Домой Политика Интернет против демократии

Интернет против демократии

28

НЬЮ-ХЕЙВЕН – Многое было сказано – и совершенно справедливо – о вооружённом мятеже в американском Капитолии 6 января. Политики сегодня занялись вопросами правовой и моральной ответственности за эти ужасающие события. Однако затронутым оказалось ещё и важное противоречие в современных обществах: роль интернета как инструмента разрушения демократии.

Не предполагалось, что всё так будет. Открытая архитектура интернета долгое время восхвалялась кибер-либертарианскими футуристами как новая и мощная сила демократизации. Информация стала доступна свободно и мгновенно – любой может теперь голосовать простым кликом.

Быстрое расширение этого общественного пространства приводилось в качестве доказательства номер один. С 1990 по 2018 годы уровень проникновения Интернета повысился с 1% до 87% американского населения, что намного превосходит темпы роста во всём остальном мире – с 0% до 51% за тот же период. Америка, старейшая демократия в мире, возглавила процесс внедрения новых технологий, которые усиливают голос и повышают роль людей.

Проблема, конечно, связана с управлением интернетом, а именно с отсутствием в нём правил. Хотя мы восхваляем достоинства цифрового мира (не говоря уже об ускорении процесса дигитализации во время пандемии Covid-19), уже нельзя больше игнорировать его тёмную сторону.

Западная модель открытого интернета позволила появиться платформам для торговли наркотиками и порнографией, а также для педофилии. Кроме того, она усиливает политический экстремизм, социальную поляризацию, а сейчас способствовала организации попытки мятежа. Достоинства кибер-либертарианизма стали неотделимы от его пороков.

На этом фоне резким контрастом выглядит китайская модель. Выбранный в Китае подход к управлению интернетом на основе агрессивной цензуры является анафемой для свободных обществ. Государство (или Коммунистическая партия) не просто ограничило публичный диалог, но и предпочло следить за людьми, а не защищать их право на частную жизнь.

Для Китая весь смысл управления заключается в сохранении социальной, экономической и – в конечном итоге – политической стабильности. Америка, будучи самопровозглашённым бастионом демократии, конечно, смотрит на эти вопросы совершенно иначе. К цензуре любого рода здесь относятся с негодованием.

Но такие же чувства, мягко говоря, вызвала у большинства американцев и атака на американский Капитолий, приведшая к гибели людей. Социальная и политическая мобилизация с помощью интернета, которую мы впервые увидели в период «Зелёного движения» 2009 года в Иране, а затем во время Арабской весны 2011 года, теперь ударила прямо в сердце Америки.

Конечно, есть большая разница: протестующие граждане в авторитарных арабских странах и Иране находились вне демократии, они активно стремились к ней. А в США атака на цитадель демократии была совершена изнутри – к ней подстрекал сам президент. И поэтому возникают важные вопросы, касающиеся собственных императивов стабильности в Америке, а также неспособности существующей системы управления интернетом понять их.

Американские цифровые платформы – от Twitter и Facebook до Apple и Google – взяли все эти вопросы в свои руки. Перейдя когда-то священную черту, они закрыли аккаунты главнокомандующего мятежника Дональда Трампа. Но такое единичное решение не может заменить собой систему управления. Очевидно, что имеются серьёзные сомнении в том, что корпоративным лидерам можно доверить фундаментальную задачу защиты демократии.

Впрочем, в США была пересечена не только эта черта. Как показала Шошанна Зубофф в книге «Эпоха капитализма слежки», бизнес-модели Google, Amazon и Facebook основаны на использовании цифровых технологий для сбора и монетизации персональных данных. Тем самым различие между кибер-либертарианизмом и слежкой в китайском стиле размывается, и становится более явной суть проблемы конфиденциальности – право собственности на персональные данные.

Кризис Covid-19 позволил взглянуть на проблему слежки и конфиденциальности с новой стороны. И здесь тоже Китай и США демонстрируют две крайности. На первые признаки новых вспышек, включая нынешнюю – в провинции Хэбэй, Китай реагирует жесточайшими карантинами, обязательным тестированием, ношением масок и использованием системы отслеживания контактов с помощью мобильных приложений и QR-кодов. В США всё это темы для острых политических дебатов: многие считают такие меры неприемлемым нарушением в свободном и открытом обществе.

С одной стороны, китайские результаты говорят сами за себя. После первой вспышки в Ухане Китай сообщал лишь о крайне незначительных новых всплесках эпидемии. Между тем в Америке вторая волна, намного худшая, чем первый убийственный всплеск весной 2020-го, к сожалению, тоже говорит сама за себя.

Несмотря на это, как показал недавний опрос Pew Research, вплоть до 40-50% американцев по-прежнему выступают против научно-обоснованной дисциплины, в том числе против мобильных приложений для отслеживания контактов и против контроля со стороны чиновников здравоохранения.

Прибавьте сюда значительную оппозицию прививкам, и у вас появятся все причины сделать выводы, что фундаментальные основы демократической свободы искажённо используются, чтобы оправдать игнорирование опасностей Covid-19.

Хотим мы это признавать или нет, но идеалы и ценности так называемого «оригиналистского» толкования американской демократии сегодня, как никогда раньше, ставятся под сомнение. У мятежа 6 января и пандемии есть одно общее критически важное последствие: потенциальный крах порядка в свободном обществе. Это не значит, что Китай прав. Это значит, что мы, возможно, в чём-то неправы. К сожалению, сегодняшняя сверхполяризация крайне затрудняет поиск общего решения.

В своей последней президентской речи Барак Обама предупреждал, что «наша демократия оказывается под угрозой каждый раз, когда мы начинаем её считать некой данностью». Но не так ли и считала Америка всё это время?

На протяжении десятилетия, ознаменовавшегося мировым финансовым кризисом, кризисом Covid-19, кризисом расовой справедливости, кризисом неравенства, а сейчас и политическим кризисом, мы ограничивались лишь формальным разговорами о высоких демократических идеалах.

К сожалению, такая расслабленность наступила в период повышенной хрупкости в американском эксперименте. Новые взаимосвязи, возникающие благодаря интернету, опасно усиливают поляризацию в национальных дискуссиях на фоне возрастающей социальной и политической нестабильности. В результате возникают риски, которые с болезненной резкостью проявились 6 января. Сохранение демократии оказалось под очень серьёзной угрозой.

Stephen S. Roach, a faculty member at Yale University and former chairman of Morgan Stanley Asia

Источник: Project Syndicate

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь