Домой Стратегия Молдова. Выборы по российскому сценарию.

Молдова. Выборы по российскому сценарию.

122
sobesednik.ru
sobesednik.ru

Сергей Ильченко, Тирасполь

В целом, события в Молдове развиваются вполне предсказуемо. Правящая партия Воронина и ее союзники – явные, в лице ХДНП и пока скрытые – формально-оппозиционная ДПМ довольно удачно ведут подготовку к выборам 29 июля. Оппозиция отвечает крайне слабо. По сути, ей нечего сказать.

Союзы неудачников

Социал-демократы (СДПМ) Дмитрия Брагиша и Центристский союз (ЦСМ) Василия Тарлева – Штефана Петраки почти договорились идти на выборы одним списком, а Филат (ЛДПМ), Гимпу (ЛПМ) и Урекян (АМН) подписали «Договор о политическом партнерстве» на время предвыборной кампании.

Союз с почти не существующим ЦСМ социал-демократам не помог. Члены СДПМ мало-помалу перетекают в ДП, причем иной раз – целыми территориальными организациями. Никаких шансов на попадание в парламент у СДПМ – ЦСМ нет.

Что касается договора ЛДПМ-ЛПМАМН, то он лишь констатирует, что у трех партий общий противник – ПКРМ, что, впрочем, было и так понятно. Все три партии пойдут на выборы раздельно, ведя каждая свою, отдельную кампанию, и, следовательно, конкурируя в общем электоральном сегменте. После выборов они планируют провести общее «Великое национальное собрание-2», в принципе, по тому же сценарию, что и в апреле – как протест против фальсификаций на выборах, и рискуя наступить на те же грабли. У оппозиции явно нет новых заготовок.

Интересен и состав Совета. Помимо Урекяна, Филата и Гимпу в него вошли: от ЛДПМ- Юрие Лянкэ, вице-президент Ascom, и от ЛПМ — Анатол Шалару, глава представительства Ascom в Ираке и родственник владельца Ascom Анатола Стати. Таким образом, Стати продолжает попытки консолидировать оппозицию и использовать ее для раскачки обстановки, хотя такие возможности стали заметно меньше. По-видимому, Стати хочет просто не допустить «соскальзывания» ЛДПМ и АМН на более умеренные позиции и организовать в парламенте жестко-оппозиционный фронт из всех трех партий – пусть даже из 20-22 мандатов. По сути, это означает их использование в качестве удобрения для выращивания новой оппозиции, которая возможно, окажется более успешной. Впрочем, нынешняя тройка только на удобрение и годится.

Несговорчивый Урекян и прозорливый Мижей

В ход пущено уже несколько разных версий о том, как проходили переговоры Воронина и Урекяна. Версии противоречивые, бесспорным можно считать только одно – да, переговоры были, но стороны не договорились. Еще любопытна – и похожа на правду – информация Урекяна о том, что он дважды встречался с Ворониным по настоянию постоянного представителя Евросоюза в Молдове Кальмана Мижея.

Подобное посредничество говорит скорее в пользу Мижея – он верно просчитал обстановку и увидел, что повторные выборы означают неизбежный и окончательный уход Молдовы в длительный период диктатуры, и, в значительной степени – под протекторат России, а это сулит в регионе немало проблем.

Вокруг фальсификаций на выборах

Скандал вокруг обвинений правящей ПКРМ в фальсификации выборов 5 апреля продолжает тихо тлеть. Время от времени он дает новые вспышки – по мере обнаружения новых фактов. По версии ПКРМ, заявления лидеров ЛПМ, ЛДПМ и АМН о фальсификации выборов 5 апреля являются попыткой прикрыть свои действия 7-8 апреля, когда в Кишиневе были разгромлены здания парламента и администрации президента. Надо признать, что доводы оппозиции страдают определенными разрывами в логике, что и было отмечено их оппонентами. «Для меня, как юриста, кажется, странной позиция лидера ЛДП Влада Филата, который сначала покритиковал международных наблюдателей, признавших результаты выборов, обвинив их в пристрастиях к криковским подвалам, а потом сказал, что лишь европейские эксперты могут расследовать случившееся 7 апреля», — заметил на пресс-конференции кандидат в депутаты от ПКРМ Вадим Мишин.

Мишину вторит и Конституционный суд Молдовы. Председатель КС Дмитрий Пулбере назвал свидетельства нарушений на выборах, представленные оппозицией, «макулатурой», и заявил, что суд не намерен ни изучать их, ни принимать во внимание. В свою очередь, оппозиция утверждает, что представленные ей доказательства нарушений достоверны и надлежащим образом зафиксированы, а позиция суда объяснима тем, что, как заявил председатель АМН Серафим Урекян, «во главе молдавской юстиции стоит руководитель мафиозного клана Республики Молдова: Владимир Воронин».

Однако помимо взаимных обвинений и контробвинений, есть и странные факты, с которыми трудно спорить. К примеру, после того, как башкан (губернатор) Гагаузии Михаил Формузал поручил примарам (мэрам) населенных пунктов автономии взять под личный контроль составление списков избирателей, число внесенных в списки сразу сократилось со 128 до 106 тыс. избирателей. Можно только гадать, кому достались голоса пропавших 22 тысяч.

Кто и чем встревожен?

На уже упомянутой пресс-конференции Вадим Мишин заявил, что национальные меньшинства встревожены заявлениями либералов о том, что Молдова, возможно, прекратит свое существование. В ответ представители Либеральной партии заявили, что в их рядах есть и русскоязычные члены, что они не намерены каким-либо образом ущемлять права русскоязычного населения, и что правящая партия создает напряженность искусственно: «скорее всего, отправляют сначала группу людей, которые будоражат население, а потом направляют другую группу, которая всех успокаивает». Тот же Мишин совсем недавно был в департаменте межэтнических отношений и на встрече с лидерами национальных общин сказал им, что русские должны голосовать за коммунистов, потому иначе либералы присоединят Молдову к Румынии и всех уничтожат.

Впрочем, некоторые действия либералов сильно обесценивают их успокаивающие заявления. Когда газета «Capitala» («Столица»), контролируемая примаром Дорином Киртоакэ (ЛПМ), и издаваемая на средства кишиневских налогоплательщиков, выставляет героем военного преступника Антонеску, как это случилось в одном из последних номеров, это не может не вызывать тревоги. Если же оценивать ситуацию реалистично, то в рядах ЛДПМ, и, особенно, ЛПМ, помимо умеренных прагматиков есть и немало экстремистов, готовых попытаться повторить сценарии начала 90-х. И это еще вопрос, кто взял бы верх – умеренное или экстремистское крыло — приди ЛПМ-ЛДПМ к власти. Впрочем, вопрос этот чисто риторический. Судя по тому, как развивается ситуация, оппозиция получит минимум голосов, и будет находиться в политической изоляции, используя парламент лишь как публичную трибуну.

Юрий Рошка пиарится

— Новоиспеченный «силовой» вице-премьер, лидер ХДНП Юрий Рошка вовсю пиарится на новом посту: на оперативном заседании руководства МВД потребовал от полицейских исключить из своей практики злоупотребления по отношению к гражданам, пытки и незаконные задержания. Ход сильный, но вместе с тем несколько самонадеянный. Рошке следовало сначала потренироваться на животных – к примеру, выступить в лесничестве с обращением к волкам, запретив им есть мясо, проверить, таким образом, силу своего убеждения, и только потом пытаться улучшить столь сложный и специфический институт, как молдавская полиция. Кроме того, не совсем понятно, каким образом полиция Молдовы сможет обеспечить защиту нынешнего режима, правящего в Кишиневе, если она откажется от пыток и незаконных задержаний?

Россия перехватывает управление

В то время как МВФ отложил переговоры с Молдовой, Россия подтвердила свою готовность предоставить ей кредит в размере $500 млн., и безвозмездный грант на восстановление разгромленных зданий парламента и администрации президента еще в $20 млн. Кроме того, по нескольким новостным агентствам прошла информация о том, что представители России и Молдовы ведут переговоры об открытии специального терминала в Таганроге для приема танкеров с молдавским вином, отправляемым морем из порта Джурджулешты. Новость, конечно невероятная, хотя бы потому, что такой проект потребовал бы специального танкерного флота, специальных портовых сооружений – словом, он слишком масштабен. Скорее всего, это просто PR-компания в интересах порта Джурджулешты и «Молдова-Вин» — ведь кризис ударил по обоим: грузообороты в порту падают, а в Молдове отмечено сильное затоваривание вином. Но все-таки, новость о «винно-танкерном» флоте не более невероятная, чем кредит в полмиллиарда долларов, вброшенный в безнадежную Молдову, явно «под Воронина».
В Молдову, ВВП которой, по прогнозам ее правительства, упадет в этом году на 5%, а в следующем году, при удачном стечении обстоятельств, возможно, вырастет на 1%.

Конечно, Россия работает с Ворониным и с его партией, как с единственной силой, могущей реально победить на выборах. К тому же, Воронин привязан к России неразрешенной проблемой Приднестровья, и в Кремле это понимают, и будут стремиться держать его на этом крючке как можно дольше, поощряя небольшими подачками. Но есть и другая сторона медали: Воронин, воспринимаемый в мире как диктатор (каковым он и является), Воронин, имеющий плохую репутацию, Воронин вызывающий скептическое отношение в ЕС и в соседней Румынии удобен России уже тем, что ему некуда от нее податься. Именно по этой причине – ради того, чтобы обеспечить хотя бы относительную верность таких союзников — Россия часто делает ставку на поддержку всякого рода диктатур. Эта поддержка, в свою очередь, продлевает время пребывания диктаторов у власти, и подталкивает их к еще большему ужесточению режима, вызывая еще большее неприятие их в мире и еще больше привязывая их к России как к единственному союзнику. Именно поэтому Россия так опасается т.н. «цветны
х революций» на постсоветском пространстве. Ведь в случае успеха такого предприятия новая власть, по крайней мере, на первых порах, получает возможность выбора между ориентацией на Запад и на Россию. И, в этом случае, Россия, как возможный партнер, часто просто не выдерживает конкуренции. Не по политическим, а по экономическим причинам.

Впрочем, диктаторы довольно часто «кидают» Россию, как раньше «кидали» и СССР, придерживавшейся той же тактики в поиске союзников. Причина тому, опять же, вполне прозаическая и экономическая. Никакого «конфликта цивилизаций». Просто перспективы, открываемые сотрудничеством с ЕС и Западом в целом, выглядят куда привлекательнее. И вот, укрепившись у власти за счет российской поддержки, диктаторы, почувствовав себя увереннее, при первом удобном случае разворачиваются в другую сторону. И бывший посол ОБСЕ в Молдове Луис О’Нилл, в интервью изданию «Свободная Европа», совершенно справедливо отмечает, что президент Молдовы может после выборов так же легко сменить свой политический вектор с Востока на Запад, как сейчас сменил его с Запада на Восток. Но, что немаловажно, это будет уже после выборов. Тогда положение диктатора стабилизируется. У Воронина будет в запасе 4 года у власти, конституционное большинство в парламенте и российский кредит, или, по крайней мере, его часть.

Безнадежный тупик

Трагизм ситуации в Молдове вовсе не в том, что ПКРМ, несомненно, выиграет выборы 29 июля и получит в парламенте конституционное большинство. Гораздо хуже другое: даже захоти она проиграть выборы, это было почти невозможно. И даже если бы ПКРМ каким-то чудом удалось их проиграть, это только ухудшило бы ситуацию в стране.

Все дело в том, что в Молдове просто нет политических сил, которые ответственно представляли бы интересы хотя бы части ее народа. Борьбу ведут бизнес-группы, а партии создаются ими «под выборы». Их программы рассчитаны на привлечение маргиналов, поскольку охлос – наилучшая и самая надежная опора для любого диктатора. Молдавское общество так и не осознало свои интересы, а себя – единым целым, гражданами одного государства. В результате, диктаторская и антидемократическая ПКРМ, управляемая, по сути, одним человеком – Владимиром Ворониным, и защищающая в первую, вторую, третью и так далее, очередь интересы этого человека, затем – его окружения и его челяди, и лишь по остаточному принципу вспоминающая иногда о стране и ее обитателях, являет собой наименьшее зло. В этом, собственно, и состоит главная трагедия Молдовы. Остальное – преходяще.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь