Домой Политика Может ли политика правительства США спасти экономику?

Может ли политика правительства США спасти экономику?

155
globalist.org.ua

Ли Састар экономист (США)

Правительство Барака Обамы пытается решить вопросы помощи рабочему классу и восстановления экономики на фоне самых плохих показателей по безработице за последние 25 лет. Экономический обозреватель сайта SocialistWorker.org Ли Састар отвечает на вопросы читателей о планах Обамы по спасению экономики и их шансах на успех.

Согласно последним отчетам правительства США о состоянии рынка труда, официальная безработица в стране достигла 8.5%. В феврале было потеряно 650,000 рабочих мест. Достигла ли экономика дна?

Никто не знает этого наверняка. Те, кто говорит, что худшее уже позади, – скорее всего, представители различных финансовых учреждений, пытающиеся продать инвестиции, или члены экономической команды правительства Барака Обамы. Кристина Ромер, председатель Совета экономических советников Белого дома, недавно заявила о своей уверенности в том, что американская экономика оправится от кризиса в течение года. Данные по безработице, вышедшие 3 апреля, не были столь ужасны, как предсказывали некоторые экономисты. Но и оптимистическими их назвать нельзя: уровень безработицы повысился с 8.1% до 8.5%. Эта цифра увеличивается до 15.6%, если учитывать людей, отказавшихся от поиска работы или вынужденных согласиться на неполную занятость. Некоторые экономисты предсказывают, что эта более широкая мера безработицы может превысить 18% через несколько месяцев. По сообщению «Уолл-стрит джорнел», «Сравнения данной группы людей с показателями Великой Депрессии (когда 25% американцев были безработными) не выглядят столь уж дикими, даже учитывая более высокую общую экономическую активность».
Может ли политика администрации Обамы предотвратить дальнейший спад экономики?

Стратегия правительства Обамы по восстановлению экономики имеет четыре взаимосвязанных аспекта: (1) Укрепление финансовой системы путем скупки «токсичных активов» банков и кредитования Корпоративной Америки; (2) Восстановление потребительского спроса путем снижения налогов и предоставления льготных условий по кредитам, в том числе ипотечным; (3) Стимулирование частного сектора на создание новых рабочих мест за счет увеличения финансирования из федерального бюджета; и (4) Реструктурирование системы образующих отраслей экономики, в частности, автомобильной промышленности, за счет строгих требований по использованию правительственных займов. Эти меры в совокупности являются самым большим вмешательством правительства в экономику со времен Великой Депрессии 1930-ых. Огромные экономические силы сконцентрированы в руках исполнительной власти правительства и реализуются через Казначейство и Федеральный резервный банк, которые, номинально оставаясь независимыми структурами, фактически находятся в подчинении Белому дому. Как это ни парадоксально, правительство прилагает все усилия к тому, чтобы оставить частных владельцев у руля компаний, получающих государственную поддержку, вместо их национализации. Безусловно, правительство Обамы вынудило уйти в отставку президента «General Motors» Рика Вагонера, и разразилось гневом из-за 165 миллионов долларов бонусов, выплаченных руководителям AIG. Под давлением, оно может также избавиться от высших руководителей некоторых компаний Уолл-стрит. Тем не менее, правительство США отчаянно хочет сохранить частную собственность, даже для тех компаний, которые не способны выжить без постоянных вливаний денег налогоплательщиков.

Почему правительство не национализирует банки и другие финансовые организации, но продолжает тратить деньги налогоплательщиков на их поддержку – например, компания AIG, которая уже получила 173 миллиарда долларов от государства?

Защита частной собственности – это краеугольный камень политики США. Кроме того, банкиры, по словам экономиста Саймона Джонсона, используют свои связи и влияние в Вашингтоне, чтобы заблокировать любую попытку сделать их «политически ответственными», не говоря уже о национализации их компаний. Таким образом, вместо национализации банков правительством, банкиры получили еще больший контроль над государственной политикой. Нынешний Министр финансов Тим Гейтнер, например, раньше занимал должность президента Федерального резервного банка Нью-Йорка. Таким образом, Гейтнер был главным правительственным надзирателем Уолл-стрит как раз в то время, когда крупные банки подталкивали экономику к обрыву, продавая ценные бумаги, обеспеченные ипотечными кредитами, и производные финансовые инструменты, деривативы. Именно Гейтнер договаривался о национализации AIG на встрече, на которой присутствовал Ллойд Блэнкфейн, президент Goldman Sachs, главного торгового партнера AIG. Компания Goldman Sachs недавно получила платеж от AIG в размере 12,9 миллиардов долларов, который скорее являлся платежом американских налогоплательщиков, деньги которых, ненадолго появившись на балансе AIG, были перенаправлены в самую сильную компанию на Уолл-стрит. Но это – лишь вершина айсберга в процессе перераспределения богатства от рабочего класса к финансовому сектору. Согласно частно-государственной инвестиционной программе (Public-Private Investment Program, PPIP), разработанной Гейтнером, правительство будет привлекать под государственные гарантии частных инвесторов к выкупу «токсичных активов» на рыночной основе. Федеральная корпорация по страхованию вкладов (Federal Deposit Insurance Corp., FDIC) будет вести работу по созданию фондов PPIP совместно с Минфином США. По планам Гейтнера, FDIC профинансирует до 85% средств, которые хедж-фонды и другие фирмы будут использовать для покупки этих активов (этот юридически сомнительный маневр позволит Гейтнеру получить деньги для программы, не идя в Конгресс). Если инвестиции PPIP в «токсичные активы» окупятся, правительство и частные инвесторы разделят прибыль. Поскольку частным инвесторам придется вложить лишь небольшую часть собственных денег, их доход может достигать 30%. Правительство также застрахует частных инвесторов от любых потерь по «плохим активам». В действительности, крупные банки переполнены «плохими инвестициями» и используют полученные средства для возмещения текущих и будущих потерь. Учитывая ситуацию на рынке коммерческой недвижимости и большое количество компаний, находящихся на грани банкротства, ситуация скорее всего ухудшится, прежде чем снова начнет улучшаться. Цель операции для правительства состоит в том, чтобы покрыть максимально возможное количество потерь банков, расплачиваться за которые придется налогоплательщикам. Другими словами, Уолл-стрит получила от Гейтнера все, что хотела, и даже больше.

Будет ли экономическая программа Обамы работать?

Это зависит от трактовки слова «работать». Вначале нужно ответить на вопрос: «работать на кого?» Пакет стимулов в 787 миллиардов долларов даст определенный толчок американской экономике. Но каждый серьезный экономист скажет, что этой суммы недостаточно, чтобы компенсировать дефицит в 2 триллиона долларов, который образуется в экономике США в течении двух лет, по оценкам Бюджетного управления Конгресса США. Бюджет Обамы в 3,6 триллиона долларов на 2010 финансовый год должен обеспечить некоторый подъем экономике, если деньги будут выделены в полном объеме. Самая значительная роль в поддержке экономики будет сохраняться за Федеральной Резервной Системой, которая уже создала из воздуха приблизительно 1,3 триллиона долларов для покупки Казначейских облигаций и ценных бумаг, выпущенных подконтрольными государству ипотечными компаниями Фэнни Мэй и Фрэдди Мак. Вливая эту сумму в экономику, при практически нулевых процентных ставках, ФРС стремится стимулировать рост кредитования и экономической активности в целом. Федеральное правительство также собирается финансировать программу «Временный кредитный механизм для ценных бумаг, обеспеченных активами» (TALF), средства, выделенные на которую, могут достигнуть 1 триллиона долларов. В рамках этой программы, банки и другие финансовые организации получат возможность использовать ценные бумаги, обеспеченные ипотечными кредитами и другие «плохие активы» в качестве залога для заимствований в Центральном банке. В большинстве случаев, стоимость имущественного залога меньше стоимости самой бумаги, что угрожает ФРС огромными потенциальными потерями. Некоторые аналитики называют TALF «закулисной программой по спасению», поскольку она, как и PPIP, разработана для перекладывания потерь от «токсичных активов» на Федеральное правительство. «Файнэншл Таймс» сообщает, что после осуществления программы TALF, баланс Федерального резервного банка может вырасти до 4 триллионов долларов, что составляет почти треть размера американской экономики. Это – беспрецедентный показатель.

Не приведут ли эти меры к инфляции?

Это, конечно, возможно. Но ФРС и правительство Обамы больше обеспокоены перспективами «дефляции» – тенденции к снижению среднего уровня цен в экономике вследствие уменьшения совокупного спроса, снижения стоимости товаров за счет роста производительности общественного труда, либо сокращения количества денег в обращении. Падающие цены в экономике будут подавлять экономический рост. Кроме того, дефляция только увеличивает долговое бремя, поскольку сумма долга становится выше относительно цен предметов потребления, – что и случилось во время Великой Депрессии. Другой аспект стремления США к увеличению предложения доллара – его ослабление против других главных мировых валют, таких как евро и йена. При этом импорт в США станет относительно более дорогим, а экспорт – более дешевым. В учебниках по экономике такая политика называется «конкурентной девальвацией валюты» и используется одной страной, чтобы переложить стоимость кризиса на другую. Кроме того, обесценивающийся доллар ведет к эффективному сокращению долга США перед Китаем, где банки держат около 1 триллиона долларов государственных облигаций и облигаций, гарантированных правительством. Китайское правительство недовольно подобной политикой и даже выдвинуло идею о создании новой мировой резервной валюты. Тем не менее, Китаю все же приходится иметь дело с долларом, который по-прежнему остается наиболее надежной формой инвестиций на фоне других альтернативных вариантов.

Способны ли решения, принятые на саммите «Большой двадцатки» в Лондоне, стимулировать мировую экономику?

Резко падающая мировая экономика оказывает огромное политическое давление на лидеров G20. Международный валютный фонд предсказывает, что показатели мировой экономики упадут в этом году с 0.5% до 1%, в то время как Всемирный банк ожидает сокращение на 1.7%. Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), включающая группу наиболее развитых индустриальных стран, предсказывает падение на 2.75%. Экономический кризис вызвал новые разногласия между странами «Большой двадцатки» вместо того, чтобы подтолкнуть их к совместным действиям в решении проблемы. В частности, США не удалось убедить Германию и другие главные европейские страны в необходимости увеличения стимулирования их экономик за счет дополнительного дефицитного финансирования. Германия отказывается взваливать на свою экономику дополнительные расходы по помощи странам ЕС в Восточной Европе, оказавшимся на гране банкротства. США, в свою очередь, блокируют попытки создания новой системы международного финансового регулирования. На саммите, тем не менее, было принято решение об увеличении финансирования Международного валютного фонда (МВФ) до 1 триллиона долларов. Эти деньги будут использованы для кредитования «развивающихся экономик» стран Восточной Европы, Азии, Африки и Латинской Америки. В дальнейшем это даст МВФ еще больше рычагов влияния на эти страны. Даже если экономика США сможет встать на путь восстановления к концу 2009 — началу 2010 года, что на данный момент находится под большим вопросом, серьезные проблемы будут сохраняться в мировой экономике в течение еще долгого времени. США не сможет в той же мере, что и раньше, использовать потребительские кредиты, чтобы стать мировым импортером последней надежды. Это означает, что Китаю придется начать сложный и болезненный процесс переориентации своей экономики, находившейся в огромной зависимости от самого большого потребительского рынка мира. Таким образом, мировой капитализм может быть спасен только путем глобальной реорганизации мировой экономики. Это – процесс, который займет много лет и будет наиболее болезненным не для крупного капитала, а для рабочего класса. Сегодня растет число стран (особенно Греция и Франция), рабочие которых выходят на улицы для организации масштабных акций протеста и забастовок. Такое сопротивление необходимо и в США, чтобы побудить к общественной дискуссии и заставить правительство учитывать права рабочих в своих планах по восстановлению экономики.

https://www.socialistinfo.ru/apriori/232.html

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь