Домой Стратегия Молдова. Неуверенность и ожидание

Молдова. Неуверенность и ожидание

88

Сергей ИЛЬЧЕНКО,
г. Тирасполь

По мере приближения даты выборов президента все отчетливее ощущалась неуверенность компартии в их благополучном для нее исходе.

Основания для этого есть. Хотя оппозиционеры в этот раз едва ли покинут зал, опасаясь прямых фальсификаций, они могут отказаться подходить к урне. И даже если несколько «слабых звеньев» из рядов оппозиции будут участвовать в голосовании, неуверенность в их исходе у коммунистов все равно есть. Голосование-то тайное, а устраивать цирк с демонстрацией заполненных бюллетеней перед опусканием их в урну, как это некогда проделали депутаты от покойной «Ласточки» — Блока «За демократическую и процветающую Молдову» коммунисты едва ли решатся. В нынешней ситуации это был бы явный перебор, к тому же, результаты такого голосования будут опротестованы в судебном порядке – и, скорее всего, вполне успешно, по причине очевидности нарушения. Все это создает элемент неопределенности – пойди, разберись потом, кто и как проголосовал. Здесь надо учесть еще и то, что оппоненты коммунистов тоже ведут поиск «кротов» в их рядах. Между тем, нехватка хотя бы одного голоса за кандидата в президенты, скажем, ситуация, когда 60 голосов отдано за Зинаиду Гречаную, а 61-й — за альтернативного Андрея Негуцу означает новые выборы. Третьей попытки Конституция Молдовы не предусматривает. Вроде бы… Потому что, вообще говоря, с Конституцией тоже непросто. Ее, как и украинскую, в свое время кроили как костюм по мерке – сначала «под Снегура», потом «под Лучинского» потом – «под Дьякова». В ней полным-полно темных мест и противоречий. И в толкованиях ее тоже недостатка нет.
К примеру, в соответствии с постановлением КС №4, выборы президента считаются состоявшимися, если в них участвовали 61 и более депутата. Выборы идут в два тура: с учетом того, что кандидатур может быть и больше двух. А если они все-таки состоялись – но президента не избрали, то надо опять проводить первый тур, потом — второй. И только через три месяца можно было бы распустить парламент. И роспуск парламента тоже можно было бы, хорошо поискав в Конституции, опротестовать в Конституционном суде.

Иными словами, ситуация может развернуться так, что судьба парламента и президента окажется в руках Конституционного суда – а это внесет еще больший элемент неопределенности, чем досрочные выборы. Потому что председатель КС Дмитрий Пулбере хотя и стал таковым с подачи Воронина, может в сложившейся ситуации повести себя и независимо — должность-то пожизненная. А может и не повести…И еще – председатель КС, конечно, влиятельная фигура, очень влиятельная – но все-таки он – еще далеко не весь КС. Такой поворот устраивает коммунистов еще меньше, и потому речь идет о досрочных выборах – как о крайней мере, в том случае если президент все-таки не будет избран.

Коммунисты пытаются наладить диалог с оппозицией, предлагая ей «широкий компромисс». ЦК ПКРМ ( но не лично Воронин!) выступило с заявлением о готовности вести диалог с представителями оппозиционных партий в любой конфигурации, и назначило переговорщиками Марию Постойко, Марка Ткачука и Владимира Цуркана.
Однако конкретных предложений, озвученных со стороны ПКРМ публично, пока нет. Есть только достаточно неопределенные декларации ее функционеров — и молчание в ответ. Можно предположить, что за кулисами переговоры все-таки ведутся, но, по-видимому, не приносят результатов. Это естественно — камней преткновения в таком диалоге просматривается немало. Избрание президента еще не означает для компартии окончания проблем – для нормальной законотворческой деятельности ей необходимо найти еще 7 голосов. В противном случае работа парламента будет в значительной степени блокирована – коммунисты смогут принимать только ординарные законы. Им же нужно провести большой органический блок, обезопасив себя на будущее и закрепившись у власти.

Далее. При формировании правительственных структур компартия будет испытывать кадровый голод. В Молдове не густо с компетентными управленцами, а значительная часть возможных кандидатов явно или тайно поддерживает оппозицию.

Еще одним препятствием остаются события 7 апреля и их толкование. С одной стороны, коммунисты активно используют эти события для шантажа оппозиции. С другой, выходит на свет все больше и больше фактов, свидетельствующих о том, погромы были инспирированы властями. К этому выводу приводит и анализ видеоархивов из материалов от различных источников (а в толпе работала целая армия профессиональных фоторепортеров, видеооператоров и просто зевак со снимающей техникой) и ряд странных фактов. К примеру, в день штурма и захвата парламента в нем была отключена автоматическая система пожаротушения — кто отдал этот приказ и с какой целью?». Таких вопросов десятки – но власти молчат.

Все трое лидеров оппозиции: Влад Филат, Михай Гимпу и Серафим Урекян имеют очень серьезные личные мотивы для того, чтобы не сотрудничать с коммунистами – по крайней мере до того момента, пока во главе партии стоит Владимир Воронин. НО помимо личных мотивов – которые не стоит недооценивать, есть еще и опыт ХДНП Юрия Рошки. В 2005 году он пошел на союз с Ворониным, согласившись на роль младшего партнера. Этот союз оказался очень выгоден коммунистам и одновременно стал роковым для ХДНП – старейшая партия Молдовы впервые не вошла в состав парламента, еле-еле набрав половину проходного барьера — три процента против проходных шести. Традиционные избиратели ХДНП не простили Рошке союза с коммунистами, и ушли к его конкурентам. Судя по всему, карьера Рошки, как успешного парламентского политика и лидера партии – окончена.

С другой стороны, повторные выборы оказываются полнейшей загадкой. Идеолог ПКРМ Марк Ткачук совершенно справедливо говорит о них как о факторе огромного риска для политической системы страны – и, продолжая мысль Ткачука – для существования Молдовы как государства вообще. Так рисковать никто, в принципе, не хочет, но… в 2000 году тоже никто не хотел при сходных обстоятельствах распускать парламент: тогдашнее большинство отдавало себе отчет, что следующий парламент будет принадлежать Воронину и опасалось этого – и все равно не сумело договориться. Похоже на то, что история наступления досрочных выборов, к которым никто не готов, может повториться.

Если же говорить о том, кто не хочет досрочных выборов больше всех, то на первом месте оказываются коммунисты – победа была так близка – и вот…На втором месте – Альянс Наша Молдова во главе с Серафимом Урекяном. Он может все же стать «слабым звеном» оппозиции. Здесь имеет значение еще и то, что ни лидеры ПКРМ, ни лидеры АНМ в случае ухода Молдовы в Румынию не имеют политических перспектив. У лидеров ЛПМ и ЛДПМ, Гимпу и Филата, некоторые перспективы в этом случае все же есть, и они возможных последствий повторных выборов опасаются меньше…но тоже прелпочли бы не рисковать.

Помимо перечисленных основных факторов на сложную ситуацию влияет и ряд других. Так, КС Молдовы на днях подтвердил запрет на двойное гражданство для высших должностных лиц, включая депутатов парламента. Решение вынесено по обращению депутата парламента лидера ЛДПМ Влада Филата. КС отметил в своем решении, что несовместимость деятельности на высших государственных должностях с обладанием двойным гражданством, зафиксированная 18 молдавских законодательных актах, не противоречит международным нормам. Между тем, из 41 оппозиционного депутата 21 депутат обладают двойным гражданством либо инициировали процедуру его получения. Их положение оказывается весьма двусмысленным и неопределенным. Между тем, судебный марафон продолжается: все тот же Влад Филат потребовал 25 мая от Конституционного суда рассмотреть в срочном порядке вопрос о совместимости должности президента Молдовы с должностью депутата по истечении 30 дней со дня утверждения его мандата депутата. Иск Филата базируется на ст.3 Закона о статусе депутата Парламента, которая устанавливает, что «мандат депутата несовместим с должностью президента РМ», и ст. 15 того же закона, которая гласит, что «депутат в случае несовместимости, предусмотренной ст. 3, в течение 30 дней со дня утверждения его мандата должен подать в отставку с должности, несовместимой с мандатом депутата». Хотя и тут в законе есть немало скользких мест. К примеру, члены действующего правительства, обладающие депутатскими мандатами, могут совмещать две должности в течение срока до шести месяцев – но лишь по специальному решению парламента.

Что касается Владимира Воронина, то он уже заявил – как обычно, неофициально, в интервью радиостанции «Эхо Москвы», которое цитирует официальное агентство МОЛДПРЕС, что перед тем, как назначить дату внеочередных выборов – если до этого все-таки дойдет, он назначит кандидата на пост премьер-министра и дождется его утверждения в парламенте. В принципе, 60 мандатов ПКРМ будет для этого вполне достаточно. Но такая тактика открывает и возможности для затягивания роспуска парламента без обращения в КС.

Румыния обиделась на Молдову, а Урекян – на Румынию.

Министр иностранных дел Румынии Кристиан Диаконеску, в ответ на обвинения Румынии в организации беспорядков 7 апреля, выдвинутые Владимиром Ворониным в интервью радио «Эхо Москвы», заявил, что его страна может добиться сокращения бюджета проекта «Восточное партнерство». Диаконеску напомнил, что Румыния, как член Евросоюза, вкладывающая средства в бюджет сообщества, финансирует и программу «Восточное партнерство» с бюджетом 600 млн. евро, частью которой является Молдавия и заявил, что обвинения Воронина в адрес Румынии носят агитационный характер в свете возможных повторных парламентских выборов.

Впрочем, сам Воронин уже успел сменить точку зрения. Теперь он заявляет, что у румын «менталитет не тот», что «они еще не доросли до этого» и кивает на «другие силы, которые участвовали в подготовке и проведении этой акции», прозрачно намекая на «приднестровский след. Впрочем, президент Молдовы всегда говорит то, что от него ждут слушатели, не слишком заботясь о фактах.

В свою очередь, Лидер Альянса «Наша Молдова» Серафим Урекян заявил, что поведение румынского руководства, демонстрируемое в последнее время, «не может быть оправдано». Комментируя отсутствие у Бухареста желания подписать с Молдовой Договор о границе, Урекян подчеркнул, что Молдова должна обладать полным пакетом соглашений с соседними странами. «АНМ выступает за то, чтобы Молдавия, как независимое государство, которое является членом всех международных институтов, обладала всеми межгосударственными соглашениями, в том числе – с Румынией», – сказал он.

Румыния является единственной страной ЕС отказывающейся подписывать Базовый договор и Договор о границе с соседним государством – Молдовой. Общая протяженность молдо-румынской границы 681,3 км.

В молдавском парламенте – замены
Четверо депутатов молдавского парламента XVII созыва, избранного 5 апреля, подали заявления об отказе от мандатов в связи с желанием сохранить за собой прежние должности.
Речь идет о трех депутатах, избранных по списку Либеральной партии: мэре Кишинева Дорине Киртоакэ, вице-мэре Кишинева Нисторе Грозаву и преторе кишиневского района Буюкань Валериу Немеренко. Их места займут следующие по списку кандидаты от ЛП — главный редактор журнала «Natura» Борис Виеру, предприниматель Ион Апостол и претор столичного сектора Рышкань Михаил Кырлиг.
Четвертый — председатель Флорешского района Михаил Русу, избранный по списку ПКРМ. Его место займет мэр города Сынджерей Георге Брашовский.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь