Домой Топ Новости Неправильное завтра в Крыму

Неправильное завтра в Крыму

194

Покажи противнику дорогу жизни

Сунь-Дзы

sur78Многие европейские и американские эксперты предполагают, что Владимир Путин, окрыленный легким трофеем в виде Крыма, двинется и дальше вглубь Украины, по крайней мере, до того момента, пока не начнет встречать реального сопротивления. Различные эксперты предполагают варианты оккупации Юго-Востока нашей страны, включая Одессу и разблокирование непризнанного Приднестровья. Кто-то не исключает даже, что основной целью российского «крестового похода» является получение контроля над Киевом. Есть и такие «конфликтологи» пошли в своих размышлениях еще дальше – каковы следующие потенциальные жертвы агрессии РФ в Европе, а также степень готовности НАТО противостоять военной агрессии против его государств-членов.

Демонстрируемая на данном этапе вялость международной реакции на действия России в Крыму, продиктованная нежеланием ссориться с Россией из-за Украины, зависимостью ряда стран ЕС от российских энергоресурсов, незаинтересованностью в сближении России с Китаем и т.д., позволяют предположить как минимум гипотетическую возможность дальнейшей безнаказанности агрессивных действий Москвы.

Многие, особенно российские, политики и эксперты действительно исходят из того, что, мол, пошумят на Западе, да и успокоятся, свыкнувшись к новой реальности на карте Европы. В реальность серьезных санкций против Москвы, похоже, до конца не верят даже в Брюсселе. Беседы отечественных дипломатов с представителями стран ЕС о возможном характере международных санкций против путинского режима, этапах их применения и критериях перехода к более жестким мерам часто очень схожи на «гадание на кофейной гуще».

Оставим в стороне конспирологические теории о том, что Запад специально «подстрекает» Путина к дальнейшей реализации его агрессивных планов, чтобы в последующем подвергнуть Россию полной экономической, политической и военной изоляции, вплоть до прямой угрозы дальнейшему существованию российского государства в его нынешнем виде.

Реально, как Европа, так и США, до конца не определились, как им далее поступать и где та «красная линия», после которой они просто будут обязаны вмешаться, не считаясь уже с возможными экономическими потерями. Европейские партнеры также не скрывают, что их дальнейшая реакция на события в Крыму в значительной степени будет зависеть и от шагов украинской стороны на этом направлении. Крайне неприятно слышать от европейских партнеров вопросы типа действительно ли крымский вопрос является первоочередным приоритетом нового Правительства Украины.

Однако, сейчас Путин настроен на прямую анексию Крыма. Напомню, что долгое время в своей политике в отношении урегулирования «замороженных» конфликтов на постсоветском пространстве Россия исходила из того, что она не в состоянии окончательно, мирными способами, решить проблему во всех регионах с выгодой для себя.

Таким образом, признав Абхазию и Южную Осетию, Россия восстановила свою субъектность в качестве игрока, способного качественно изменить глобальный политический порядок дня всего мира. В то же время, «кипризация» Южного Кавказа открыла перспективу для нового этапа – аннексии территорий соседних государств.

Крым это последствие того, что Запад «проглотил» полупризнание Абхазии и Южной Осетии. В Кремле уверенны, что и сейчас, также как в 2008 году, им сойдет с рук.

Теперь Москва считает, что ей удастся с выгодой для себя, без крови, отторгнуть Крым от Украины и без промежуточной стадии просто включить в состав России.

Согласно инсайдерской информации Кремль рассматривает несколько сценариев выхода из «Крымского кризиса».

Первый сценарий: «Тувынизация» Крыма. Россия давно отказалась от принципа ельциновского федерализма: «бери столько суверенитета сколько вынесешь». Путин фактически завершил реформу федеративных отношений, путем пересмотра договоров между федеральным центром и субъектами РФ.

В 2010 году состоялись референдумы о приведении республиканского (как, впрочем, и регионального) законодательства субъектов РФ в соответствие с федеральными нормами и конституцией России. Самым ярким шагом Путина в реформе федерализма, знаменовавшим собой усиление территориальной, а не этнической составляющей, стало создание семи федеральных округов с семью полномочными представителями президента (полпредами).

Поэтому, Кремль может со старта оккупации не давать щедрые авансы Аксенову и Константинову, а сразу обеспечить управляемость территории Крыма из Москвы. Провести «правильные» выборы и в ускоренном варианте «привести крымские нормативно-правовые акты в соответствии с законодательством РФ».

Теперь «парада суверенитетов» в национальных окраинах нет, все под контролем федерального Центра, а местные элиты время от времени получают качественную взбучку, чтобы помнили где столица.

Класическим примером такого поглощения Россией суверенного государства в недалеком прошлом является судьба Республики Тува, которая имела собственную признанную государственность (с 1918по 1944 гг).  Около 10 лет Тува имела широкие полномочия как автономия в составе РФ (с 1991 по 2010 гг.). Но 12 апреля 2010 года был проведён референдум по приведению конституции Тувы в соответствии с конституцией России. Теперь автономия есть только в названии субъекта, но на практике исполнительная власть в регионе находится под полным контролем федерального Центра, а сами тувинцы жалуются на притеснения их культуры, преследование религиозных деятелей и сегрегацию при приеме на работу и ВУЗы.

Второй сценарий: Мягкая инкорпорация или «Договорная федерация». Эта модель основывается на идее снижения внешнеполитических потерь России. В Кремле понимают, что в краткосрочной перспективе Россия столкнется со значительным международным давлением, руконеподаванием, кризисом политического диалога и даже перспективой частичного возобновления «холодной войны». И это без введения существенных санкций со стороны Запада.

Москва может пойти на широкий и дорогостоящий эксперимент по созданию витрины «нового российского федерализма» в Крыму.

Алгоритм следующий: Москва настаивает на возобновлении действия редакции Конституции АРК от 6 мая 1992 года, где предусматриваются договорные отношения с Украиной. Однако, после решения «референдума», Верховный совет АРК внесет изменения в ст.9 и вместо формулировки «Республика Крым входит в государство Украина и определяет с ней свои отношения на основе Договора и соглашений» будет фигурировать Российская Федерация.

Соответственно уже к рассмотрению крымского вопроса в Госдуме РФ 21 марта будет готов и Договор между Крымом и Россией, где АРК получит широкий перечень полномочий, прав и национально-культурных автономий.

Крымская ВР приняла постановление «О гарантиях восстановления прав крымскотатарского народа и его интеграции в крымское сообщество». Согласно документу, теперь 20% мест в органах исполнительной власти республики займут крымские татары. РФ предполагает направить в Крым 240 миллионов гривен на обустройство депортированных народов.

Очевидно, что кроме крымских татар право на национально-культурную автономию получит и украинская община полуострова. Несомненно, что лоялистская «украинская община» вскоре появится.

Как и в республики Северного Кавказа, Москва начнет вкачивать бюджетные средства, чтобы показать «другой», альтернативный Киеву проект, «как могло бы быть во всей Украине, если бы не случился Майдан». Поэтому, Кремля на начальном этапе может пойти даже «на сохранение договорных отношений федерального центра с новым субъектом РФ», закрывать глаза на воровство и распилы российских средств на развитие Крыма.

Главное создать картинку мирного решения конфликта, обеспечения мира и формального права на культурную автономию национальных меньшинств, даже предоставить лояльным татарам и украинцам квотное представительство в органах власти. Мол, в Украине творится беспредел, страна разваливается по частям, вводится цензура, разгул национализма и борьба с инакомыслием, а в Крыму (да, неправовым способом «спасенном» от Киева) царит межнациональный мир, развивается экономика и растет ВВП. А там глядишь, европейцы устанут от украинской проблемы, по-другому начнут смотреть на Майдан, власть в ЕС измениться … ну или нефть подорожает. И снова наступит время перезагрузки российско-западных отношений.

Третий сценарий: «Приднестровизация»  Крыма. Тем не менее, есть и другая сторона медали. Москва крайне зависима от экспорта газа и нефти в Европу (болезненным для РФ является как политика ЕС по диверсификации поставок энергоносителей, так и перспективы новых ценовых реалий в условиях расширения пула поставщиков газа и нефти). Россия явно не хочет растерять своих партнеров по Таможенному Союзу, которые с большой опаской наблюдают за действиями РФ в Крыму, понимая, что вполне могут оказаться следующими на очереди. Россия очень зависима от сотрудничества с Западом в ряде высокотехнологичных областей, в т.ч. в военной. В России существует целый ряд потенциальных очагов сепаратизма, что усугубляется провальной национальной политикой Кремля, крайней ограниченностью полномочий субъектов федерации, особенно в финансовой сфере (имеющих куда меньше полномочий, чем предполагает действующая Конституция Крыма), а также наличием соседних государств, готовых при удачном стечении обстоятельств восстановить «историческую справедливость». О результатах потенциальных референдумов об отделении в Калининграде, Карелии, Сахалине, Камчатке, Курилам, Туве, Бурятии многие в России предпочитают не задумываться. Но это только пока.

Если бы Россия не боялась сепаратизма, она бы не ужесточала уголовную ответственность за призывы к нарушению территориальной целостности. Не будем забывать и объективные финансовые потери РФ в случае продолжения военной кампании в Украине, в частности массовый отток из страны международного капитала, снижение международных кредитных рейтингов РФ, ускорение темпов инфляции в РФ, дополнительные издержки на финансирование нового дотационного субъекта Федерации (в случае оформления вхождения Крыма в состав РФ). Последствия крушения международной системы ядерного нераспространения после возможной аннексии Крыма также прекрасно осознаются Россией, хотя об этом российские дипломаты предпочитают вслух не упоминать.

Короче говоря, сам Бог велит России остановиться, пока не поздно. И нельзя исключать, что Россия, реально оценив свои шансы и взвесив все риски, пойдет на «уступки», пытаясь их дорого продать как Украине, так и всему международному сообществу. Что это может означать на практике?

«Дорогой жизни» для России может оказаться вариант консервации Крыма в виде непризнанного региона по аналогии с Приднестровьем (при чем даже не Абхазии с Осетией, признанных самой Россией). Естественно, в этом случае ни о каком прямом признании самой Россией крымского референдума речи не идет – злобные ноты российского МИДа на грани откровенного хамства и игнорирования базовых норм международного права, проекты изменения федерального закона о порядке вхождения в состав РФ новых субъектов, как и прием овациями делегатов Крыма в российском парламенте — не более чем фарс. Все это было, при чем не раз с Приднестровьем – поддержка референдумов с обещаниями признать их результаты, заверения в готовности оказывать необходимую военную и финансовую помощь, предоставить доступ жителям региона ко всем федеральным программам на равнее с жителями материковой России, широкий межведомственный диалог и т.д. На деле конечно Москва Приднестровье не признает, а что касается помощи — дает ровно столько, чтоб «не сдохли». Кстати, на днях руководство российского института стратегических исследований порекомендовало Приднестровью провести еще один референдум о присоединении к России (видимо предыдущие 5 или 6 никем непризнанных в мире плебисцитов оказались для Москвы недостаточны).

Результатом диалога России и Запада может стать подписание высокими представителями США, ЕС, РФ, Украины и, возможно, Турции некого коммюнике с базовыми принципами урегулирования конфликта в Крыму как то территориальная целостность Украины, особый и надежно гарантированный статус Крыма в составе Украины, внеблоковый статус Украинского государства, подтверждение права ЧФ РФ на продолжение присутствия в Крыму, гарантии особого статуса русского языка и т.д.

На следующем этапе будет создан некий международный переговорный механизм с задачей согласовать порядок реализации вышеуказанных принципов, выработать статус Крыма, разработать систему внутренних и международных гарантий, переходные положения и т.д. – традиционная «кухня» урегулирования любого международного конфликта. С учетом опять же приднестровского опыта можно предположить, что статус переговорного механизма будет иметь не более, чем рекомендательный характер (формат выработает лишь согласованные предложения, которые в будущем должны будут пройти стадию утверждения высшим руководством сторон). Кстати, о сторонах конфликта! Руководство российского МИД уже оговорилось, что не согласно ни на какие переговоры, в которых Россия находилась бы в статусе стороны конфликта. Следовательно будут приложены все усилия, чтобы сторонами конфликта были признаны именно Украина и Крым (себе Москва очевидно примерит статус посредника и гаранта будущих договоренностей). Ход переговорного процесса, мягко говоря, не обещает быть простым. Опять же, как и в случае Приднестровья, казалось бы незыблемая цель переговорного процесса – выработка статуса Крыма в составе Украины будет всячески ставиться под сомнение. Весь опыт российско-приднестровских «домашних заготовок» по игре «на пару» будет активно использован и в Крыму.

Что дает России реализация такого сценария? Россия остается в Крыму на неопределенный срок во всех смыслах этого слова — политическом, экономическом, военном и имиджевом, не опасаясь при этом каких-либо санкций за свою агрессию в Крыму со стороны международного сообщества (своего рода «сейв гейм»). Россия получает практически стопроцентные гарантии удержания Киева от каких-либо несогласованных шагов на внешних направлениях, будь то в сторону ЕС или НАТО. России больше не нужно будет бодаться с Киевом по вопросам перевооружения флота, инвентаризации объектов собственности, контроля над Керчь-Еникальским каналом и прочих «мелочах». России не придется брать на полное содержание дотационный регион, с отсутствием воды, энергии, инфраструктуры, и полукриминальным руководством. В конце концов, Владимир Путин существенно усилит свои позиции как внутри страны, так и на международной арене.

Киеву стоило бы проработать саму возможность развития ситуации в подобном ключе, чтобы хоть как-то подготовиться к этому. В частности, целесообразно провести срочные консультации с молдавскими, грузинскими, европейскими и американскими партнерами, чтобы учесть опыт ошибок Кишинева и Тбилиси в ведении переговоров с Кремлем по урегулированию конфликтов. Необходимо действовать на упреждение и в срочном порядке выходить с инициативами о формировании межпарламентской переговорной группы между Киевом и Симферополем о выработке нового статуса АРК, который будет имплементирован в новую редакцию Конституцию Украины, если мы не хотим, чтобы завтра этот вопрос обсуждался в международном формате и на совсем других условиях. Необходимо приложить все дипломатические усилия, чтобы не позволить России закрепиться в любом ином статусе, кроме как сторона конфликта.

Правительству Украины уже сейчас стоит заняться выработкой предложений для будущей программы реинтеграции нашей страны, ориентированной на стимулирование населения Крыма к жизни в рамках одного государства. Любые идеи показательного прекращения подачи электроэнергии, газа, воды, пенсий и зарплат бюджетникам и военнослужащим в Крыму являются абсолютно неприемлемыми с точки зрения стратегии сохранения полуострова в составе Украины. И последнее, никто не будет воевать за нашу территорию, если мы сами не продемонстрируем готовность применения силы для отражения иностранной агрессии, по крайней мере для недопущения возможного продвижения российской армии на материковую часть Украины. Чем позднее мы «покажем зубы», тем с худших дипломатических позиций нам придется начинать мирные переговоры.

Виталий КУЛИК

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь