Домой Экономика Европейский углеродный налог: есть ли у «Нафтогаза» план «Б»?

Европейский углеродный налог: есть ли у «Нафтогаза» план «Б»?

76

К 2022 – 2023 гг в Евросоюзе начнет действовать углеродный налог, он же механизм пограничной углеродной корректировки (Carbon Border Adjustment Mechanism — CBAM). CBAM считается частью программы «зеленой сделки» (European Green Deal) — документа, предложенного Еврокомиссией еще в декабре 2019 году и пополняющегося на протяжении всего 2020 года дополнительными пунктами и доработками. Его цель — сделать Евросоюз “углеродно нейтральным” к 2050 году.

Суть инициативы – облагать специальным налогом продукцию в том числе третьих стран, импортирующих в ЕС товары или услуги, в производстве которых присутствует выброс СО2 в атмосферу (углеродный след). Этот налог объективно ударит по интересам энергетического сектора и энергоемким промышленным отраслям: производство цемента, стали, алюминия, бумаги, стекла, химикатов, удобрений и нефтепереработке.

Естественно, что CBAM является неприкрытым протекционизмом, покруче решения Трампа в 2018 году ввести пошлины на импорт в Америку стали (25%) и алюминия (10%). Углеродный налог не просто сделает для Евросоюза продукцию и сырье иностранных компаний менее конкурентоспособными (за счет уплаты нового налога при экспорте в ЕС) по сравнению с товарами европейских предприятий. CBAM, как утверждают сами же депутаты Европарламента, усложнит европейским компаниям перенос производства в страны, не входящие в ЕС, с менее строгими климатическими правилами.

При этом, как пишет Euobserver, «европарламентарии, прислушавшись к просьбам европейских сталелитейных, химических, цементных и минеральных компаний (производящих наибольшее количество выбросов СО2), решили оставить бесплатные разрешения на выбросы для тяжелой промышленности». Небольшое “исключение” для своих и никаких “двойных стандартов”.

-ads-

С 2023 года налог покроет продукцию таких секторов, как производство электроэнергии, черная металлургия и производство минералов, а с 2025 года схема налога будет расширена на другие сектора, среди них: химическая промышленность, все виды металлургической промышленности и нефтехимия.

CBAМ рассчитывается исходя из фактического объема выбросов на уровне предприятия- экспортера и рыночной цены парниковых квот на момент поставки товара. Объем выбросов предприятия-эскпортера рассчитывается исходя из среднеотраслевого уровня выбросов на тонну продукции и объема производства этой продукции предприятием. Для определения СВАМ берется рыночная цена парниковых квот на момент поставки товара.

Как утверждает президент объединения предприятий «Укрметаллургпром» Александр Каленков, Украина значительно сократила выбросы углеродов по сравнению с 1990 годом, понятно, что это произошло в основном из-за сокращения промышленного производства, но и модернизация производства дала свой эффект. В любом случае, Украина уже на сегодня сократила выбросы СО2 намного больше по сравнению с 1990 годом, чем любая другая европейская страна.

При этом в Украине существует углеродный налог который распространяется на 70% общестрановых выбросов СО2. Что значительно выше чем, например, во Франции, Великобритании и Швейцарии где под обложение попадает менее 35 % от общих выбросов СО2, и тем более выше чем в Польше, Эстонии, Испании где налогом на СО2 облагается 3-4 % всех общих выбросов.

Сейчас предприятия рассчитывают объем выбросов СО2 как захотят. А с внедрением системы МОВ будут считать условно “правильно”.

Но СВАМ – это все же немного другое чем национальный углеродный налог. Тут наша отчетность будет перепроверятся и не факт, что мы не “отгребем” через суды за фальсификацию даных.

Недавно вице-премьер Украины по европейской и евроатлантической интеграции Ольга Стефанишина заявила, что «в Украине также будет вводиться система торговли выбросами – это наше обязательство согласно Соглашению об ассоциации с ЕС. Большой бизнес уже знает про эти обязательства, а министерства нарабатывают соответствующие решения».

Вице-премьер считает, что из-за разных «стартовых условий» в сравнении с европейскими странами Украина вправе ожидать некоторые шаги навстречу со стороны ЕС.

Однако, усилия нашего правительства в этом направлении явно не достаточны. По словам Александра Каленкова, украинское правительство имитирует европейский зеленый курс. Наши чиновники, выписывая графики перехода украинских предприятий на европейские нормы, оторваны от реальной экономики.

По мнению известного эксперта по нефтегазовых технологиях Евгения Пущика металлургические предприятия Украины, экспортируя в ЕС прокат и полуфабрикаты при введении углеродного налога будут выплачивать порядка

99,8 евро/тонна. По оценке экспертов размер углеродного налога для украинских металлургов составит порядка 700 млн.евро в год, что составляет 0,5% ВВП.

Мы же понимаем, что “зеленые издержки” предприятий “Метинвеста” Рината Ахметова или “Интерпайпа” Виктора Пинчука, будут перекладывать на украинских граждан в виде тарифов, которые, контролируемые этими же олигархами, монополисты будут вытаскивать из наших карманов.

CBAM ударит также по украинской химической промышленности (которая находится в руках Фирташа и Коломойского). Эти ребята уже прорабатывают схемы покрытия своих убытков от европейской зеленой сделки. Поверьте, это тоже будет за нас счет.

Меня же, в этом контексте, интересует как будет покрывать убытки от CBAM наш НАК “Нафтогаз”. В отличии от металлургических и химических компаний, “Нафтогаз” – государственное предприятие и у власти должен быть инструмент снижения издержек. Напомню, что весь експорт в ЕС нашего газа, нефти и нефтепродуктов также будет облагаться европейским углеродным налогом с 2025 года.

По данным «Нафтогаз Украины», в 2019 предприятия теплокоммунэнерго потребили 7,4 млрд м3 импортного газа на сумму $1,2 млрд. По оценкам экспертов, половину предприятий теплокоммунэнерго можно перевести на биотопливо, что позволит ежегодную экономию около $0,6 млрд. Для конечного потребителя, простых украинцев, это будет ощутимо в виде не менее 10% снижения тарифов на тепло.

Но вместо снижения тарифов мы видим в своих платежках его рост. Более того, от “Нафтогаза” мы до сих пор не слышали планов как тарифы снизить. Были только разговоры экс-главы правления “Нафтогаза” Андрея Коболева об “оптимизации” и “конкурентноспособности”… Иными словами о повышении тарифов до “рыночных”. Хотя, в устах монополистах слова о “рынке” услуг выглядят как издевательство над людьми.

Мне бы хотелось услышать, например, что наш, хваленый “соросятами”, Набсовет “Нафтогаза” думает об официальной оценке объема и сертификации выбросов СО2, которые будут признавать европейские покупатели наших энергоносителей.

Недавно «Газпром» отправил в Великобританию (для Shell) партию «зеленого» СПГ (ставшего таковым за счет денежных компенсаций за выбросы СО2). При этом чтобы получить сертификат, обосновывающий размер компенсаций, «Газпром» вынужден был прибегнуть к услугам компаний Verra и CCBA, штаб-квартиры которых расположены в Вашингтоне.

В документе, принятом Европейским парламентом, многократно говорится о том, что углеродный налог не должен входить в конфликт с правилами ВТО, однако кроме расплывчатых фраз о «международном сотрудничестве и диалоге» нигде не говорится, как именно будет достигнут компромисс. Некоторые эксперты утверждают, что страны, не входящие в ЕС, не смогут самостоятельно определять объем углеродного следа и размер компенсаций за него при добыче, обработке и транспортировке нефтепродуктов в ЕС. И никакое ВТО нам не поможет.

Можно, конечно радоваться, что в марте 2021 года Кабмин Украины постановил создать рабочую группу для консультаций с Еврокомиссией о согласовании подхода по применению к Украине будущего «углеродного налога» во главе с вице-премьер-министром по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Ольгой Стефанишиной и замглавы Минэкономики Тарасом Качкой. Но где продолжение? Какие успехи уже есть у этой рабочей группы?

Ведутся ли переговоры НАК “Нафтогаза” с ЕС по данному вопросу? Есть ли видение у Наблюдательного совета “Нафтогаза”? Почему правление, во главе с Андреем Коболевым, все это время не уделяло надлежащего внимания рискам от введения европейского углеродного налога? И кто теперь будет покрывать вероятные убытки?

Рекомендуем к просмотру беседу соучредителя Украинского института будущего Юрия Романенко с политологом Виталем Куликом о том, как Зеленский проводит деолигархизацию в Украине, об ударе по Виктору Медведчуку и войне с Виталем Кличко.

Виталий КУЛИК, проект ЭнергетикаUA

Источник: Хвиля

Предыдущая статьяПЕРЕТВОРИТИ РЕФЕРЕНДУМ ПО ЗЕМЛІ НА ЗАСІБ ЗМІНИ СИСТЕМИ
Следующая статьяПривыкнуть к вирусу, лесным пожарам и т.д.?.. Спасибо, нет!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь