Домой Стратегия Ни бога, ни хозяина

Ни бога, ни хозяина

212

atheolВладимир Задирака

Ни Библии, ни Корана, ни Торы

Герой Борхесовского рассказа «Рогнарек» расстреливает из револьвера богов, которые пришли в наш реальный мир. Только так. Никакой жалости к монстрам. Они могут обречь нас на страдания. Они опасны. Примерно об этом написана книга «Трактат атеології» (фізика метафізики) Мишела Онфре, которая в этом месяце вышла в Киеве в перводе Андрея Репы и Алены Синчак. Только, если у Борхеса убивают языческих божеств, то французский левый либертарий призывает проделать это с богами монотеизмов. Это и сложнее и проще. Бога нет, но вытравливать яд его прислужников придется во многих местах.

Атеизм Онфре безжалостен не только к религии, но и к вольнодумству. Философ-анархист говорит про огромную силу христианства, которое присутствует в каждом нашем вздохе. Наше тело сформировано по его шаблонам. В представление о «чистом» и «нечистом», в консервативной биоэтике, представлениях о сексуальности и добродетели присутствует заметная доля смертоубийственной «морали» религиозников. Система координат европейца базируется на библейских догмах, если даже этот европеец декларирует атеизм. «Между проповедью добросердечного священника про совершенство Иисуса и восхвалениями Христа анархистом Петром Кропоткиным в «Этике» бессмысленно искать пропасть или хотя бы овраг…» — говорит автор. Вспоминает он и революционный якобинский культ Разума, который напоминает отвратительное переиздание религии.

-ads-

Не лучше классиков радикальной мысли и современники. По утверждению Онфре, французы посмеиваются над попиками, но жаждут их благословения. Современные наследники Тартюфа плюют на запрет презервативов Ватиканом, но предпочитают венчание и погребение по церковному обряду. Зло, которое олицетворяют люди в рясах, спряталось от глаз, но не ушло. Иудео-христианская цивилизация отравлена этим ядом. Таким же, как и яд Корана. И только наше малодушие позволяет заходить Богу через черный ход. В его белых одеждах спрятан мясницкий нож. Религия обосновывает претензии власти. Христианство, ислам, иудаизм служат государству и государю. Власть готово убивать за непослушание. В том числе и духовное неподчинение норме.

«Если Бог существует, то все дозволено…»

Ироничный философ переиначивает фразу Достоевского и доказывает ее на протяжении всей книги. Он не чурается поминать убийства и клевету монотеистов в темные века. Не жалеет их и в современности. Во имя власти реальной и духовной они лгали непрерывно. Соучаствовали в преступлениях и покрывали убийц.

Изобретение Бога имело трагические последствия для человечества. Когда христиане пытаются откреститься от нацизма, автор «Трактата» толкает их лицом в факты, как хозяин нашкодившего котенка. Антисемитизм Гитлера изначально одет в христианские одежды. Католическая церковь поддерживала коллаборационистские режимы в Хорватии и Франции. Разрешила использовать церковные архивы для выявления евреев. Майн Кампф никогда не входила в список запрещенных для чтения книг, в отличии от произведений многих выдающихся писателей и философов 20-го века. В 1949 году папа Пий XII отлучил от церкви всех коммунистов. Обосновывал он это «тайным сговором между евреями и большевиками».

Так же омерзительно выглядят послевоенные связи между исламскими радикалами и функционерами немецкого нацизма. Многие наци стали правоверными. Есть и удивительная генетическая связь между иудаизмом и нацистами. От изобретенной Моисеем священной войны, до позаимствованной у еврейских воинов «Gott mit uns». Они тогда как раз воевали против Египта. Это было задолго до шестидневной войны, в которой была сломлена воля арабов к освобождению от империализма США. Это было не в нынешнем «вегетарианском» Израиле. Все это происходило в старой Иудее, чья история начинается с радикального «очищения» Ханаана от «язычников». Нынешние последователи Моиссея действуют несколько гуманнее. Но убийство оправдывают текстом Торы.

Монотеизмы, доминирующие в значительной части Старого Света творили свое зло тысячелетиями. 27 веков они создавали свои священные книги. С 16 века они ограничиваются их «трактовкой». Другие религии не лучше, но для современного француза, да и не только (украинца или россиянина, например), они являются основой зла, с которым он вынужден мирится. По малодушию или из лицемерия. А сама вера в Божественное часто преподносит сюрпризы. Гуманизм клерикалов оказывается непрочным чехлом из пол которого порой прорываються фанатизм и жестокость.

Во время конфликта тутси и хуту в Руанде католическая церковь хранила молчание. Оно выбрали сторону хуту еще много лет назад. Именно их предпочитали брать в семинарии им отдавалось предпочтение при в карьерном росте. Когда тутси победили, то папа римский Иоана Павел II направил письмо новому руководству и не сожалел об убитых тутси, а попросил не преследовать католиков-хуту. Например, монахини-бенедиктинки 22 апреля 1994 года в монастыре Сову не только выдали несколько тысяч (до 7000) тутси на смерть, но и, согласно некоторым данным, подносили бензин для сожжения заживо шестисот из них в гараже. Эту деталь Онфре «упускает», когда говорит о соучастии церкви в геноциде. Он не считает, что избыток ругательств и обвинений могут приблизить победу над клерикалами. Ведь площадная брань в полемике – это давний христианский метод ведения дискуссии.

Бог в школе

11 сентября учит нас не проявлять терпимость к религии. Уроком должно стать полное и безоговорочное изгнание ее в одну нишу с астрологией и алхимией. Религия всего-навсего одно из человеческих заблуждений. Она всегда была врагом не полезного ей образования, знания, книг, желаний. Женщина с удаленным клитором, пребывающая в посте и молитве, готовящая пищу и рожающая новых воинов Бога да их неполноценных (как и она) «половинок» — вот расплата за тягу к познанию в саду Эдема. Мужчина должен быть набожен, глуп и жесток. Только так он будет угоден высшему существу. Именно этому может научить «Закон Божий» и прочая «монотеистическая безвкусица». Онфре говорит, что изучение трудов Ницше для школьников несомненно полезнее, чем послание к Коринфянам. Усатый немец может преподать хороший урок: выбор не выбирать из трех монотеизмов. А служители монотеистических культов тем временем «грамшиански» пытаются вернуть себе власть. Они хотят, чтоб мы забыли о том зле которое они творили раньше и творят сейчас.

Большая часть книг монотеистов описывает и воспевает завоевание, убийство и тиранию. Добро, мир и справедливость так же содержатся в этих учебниках «культуры смерти». Святость отдельных верующих, не оправдывает самого принципа религии. Анонимный собеседник автора пастух-мавританец переживает смерть невинного шакала, которого он убил по неосторожности. Как утверждает Онфре, этот добродетельный мужчина не может простить себе этого поступка, хотя Коран и законы ислама не дают повода считать это грехом. Он чтит одну книгу с тысячами циников-исламистов, использующими ее для оправдания омерзительных и варварских поступков. Праведник из пустыни не прав. Правы они. Крестоносцы Запада и моджахеды Востока в Ираке и Афганистане воюют друг с другом. Боги монотеизмов делают их войну священной. Для этой цели он может пригодиться и в школе. Религия делает чистых сердцем рабами и оправдывает безжалостных убийц.

Что делать?

Стоит отказаться от фальшивого выбора между нигилизмами, утверждает Мишель Онфре. Нам навязывают логику меньшего зла, а в то же время либерально-потребительское иудеохристианство и цинично-фанатичный политический ислам посягают на наши жизни. Лицемерие христианской светскости и коварство «верных» Мухаммеду не могут быть альтернативами. Цель здравомыслящих людей – окончательное излечение от религии и ее проявлений. От невроза «по Фрейду». Кстати, Онфре признает австрийского психоаналитика скорее философом чем терапевтом, объясняя успех его методов самовнушением пациентов. Он видит значимость Сартра, но осуждает его за политическую поддержку «левого» тоталитаризма. В книге один раз упоминается Кропоткин. В негативном ключе. Штирнер фигурирует в разделе «библиография». Бакунин не упоминается ни разу, как и Камю. Хотя, этот последний, пожалуй, ближе всего к Онфре. Аскетическое и жизнелюбивое эпикурейство перекликаются с камюзианским духом средиземноморья. Интеллектуальный бунт и борьба против власти трактуются авторами очень схоже. Когда Саркози предложил перехоронить великого франко-алжирского философа и писателя в Пантеоне, то Онфре разразился оскорбительными комментариями в адрес господина президента. Мол, уберите ваши руки от левака и анархиста. Кстати, следующая книга Онфре будет о Камю. Роднит их и «непартийность» философии. Хотя и у Камю, и у Онфре иногда встречаются призывы и обращения к тем, кто более всего им сим симпатичен. Альбер симпатизировал «недогматичному» анархо-синдикализму, а Мишель говорит о молодых и чуждых поклонению авторитетам корреспондентах газеты Федерации Анархистов.

Недосказанное

Монотеистическая религия сеет ненависть и презрение к женщинам, призывает к убийствам, пропагандирует смерть. Впрочем, говоря «а» Онфре в книге не говорит «б». Он, как и Кант, которого он уличает в непоследовательности, не проговаривает главное. Терапевтические средства тут не действуют. «Почти святая троица: труд, семья, родина» о которой говорит философ, только методами просвещения устранена не будет. На встрече в Киеве с читателями он признал, что он считает необходимым «милитантистский» метод. То есть активную борьбу, но это вряд ли поможет, если не уничтожить ту самую нацию, государство и капитализм. Полумеры тут не помогут. Как и Кант, который не решается развенчать Бога, Онфре не призывает стереть с лица земли властническую цивилизацию в которой религия только часть проблемы. Недооцененная, но только часть. Философ пишет о старозаветных и новозаветных идеях в судопроизводстве. Устранить их можно, только уничтожив всю систему судов и тюрем, что в рамках самой полной «демократии» и «республики» все равно не реально. Можно найти много «а» без «б». Возможно, автор не хотел отпугивать нынешнее поколение обезжиренных католиков и низкокалорийных марксистов. Первые признают мессу, но не хотят знать всего о церкви, а вторые почитают Бородача, но не признают классовой борьбы и диктатуры пролетариата.

Существенным недостатком книги является отсутствие анализа СССР. Государства победившего христианского атеизма. Страны, где после короткого периода радикального богоборчества «коммунисты» начали возрождать христианские нормы в праве и биоэтике, создавать псевдообряды, насаждать дух ханжества и лицемерия. Это существенный недостаток книги французского атеиста. Возможно, он со временем исправит это досадное упущение.

Сам Мишель Онфре пытается соответствовать своей философии. Он занимается бесплатными образовательными проектами для людей. Создал и ведет занятия в двух «народных университетах», работающих по принципам анархистской педагогики. Публично полемизирует с Саркози. Пытается быть философом-псом, как и любимый им Диоген. Его «Трактат» стоит читать не столько для того чтоб отыскать в книге ответы. Нет, там содержаться только вопросы. Именно ради этих вопросов парадоксов, «анекдотов» и стоит это прочесть. Он дает контурно эскиз гедонистической этики, которая должна сменить нынешний «христианский атеизм». Философ говорит, что в следующих своих книгах развивает идеи позитивного идеала , который можно противопоставить религии. «Трактат атеологии» скорее удовлетворяет его творческую страсть к деконструкции отжившей религиозной «культуры смерти».

Ліва Справа

Предыдущая статья«АнтиТабачник». Блазні та їхній дешевий балаган
Следующая статьяЧупакабра атакует. Сериалы нового политического сезона

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь