Домой Экономика Конец или новое начало? Профсоюзы США в поисках новой стратегии

Конец или новое начало? Профсоюзы США в поисках новой стратегии

98

Рецензия на книгу Stanley Aronowitz. The Death and Life of American Labor: Toward a New Workers’ Movement (New York: Verso 2014)

Социолог Стэнли Ароновитц в американской науке и общественной жизни — фигура неординарная, его жизненный путь и академическая карьера не вписываются в традиционные представления. Если попытаться найти для Ароновитца исторических предшественников, то на эту роль больше всего подходит Чарльз Райт Миллс. У них сходный круг научных интересов: американская политическая и экономическая элита, трансформация социальной структуры общества и история профсоюзов и социальных движений. 

И Ч.Р. Миллс, и С. Ароновитц не ограничивались рамками академических исследований, активно участвуя в дискуссиях о наиболее важных общественно-политических проблемах. Оба непосредственно связаны с историей движения «новых левых». Миллс придумал само название и сформулировал многие идеи, повлиявшие на лидеров и активистов, а С. Ароновитц был связующим звеном между наиболее активными профсоюзами, движением за гражданские права и радикальными студенческими организациями.

Стэнли Ароновитц

Без краткого изложения биографии С. Ароновитца сложно понять его становление как профсоюзного активиста и ангажированного интеллектуала. В студенческие годы он был среди наиболее известных активистов Бруклинского колледжа. В 1950 г. администрация временно отстранила его от занятий за участие в акции протеста в офисе декана, после чего он принял решение оставить обучение и пойти работать на один из заводов. В 1950-е гг. Ароновитц работал на нескольких металлообрабатывающих предприятиях в Нью-Джерси, на каждом из них он быстро становился одним из наиболее активных профсоюзных активистов.

После увольнения в 1959 г. Ароновитц формируется как профсоюзный организатор, сотрудничая поочередно с советом Индустриального профсоюза Нью-Джерси, Единым союзом рабочих швейной промышленности. Работая в последнем, он сближается с рядом инициативных групп из движения за гражданские права в южных штатах и молодежными организациями — в частности, Студенческим координационным комитетом ненасильственных действий. 

В 1963 г. его пригласили координировать участие профсоюзов в «Марше на Вашингтон за рабочие места и свободу», в ходе которого Мартин Лютер Кинг произнес свою знаменитую речь «У меня есть мечта». С 1964 по 1967 г. Ароновитц работал региональным директором Профсоюза работников нефтяной, химической и атомной промышленности. В 1967 г. он решает вернуться и продолжить образование и через год получает диплом бакалавра социологии, к этому времени у него уже есть ряд публикаций о рабочем движении. В 1970 г. Ароновитц участвовал в разработке и реализации проекта первой в послевоенный период государственной экспериментальной средней школы в Восточном Гарлеме.

Свою преподавательскую работу в высшей школе Ароновитц начал ассистентом в колледже Cooper Union, но уже через год, в 1972 г., ему предложили пост ассистента-профессора в колледже Стейтен Айленда. В следующем году вышла первая книга Ароновитца «Ложные обещания. Формирования сознания американского рабочего класса», сразу же оказавшаяся в центре оживленных академических и общественных дискуссий. После такого успеха Ароновитц получил множество предложений стать приглашенным профессором от ведущих университетов США и других стран, таких как Гарвард, Йель, Принстон, Ирвайн, Колумбийский, Кэмбридж, Венсенн Сен-Дени. Преподавая в различных вузах США и других стран, в 1983 г. он наконец, как давно и хотел, получил должность профессора социологии Городского университета Нью-Йорка. В нем Ароновитц, несмотря на свой солидный возраст, продолжает успешно работать до сегодняшнего дня.

В последние десятилетия исследования, связанные с экономическим и социальным положением рабочего класса, становились все менее востребованы и вытеснялись на обочину академических дискуссий. Среди причин этого явления имеются не только сугубо научные. По мнению социолога Лоика Вакана, «морфологические перемены сопровождались коллективной деморализацией и символическим обесцениванием рабочего класса в общественной и научной дискуссии, по мере того как профсоюзы приходили в упадок, а левые партии сдвигались вправо. Центральную позицию как в культуре, так и в выборном процессе занимают образованные средние слои и рыцари движущих неолиберальный капитализм финансового, культурного и технологического секторов, их взгляды и стремления преобладают в общественной дискуссии и дают ориентиры для деятельности политиков и правительства» [1].

В американской академической среде исследование традиционного индустриального рабочего класса многими считается занятием безнадежно устаревшим. Основное внимание уделяется новым типам постиндустриальных работников («креативный класс», «символические аналитики») и связанными с их работой и жизнью аспектами глобализации. В этой картине не находится места депрессивным городам и регионам, деиндустриализированным в результате переноса производств, нарастающему процессу джентрификации районов, жизнь в которых становится многим не по карману. После начала мирового экономического кризиса, произошедшего в 2008 г., противоречия стали обостряться и массовое недовольство в разных формах стало выплескиваться за рамки политического мейнстрима с его безальтернативной неолиберальной доктриной [2: 253–265].

Собственно, одним из факторов, подтолкнувших Ароновитца снова обратиться к проблемам рабочего движения, стали акции движения Occupy Wall Street и масштабные протесты против сокращения бюджетных расходов и мер по ограничению прав профсоюзов в столице штата Висконсин, городе Мэдисон. В них он увидел признаки формирования нового «мятежного духа» в среде экономически и политически угнетенных групп. И здесь возникает множество важных вопросов. В чем исторические причины сегодняшнего упадка американских профсоюзов? Каким образом они должны измениться для того, чтобы вовлекать в борьбу наемных работников из сфер, сильно разросшихся за последние несколько десятилетий, — например, работников сферы услуг или людей, работающих в секторах, затронутых компаниями-платформами, такими как Uber?

В истории американского рабочего движения Ароновитц выделяет три периода: поздний колониальный; отрезок с 1886 г., когда была основана Американская федерация труда до Великой депрессии; с эпохи Нового курса до конца XX в. [3: 15]. Один из основных тезисов книги: период закончен, рабочее движение в том виде, в котором оно существовало, начиная с периода Нового курса, фактически мертво. Один из наиболее явных симптомов столь тяжелого диагноза — процент работников, охваченных профсоюзами, который за последние годы опустился ниже 11%. По мысли автора, необходимо разобраться, почему профсоюзы, созданные для продвижения интересов рядовых работников, стали фактически идеологическими аппаратами государства. То, каким будет четвертый период истории американского рабочего движения, зависит от ответа на этот вопрос. 

Без радикального переосмысления и трансформации организационных структур, стратегии, целей и практик, считает Ароновитц, нынешнее положение не изменить. В чем же были стратегические ошибки третьего периода истории движения, начавшегося в эпоху Нового курса Ф. Рузвельта? Принятый в 1935 г. Национальный акт о трудовых отношениях, поддержанный большинством профсоюзов, стимулировал их руководство к занятию соглашательской позиции по отношении к работодателям.

В результате почти все профсоюзы утратили классовую линию, причем в ситуации, когда менеджмент не собирался останавливать наступление на позиции трудовых коллективов. В дополнение с коллективным договором, в которых в большинстве случаев вписывался пункт о запрете забастовок, профсоюзные структуры, отвечающие за его выполнение, становились инструментом, выполняющим полицейские функции [3: 72–73]

Стратегической ошибкой профсоюзов, по мнению Ароновитца, был отказ от создания собственных политических структур. Подобный подход привел к тому, что для них не осталось другого выбора, кроме поддержки Демократической партии. В послевоенные десятилетия это было частично оправданным решением, профсоюзы стали важным элементом электоральной коалиции демократов в пострузвельтовскую эпоху.

С 1970-х гг. ситуация начала медленно меняться, внутри Демократической партии стали усиливаться группы, выступающие за пересмотр наследия Нового курса Рузвельта. Они полагали, что партии в условиях «постиндустриальной экономики» нет смысла всерьез опираться на профсоюзы индустриальных работников, вместо этого необходимо обратиться к поддержке поднимающейся отрасли компьютеров и информационных технологий. Она будет ключевой в следующем технологическом укладе, и именно здесь создаются новые рабочие места. Сторонников таких взглядов журналисты стали называть Atari Democrats — по названию кампании Atari, выпускавшей домашние компьютеры и игровые приставки [4: 124]

В 1990-е и 2000-е гг. «новая экономика» стала для элиты Демократической партии символом всего прогрессивного и инновационного, возникла идея, что по этой модели можно перестроить не только экономику, но и государственное управление. Кроме того, партия, особенно в период президентства Б. Клинтона, стала активно продвигать принципы свободной торговли, выражением чего стал запуск Североамериканского соглашения о свободной торговле (НАФТА). Профсоюзы сначала пытались противостоять такому повороту, они почти единодушно выступили против НАФТА, но их влияние к этому времени уже сильно уменьшилось, да и политически у них не осталось альтернатив.

Ароновитц отмечает, что этому предшествовала в предыдущие десятилетия интернализация профсоюзами идеологии либерального капитализма с акцентом на негативной свободе, которая на практике проявилась в исключительно оборонительной тактике борьбы. Это стало возможно, поскольку у профсоюзов сегодня отсутствует собственное видение будущего, независимые от двух традиционных партий политические структуры, а их требования не выходят за рамки логики «неолиберального корпоративного капитализма» [3: 53–54].

Для преодоления текущего упадка профсоюзы должны радикально измениться, и начать этот процесс нужно с образования. В связи с этим Ароновитц вспоминает деятельность Лиги профсоюзной пропаганды, активно помогавшей просвещению и организации рабочих в 1920-е гг. По его мнению, автономная система просвещения и образования может позволить рабочему движению вновь обрести собственное видение будущего. Эта система вовлечет в эмансипаторную борьбу современных прогрессивных интеллектуалов и со временем поможет формированию «органических интеллектуалов» (термин А. Грамши), неразрывно связанных с жизнью и интересами рабочего класса.

Мысль о том, что рабочий класс и его организации должны быть автономны от существующей двухпартийной системы, проходит красной нитью через всю книгу. Ароновитц говорит о «постэлекторальной», или «постполитической», стратегии действия для организаций рабочего класса. По его мысли, она не должна быть привязана к поддержке кандидатов от Демократической партии.

Другой вызов профсоюзам, обсуждаемый в книге, — это влияние новых технологий на количество и качество рабочих мест, условия и непосредственно сам процесс труда. Новые информационные технологии позволяют корпорациям изменять свою структуру, создавать множество квазинезависимых маленьких фирм и, таким образом, снижать свои затраты на зарплату и социальные гарантии для работников. Кроме того, интернет создал возможность для бизнеса получить доступ к дешевым трудовым ресурсам за рубежом, что дополнительно ослабило переговорные позиции наемных работников в США. Теперь в случае назревания трудового конфликта у работодателей в арсенале есть «железный аргумент», которому почти нечего противопоставить, — перенос производства в другую страну. 

Помимо этого, создание компаний-платформ вроде Uber радикально изменило условия и процесс труда в различных сферах. В случае с такси компании-платформы еще дальше продвинули процесс прекаризации труда. Они извлекают все большую прибыль, не неся ответственности перед работниками и потребителями. Атомизированным работникам сложно самоорганизоваться для отстаивания своих прав, да и «инновационные» компании-платформы делают вид, что коллективных организаций наемных работников не существует и потребители якобы имеют дело с «индивидуальными предпринимателями» и «партнерами».

Ароновитц с сожалением констатирует растерянность левых интеллектуалов и профсоюзных активистов перед современными информационными технологиями. Перемены, которые они несут, кажутся естественными и неизбежными, им невозможно, да и не нужно, сопротивляться. Но проблематизация их экономических и социальных эффектов не означает борьбу с прогрессом или появления новых луддитов; необходимо понять, что текущее положение — не естественный процесс, а результат определенной политики и соотношения сил между работниками и работодателями [3: 110–111].

Подводя итог своим размышлениям, Ароновитц выдвигает тезисы, которые, по его мнению, могли бы помочь формированию нового рабочего движения. Профсоюзы должны быть перестроены таким образом, чтобы представлять интересы прекаризованных работников и безработных. Нужно продолжать настаивать на сокращении рабочего времени, минимальной заработной плате и внедрении принципов демократии на рабочем месте. Профсоюзы не должны поддаваться на шантаж работодателей в процессе подписания долгосрочного коллективного договора; если в нем содержится пункт о запрете забастовок, лучше подписать однолетний договор, оставляя за собой право на коллективный протест.

Рабочие должны освободиться от представления о себе просто как о получателях зарплаты, вместо этого они должны осознать себя коллективной силой с правами и собственными интересами. Причем борьба, по мнению Ароновитца, не должна ограничиваться вопросами организации и условий труда: все американцы являются не только работниками, но и полноценными членами местных сообществ, которым, кроме работы, необходимы бесплатные школы, всеобщее здравоохранение, достойное жилье, развитый общественный транспорт и устойчивая окружающая среда.

Литература

1. Вакан Л. Переосмысление джентрификации. URL: http://www.socialcompas.com/2015/12/22/pereosmyslenie-dzhentrifikatsii/

2. Политика в эпоху жесткой экономии/ под ред. А. Шефара, В. Штрика. М.: Издательский дом Высшей школы экономики, 2015.

3. Aronowitz S. The Death and Life of American Labor: Toward a New Workers’ Movement. New York: Verso, 2014.

4. Frank T. Listen liberal: Or what ever happen to the Party of the People Metropolitan books. 2016

Автор: Леонид ТОМИН

Источник: syg.ma

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь