Домой Стратегия Год власти Януковича. Левый взгляд

Год власти Януковича. Левый взгляд

178

yanyk-1Владимир Задирака

У Виктора Федоровича есть одно положительное свойство. Он не Юлия Владимировна, хотя и реализует политику, которую пунктирно обозначила эта дама во время премьерства. Это все чем нынешняя власть лучше предыдущей. У них одни родимые пятна на двоих. Власть не реформирует систему, а проводит «изменения» в пользу богатых и очень богатых. Так же было бы и при власти лидера БЮТ. Только риторика была бы несколько креативнее, а манера произнесения речей истеричнее, а суть все та же. Реакционая и капиталистическая.

Архитектурные планы «дома, который построил Янукович» были известны уже год назад. И прогнозы пессимистов оправдываются. «До тех пор пока власть была разобщена, дикого капитализма можно было не опасаться. Конечно, повышения энергетических тарифов, роста цен на коммунальные услуги и товары избежать не удалось бы при любом раскладе, но и заняться вплотную «завершение рыночного транзита», о котором говорит идеолог людоедского неолиберализма Анатолий Гальчинский не вышло бы. Теперь руки части буржуазных «элит» развязаны, и они смогут заняться тем чем занимались в 90-х. Грабежом бедных.» ( «Янукович в посудной лавке» 4 марта 2010 «Ліва Справа» )

Трудовой кодекс в первом чтении приняли при оранжевых. А скоро кодекс, ограничивающий права наемных работников  поставят на голосование в парламенте уже при власти  коалиции «стабильность и реформы». Уже принятый закон «про социальный диалог» писали вместе бело-красные и бело-голубые и делали это еще при «старой власти». Довольно занятный проект, который ограничивает полномочия профсоюзов и реализует старые  идеи Муссолини и других фашистов в деле строительства корпоративного государства. Закон, ограничивающий право на мирные собрания, был написан под БЮТ. По нему должны были разгонять митинги оппонентов. Инициативы Вакарчука в сфере коммерциализации образования нашли понимание у нынешнего главы минобразования Табачника. Если в вопросах идеологии образовательное ведомство изменило свою политику, то в сфере утверждения рыночных отношений и экономии на людях даже превзошло предшественников. Постановление 796 – брат-близнец аналогичного постановления «оранжевого» Вакарчука, а усилия по «деформе» образования еще больше.

Во всех описанных случаях действует классовая логика. Сокращение числа абитуриентов на следующий год – это метод латания бюджетных дыр настолько же антинародный, как и повышение пенсионного возраста для женщин или возвращение пени за ЖКХ. Правящий класс давно хотел заставить платить бедных.  МВФ доволен. Впрочем, правительства держатся не с помощью международных финансистов или фальсификации выборов. У режима должна быть социальная база, а она уменьшается на глазах. Кстати, когда она окончательно истончится, то СБУ и МВД не помогут.

Для президентства Януковича характерны неолиберализм и авторитарный корпоративизм. Государство уходит из социальной сферы. Тигипко в роли министра «собеса» более похож на главу ликвидационной комиссии социального государства, чем на человека пекущемуся о благосостоянии бедных. Профсоюзы, подконтрольные регионалам, служат государству и капиталу. Репрессивный аппарат наращивает мускулы. За счет бюджета увеличивается финансирование силовиков и личной обслуги верхушки. «СБУ получит примерно на 20% больше средств, чем в прошлом году. МВД может рассчитывать на дополнительное финансирование в размере скромных 15%.»

Регионалы играют с огнем. «Налоговый Майдан» и студенческие протесты показывают, что власть сталкивается с сопротивлением. Причем там, где его вроде бы не должно было бы быть. Это не происки оппозиции. Мы имеем дело с формированием вполне отчетливой позиции классов и социальных групп. В Тунисе и Египте президентов свергли не политики. В политику возвращается пролетариат.

Культурная политика и идеология «партии власти» показывает, что она неспособна  опереться ни на национальную мифологию, ни на западный либерализм. Некоторые идеи настолько архаичны, что их просто постыдился европейский консерватор, а повторить мог только убогий украинский нацдем. Вадим Колесниченко с одной стороны участвует в грантоедском «антифашизме», а с другой говорит о неприемлемости части «прав человека», которые противоречат национальным и религиозным традициям. Когда такие вещи пишет дипломированный юрист, то это уже не бред сивой кобылы, а попытка пересмотреть политико-правовые результаты 1945 года. Таким образом, Вадим Колесниченко, как один из идеологов партии Регионов возвращается к концепциям ДОВОЕННЫХ европейских правых, заложившим основу для становления авторитарных и тоталитарных режимов. Довольно странное сочетание. «Антифашизм» и предфашизм в одном флаконе. Поездки Азарова к европейским социалистам, при откровенно клерикальном и не очень демократичном характере идеологии ПР, указывают на неадекватность и нынешней власти, и современной европейской «социал-демократии».

Отдельного упоминания заслуживают «интересные культурные инициативы» Табачника. Собственно, его политика по выдавливанию национал-демократической интеллигенции могла бы заслужить похвалу, если бы он сам не был реакционером. Поскребите рядового нацдема и вы найдете под скорлупой ксенофоба и расиста. Впрочем и сам Табачник, презентующий прорусских «как бы левых», не лучше. Сам-то он может к евреям или гомосексуалистам относится нормально, но его оценки галычан как этнической, которые стали поводом для «антитабачной кампании» откровенно расистские.

Среда украинских прокремлевских «левых» всегда была еще тем болотцем. ПСПУ было связано с американским ультраправым политиком Линдоном Ларушем. ЗУБР (откол от витренковцев) не стеснялся использовать(наряду с другой символикой) кельтский крест. СЛС долгое время в Херсоне представлял «борец с еврейством» Сергей Кириченко. При таких «левых» ВО «Свобода» не выглядит так уж шокирующее. Собственно позднесоветский панславизм близок к классическому фашизму, как и интегральный национализм Донцова. Табачник, подыгрывающий концепции «русского мира» объективный реакционер.

В этой битве вечно вчерашних доходит до смешного. Бывший активист «Тризуба», а нене ректор Могилянки Сергей Квит, националист и непроходимый консерватор вынужден защищать свободу. И не потому что сам он лучше Табачника. Объективный интерес старого борца за нациократию, как раз в том чтоб сохранить ненавистную ему же демократию, космополитизм и прочие элементы «идеологического прессинга Запада» ( сотника «Тризуба» Сергей Квит 1998 год ). Потому что без них ему тяжело. Так лечатся от тоталитарного национализма. Впрочем, поверить в искренность Квита не стоит. Национализм и искренность несовместимы. Идентичность предполагает миф. Систему облагороженной лжи. В этом смысле борьба между табачниками и квитами тождественна соревнованию во вранье и только уязвимый статус «демократа поневоле» Квита делает его позицию более симпатичной чем езуитство Табачника.

«Украинофылы» и «москофилы» реализуют две различные концепции национализма. Собственно, тут нет ничего нового. Проблема в том, что украинская идентичность настолько размыта, что в ней можно найти опору и «бандеровцы» и сторонники «православия, самодержавия, народности». Национализм (патриотизм) – это идентичность урезанная и отредактированная до уровня идеологии, то есть ложного понимания мира. Вот каждый из политических акторов и пытается сбросить «лишнее» из национальной культуры.

Национал-демократическая и русофильская интеллигенция разыгрывают спектакль. И цель не только борьба за доминирование в культурном поле и переформатирование национального мифа, а отвлечение от реального конфликта. Кстати, социального. Участие правых в низовой активности более всего ей вредит. Патриот превращает противостояние с властью в очередной садо-мазохистский акт любви к Родине, которая сегодня по праву принадлежит регионалам. Ведь Родина – это государство, а Янукович выиграл выборы. Поэтому вопрос о «настоящем патриотизме» весьма дискуссионен. Как сомнительно предположение, что оппозиция вела бы себя иначе и не выполняла бы советы МВФ.

Единственное утешение в этой ситуации, что регионалы так и не нашли общего языка с националистами. Если бы был достигнут консенсус, то идеи Колесниченка стали реальностью и мы жили бы при режиме похожем на хортистский. То есть тоталитаризм с демократическим антуражем. Кстати, при Тимошенко, скорее всего, так и было бы.

Реальность доказывает, что меньшее зло остается злом. На то оно и зло.

После огромных социальных ожиданий оранжевой революции мы наблюдаем реакцию. Иначе и быть не могло. Система изнутри меняться не может, а Ющенко такой же «сын» Кучмы как и Янукович. Люди не стали творцами своей жизни, как хотели. Пересмотра результатов грабительской приватизации не было. Свобода слова не была институализирована. И сегодня ее защищает только совесть журналиста. Возможные и ограниченные демократические реформы так и не состоялись. В нынешней региональной реакции виноваты оранжевые, смотревшие на народ как на биомассу.

Национал-демократические силы помогли установить режим олигархической республики, которая привела к авторитаризму за который проголосовали не только избиратели Януковича. Тимошенко ведь тоже обещала «диктатуру закона». Теперь мы наблюдаем, как этот самый закон топчется по ней.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь