два республиканских члена Палаты Представителей – сначала Лиз Чейни, а в прошедшее воскресенье, после демарша Маккарти по отзыву республиканцев из комиссии, и Адам Кинзингер изъявили желание работать в этой комиссии и были введены спикером Пелоси в ее состав. Таким образом, в комиссии 7 демократов и 2 республиканца. У остальных 8 республиканцев, голосовавших за второй импичмент Трампа и еще 25 республиканцев, не голосовавших за импичмент, но голосовавших за создание независимой комиссии по расследованию, не хватило смелости пойти против «линии партии».

А «линия партии» находится где-то посредине между тем, что 6 января в Капитолий зашли обычные туристы, которые по словам Трампа, были полны любви, целовались и обнимались с полицейскими, и тем, что во всем виновата спикер Пелоси, которая специально ослабила безопасность Капитолия 6 января.

Именно такие обвинения в адрес Нэнси Пелоси были высказали лидер республиканцев в Палате Представителей Маккарти и его заместители Скализ и Стефаник на пресс-конференции, специально созванной в «противовес» слушаниям в комиссии. Маккарти также назвал Лиз Чейни и Адама Кинзингера «пелосиевсикими республиканцами». 

На своих первых слушаниях комиссия заслушала выступления и показания четырех полицейских, трое из которых чудом избежали 6 января гибели от рук мятежников. 

Слушания были очень драматичными. Было больно видеть, как капитолийский полицейский, прошедший войну в Ираке, вытирает слезы, рассказывая о том как практически чудом выжил, как полицейские рассказывают о том, что их называли изменниками, как одного из них пытали электрошокером, и у него развился инфаркт, как их избивали палками и всем, чем попало, как они боялись применить оружие для самозащиты, полагая, что этим разъярят толпу еще больше.

Полицейские называли захвативших Капитолий сторонников Трампа «бандой террористов», говорили о том, что те законодатели, которые отрицают, что 6 января в стране происходил мятеж, изменяют своей клятве верности Конституции и Соединенным Штатам, просили членов комиссии расследовать, каким образом могло произойти то, что произошло, докопаться до истины, узнать, кто и как организовал мятеж.

Шокирующими были впервые показанные публично видеозаписи с личных камер полицейских и прозвучавшие записи переговоров полицейских в тот день.

Было больно смотреть на буквально лишающихся дара речи и с трудом сдерживающих слезы членов комиссии республиканца Адама Кинзингера, бывшего военного летчика, участника боевых действий в Ираке и Афганистане и демократа Адама Шиффа.

Член комиссии конгрессмен Джеми Раскин спросил одного из полицейских, Дэниэла Хожджеса, (видео, на котором мятежники зажимают его дверью, облетело весь мир), почему он и его коллеги называют мятежников террористами. Ходжес процитировал статью о внутреннем терроризме из федерального уголовного кодекса:

«Насильственные действия или иные действия, опасным для жизни людей, которые являются нарушением уголовного законодательства Соединенных Штатов или любого штата, или которые были бы уголовным преступлением, если бы они были совершены в пределах юрисдикции Соединенных Штатов или любого штата, если они были совершены с намерением

(1) Запугать или принудить к чему-либо гражданское население;

(2) Повлиять на политику правительства путем запугивания и принуждения

(3) Повлиять на решения правительства путем массовых разрушительных действий, убийства или похищения».

Для того, чтобы почувствовать атмосферу работы комиссии и то, чем она занимается и будет заниматься, думаю, что будет правильным ознакомиться с выступлениями на ее первом заседании двух ее членов-республиканцев, Лиз Чейни и Адама Кинзингера. Вот полный перевод стенограмм их выступлений.

* Лиз Чейни: 

«Большое спасибо, председатель Томпсон. Спасибо всем моим коллегам по этой комиссии, и спасибо каждому из свидетелей, выступающих перед нами сегодня. Это благодаря вам мы здесь. Вы держали оборону. Вы всех нас защищали. Вы защищали Капитолий, вы защищали Конституцию и нашу республику. Каждый американец выражает вам нашу безмерную благодарность. Я надеюсь, что каждый американец сможет услышать ваши свидетельства сегодня, и мы также будем смотреть видео. Видео, показывающее невероятное насилие, непростительную и невыносимую жестокость, с которой вы все столкнулись, и людям нужно знать об этом правду.

Я хочу начать с кратких мыслей о расследовании, которое мы сегодня проводим. Каждый из нас, присутствующих здесь, на трибуне, голосовал за и предпочел бы, чтобы эти вопросы расследовала независимая беспартийная комиссия, состоящая из пяти видных американцев, выбранных каждой из партий по образцу комиссии 11 сентября. Хотя против создания такой комиссии выступило мое собственное руководство в Палате Представителей, решение о ее создании было принято подавляющим большинством голосов при поддержке 35 республиканцев. Но оно потерпело поражение из-за позиции республиканцев в Сенате, и в результате мы остались там, где мы находимся сегодня.

Мы не можем оставить насилие, произошедшее 6 января и его причины нерасследованными. Американский народ заслуживает полного и открытого свидетельства каждого человека, знающего о планировании и подготовке к 6 января. Мы должны знать, что произошло здесь, в Капитолии. Мы также должны знать, что происходило в течение каждой минуты этого дня в Белом доме, о каждом телефонном звонке, каждом разговоре, каждой встрече до, во время и после атаки. Достойные мужчины и женщины обязаны сделать шаг вперед (и выступить в качестве свидетелей).

Если виновные не будут привлечены к ответственности, и если Конгресс не будет действовать ответственно, это останется раковой опухолью для нашей конституционной республики, подрывая мирную передачу власти, лежащую в основе нашей демократической системы. Мы столкнемся с угрозой еще большего насилия в ближайшие месяцы, а также будем сталкиваться с ним 6 января каждые четыре года.

Я являюсь консервативной республиканкой с 1984 года, когда впервые проголосовала за Рональда Рейгана. Я резко расхожусь в мнениях по политическим вопросам и о политике почти со всеми членами этого комитета от демократической партии. Но в конечном итоге мы являемся одной страной под Богом.

Создатели нашей Конституции осознавали опасность порочной фракционности партийной политики, и они знали, что наши повседневные споры могут стать настолько яростными, что мы можем потерять из виду нашу самую важную обязанность: защищать верховенство закона и свободу всех американцев. Поэтому создатели нашей Конституции заставили каждого из нас приносить торжественную клятву хранить и защищать Конституцию.

Когда возникает угроза нашему конституционному порядку, такая, о которой идет речь сейчас, мы обязаны подняться над политикой. Это расследование должно быть беспристрастным.

Начав сегодня с заслушивания публичных свидетельств этих четырех героев, мы должны также понимать, что выполнение задачи, стоящей перед этой комиччией, потребует настойчивости. Мы должны незамедлительно издавать повестки и обеспечивать их исполнение. Мы должны докопаться до объективной истины. Мы должны преодолеть многие препятствия, которые мы уже создаются, чтобы скрыть и исказить факты. 6 января и в последующие дни почти все члены моей партии признали события того дня такими, какими они были на самом деле.

Один республиканец, например, сказал: «То, что сейчас происходит в Капитолии, неприемлемо и является антиамериканским действием. Те, кто причастны к беззаконию и насилию, должны быть арестованы и привлечены к ответственности по всей строгости закона». И сейчас ни один член Конгресса не должен пытаться защищать то, что нельзя оправдать, препятствовать этому расследованию или приукрашивать то, что произошло в тот день. Мы должны действовать с честью и сознавая свой долг по отношению к нашей чтране.

Америка является великой страной, потому что мы при любых обстоятельствах сохраняем наши демократические институты. До 6 января мы были для мира доказательством того, что страна, рожденная в условиях свободы, может долго существовать, но теперь 6 января угрожает нашему самому священному наследию. Вопрос для каждого из нас, кто служит в Конгрессе, для каждого избранного должностного лица в этой великой стране, по сути, для каждого американца, заключается в следующем.

Будем ли мы придерживаться этого верховенства закона? Будем ли мы уважать решения наших судов? Сохраним ли мы мирную передачу власти, или мы будем настолько ослеплены пристрастием, что выбросим чудо Америки? Разве мы ненавидим наших политических противников больше, чем любим свою страну и уважаем нашу Конституцию?

Я молюсь, чтобы это было не так. Я молюсь, чтобы мы все помнили, что наши дети наблюдают за тем, как мы выполняем этот торжественный и священный долг, возложенный на нас. Наши дети будут знать, кто стоял за истину, и они унаследуют ту страну, которую мы им передадим, республику, если мы сможем сохранить ее. Спасибо, мистер председатель».

* Адам Кинзингер: 

«Спасибо, мистер председатель. Спасибо моим коллегам из этой комиссии. И особое спасибо нашим свидетелям — за вашу службу и ваши свидетельства здесь сегодня.

Несмотря на всю горячую риторику, окружающую этот комиссию, наша миссия очень проста: найти истину и обеспечить то, чтобы виновные понесли ответственность.

Как и все американцы, я разочарован тем, что через шесть месяцев после того, как в результате смертельно опасного бунта был захвачен Капитолий, что видели все в течение нескольких часов в прямом эфире, мы все еще не знаем точно, что произошло. Почему? Потому что многие в моей партии восприняли это как очередную партийную битву. Это токсично и оказывает медвежью услугу офицерам и их семьям, персоналу и служащим комплекса Капитолия и американскому народу, который заслуживает того, чтобы знать правду.

И поэтому я согласился работать в этой комиссии. Я хочу знать, что произошло в тот день, но, что более важно, я хочу, чтобы все американцы могли доверять работе этой комиссии и чтобы были выяснены факты, без каких-либо конспирологических теорий.

Это НЕ МОЖЕТ быть предметом партийной борьбы. Я республиканец, я консерватор, но для того, чтобы исцелиться от ущерба, нанесенного в тот день, мы должны узнать факты. Пришло время остановить возмущение и теории заговора, которые разжигают насилие и разногласия в нашей стране, и, что наиболее важно, мы должны отвергнуть тех, кто их продвигает. Как стране, нам пора учиться на своих прошлых ошибках, стать сильнее, чтобы этого больше никогда не повторилось, и двигаться вперед.

Я работаю в этой комиссии, я здесь для расследования того, что произошло 6 января — не несмотря на мое членство в Республиканской партии, а потому, что я ее член, не для победы в политической борьбе, а для того, чтобы узнать факты.

Вот что мы знаем: Конгресс не был подготовлен к 6 января. Мы не были готовы, потому что никогда не думали, что это может произойти: нападение со стороны нашего собственного народа, поощряемое и направляемое теми, кому была предоставлена власть через ту самую систему, которую они стремились опрокинуть. Это урок, а не теория заговора или альтернативная история.

Некоторые сочинили альтернативную историю, чтобы дискредитировать этот процесс на том основании, что мы не начали аналогичное расследование беспорядков и грабежей в городах прошлым летом.

Мистер председатель, меня призвали на службу во время летних беспорядков прошлого года в авиацию национальной гвардии. Я осудил эти беспорядки и разрушение собственности. Но я ни разу тогда не почувствовал, что будущее нашего самоуправления находится под угрозой, как это было 6 января.

Есть разница между нарушением закона и отрицанием верховенства закона, между преступлением, даже тяжкими преступлениями и государственным переворотом.

Сегодня, когда мы начинаем нашу работу, я хочу привлечь внимание комиссии к присяге, которую все мы даем, приступая к исполнению служебных обязанностей — присяге на верность не партии или отдельному лицу, а Конституции, которая представляет ВСЕХ американцев.

Каждый человек, занимающий выборную должность, знает, как иногда бывает трудно держать клятву «сохранять, оберегать и защищать Конституцию Соединенных Штатов» в центре нашего внимания, учитывая политическое давление и перевыборы, которые всегда не за горами.

Но, мистер председатель, наши сегодняшние свидетели, как и все офицеры правоохранительных структур по всей стране, принесли ту же присягу, что и мы. И 6 января пойти на компромисс с их клятвами их призывали не с целью проверки или путем угрозы со стороны руководства или с помощью твита, написанного полностью заглавными буквами.

Это был призыв жестокой толпы.

И пока мы, находящиеся на этой трибуне, были эвакуированы от опасности, герои, такие как те, которых мы видим здесь, оставались перед лицом этой опасности на своих постах и расплачивались за это.

[Обращаясь к свидетелям:] Мы находимся здесь сейчас только потому, что вы были здесь тогда.

Поэтому совершенно уместно, что мы начнем наше расследование январского беззакония против Конституции с заслушивания людей, которые позаботились о том, чтобы это нападение не увенчалось успехом, — с заслушивания людей, которые помогли обеспечить сохранение демократии».

* Лидер республиканцев в Сенате Митч Макконнелл, окруженный соратниками в Капитолии в вторник во второй половине дня, отвечая на вопрос журналиста о том, смотрел ли он слушания в комиссии Палаты Представителей (которые транслировались в прямом эфире несколькими телеканалами), ответил: «Нет. Я был занят. Занят делами Сената». И улыбнулся.

Спасибо всем, кто прочитал. Берегите себя и своих близких. Берегите друг друга, помогайте друг другу. Здоровья всем.

Автор: Igor Aizenberg

Источник: Facebook

Предыдущая статьяГермания требует шагов по Донбассу от Украины, но не ждет их от России – как к этому относиться Киеву
Следующая статьяНОВАЯ МИРОВАЯ ФИЛОСОФИЯ: Жан-Люк Нанси, Франция. «Дурные привычки нашего мышления затуманивают вкус настоящего»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь