Домой Топ Новости Елена СИНДЕЕВА: из 3000 километров границ на Южном Кавказе мирными являются только...

Елена СИНДЕЕВА: из 3000 километров границ на Южном Кавказе мирными являются только три

290

Какие Вы ожидаете изменения в политической палитре Закавказья?

sindeevaДа, особенности региона, и впрямь дают право назвать регион – «регионом яркой политической «палитры». Внешние границы трех закавказских республик (Азербайджан, Армении и Грузии) составляют 3 000 км и только 9 км являются относительно дружественными. Дружественные отношения характерны лишь малой части — турецко-азербайджанской границе (в Нахичеванском регионе), это обусловлено тем, что Турция и Азербайджан сотрудничают в экономической и политической сферах, а также все больше укрепляют и развивают сотрудничество в военной сфере. Поэтому, определяющей тенденцией отношений Южного Кавказа является «разделяющая доминанта». Противоречивый характер отношений между Азербайджаном, Арменией и Грузией, а также между ними и Турцией, и Ираном, подрывают стабильность региональной безопасности.

Грузия, на первый взгляд, более успешная из стран региона, она имеет очень тесные политические и экономические отношения с Турцией и Азербайджаном, которіе рассматривает как стратегические. Грузино-армянские отношения лидерами двух государств постоянно квалифицируются как «дружественные, базирующиеся на традиционно дружественных чувствах двух народов». И имеет нейтральные, «ровные» отношения с Ираном. Все это так, но не стоит забывать о главном внешнем дипломатическом оппоненте Грузии – о России. Сложность и непредсказуемость официальных позиций двух стран, говорит о том, что именно эти двусторонние отношения могут подорвать относительно мирное сосуществование между странами региона и спровоцировать еще большие разногласия.

Безусловно, Россия издавна была „старшим братом” постсоветских республик. Россия по-прежнему стремится влиять на события в регионе. Маневрируя, она пітается сочетать как роль «арбитра», так и роль „сюзерена». Сейчас Москва делает ставку на так называемую «мягкую силу».

Так, 18 февраля 2013 г. Владимир Путин представил членам Совета Безопасности обновленную Концепцию внешней политики Российской Федерации. В Концепции делается акцент на использование современных форм и методов внешнеполитической работы, включая экономическую дипломатию, внедрение элементов так называемой «мягкой силы», и грамотное встраивание в глобальные информационные потоки». Возможно это станет новым этапом российской политики и для Южного Кавказа.

 Каким Вы видите решение Карабахской проблемы?

Нагорный Карабах, вот уже 25 лет является камнем преткновения для всего Закавказья. Сейчас, по пришествию стольких лет, сложно дать точный рецепт для решения проблемы. Стороны конфликта на протяжении долгого времен бок обок живут с проблемой начала новой войны. Пока выстрелы звучат скорее как ЧП чем сводки с фронтов, но все понимают, что это до определенной черты.

Что же будет, если, в один момент: в результате случайности или провокации, но война все-таки начнется? Встанет вопрос, какие страны кого будут поддерживать. Появятся третьи, четвертые, пятые, и кто знает какие акторы конфликта. Ведь Армения и Азербайджан – это не просто страны, где-нибудь в «нейтральной» части планеты, это страны в сфере интересов всех геополитических игроков; рядом Каспий с его нефтью и газом, главные транспортные потоки, рядом Россия и Иран. Третьи стороны уже сейчас, занимая лишь наблюдательную позицию в конфликте, влияют на дальнейший ход событий. В последнии месяцы, тема Карабахского конфликта все чаще и чаще поднимается на повестку дня. Можно привести несколько примеров этому.

24 февраля 2013 года, Баку принял делегацию Ирана во главе с секретарем Совета национальной безопасности Республики Иран Саидом Джалили, который заявил, что его страна «поддерживает территориальную целостность Азербайджана и выступает за урегулирование армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта только в рамках территориальной целостности Азербайджана».

26 февраля 2013 года, депутаты Сейма Литовской Республики, делают заявление о решении создать в Сейме Литовской Республики – «Группы Дружбы с Республикой Арцах» (Нагорно-Карабахской Республикой). Дипломаты Азербайджана в Литве, в свою очередь, вручают дипломатическую ноту протеста МИДу Литвы в связи с этой инициативой. Официальные представители Литвы подтвердили, что данная инициатива не является официальной позицией страны, а официальной позицией Литвы по армяно-азербайджанскому нагорнокарабахскому конфликту является неизменной — Литва поддерживает в этом вопросе позицию Азербайджана.

Региональный Карабахский конфликт постепенно переходит в новую стадию, в конфликт, выходящий далеко за пределы Закавказья. Неразрешимые противоречия по вопросу признания «Нагорно-Карабахской Республики» (НКР), сталкивают интересы как глобальных, так и региональных акторов международных отношений. Оказываются втянутыми в конфликт ОДКБ (Армения), ГУАМ (Азербайджан), НАТО (Турция, США), Израиль, Иран, Россия.

Что же делают Азербайджан и Армения, чтобы разрешить противоречия?…

Азербайджан всеми силами наращивает военную мощь, стремится изменить баланс сил в регионе. На 2012 год военные расходы Азербайджана достигли 3,2 млрд долл в год. Следуя договоренностям установленных в Договоре о стратегическом партнерстве и взаимопомощи с Турцией (от 16 августа 2010 года), страны обязуются оказывать взаимное содействие в случаи вооруженного нападения или агрессии в отношении друг друга, используя все возможные средства.

То есть, если Ереван оказывает прямую военную помощь Карабаху, то Турция обязана будет выступить на стороне Азербайджана. А это, в свою очередь, может вылиться в противостоянии на уровне ОДКБ и НАТО.

Что касается, Армении, то это государство заинтересовано в существующем статусе-кво. И следуя правилам игры «предложенным» Азербайджаном, Армения присоединяется к гонке вооружений. Официальный военный бюджет Армении на 2012 год – 400 млн. долл. США (около 17% ВВП). Ко всему прочему, благодаря значительной диаспоре по всему миру (3,1 млн. человек), Ереван проводит активную внешнюю политику. Так, до 11 сентября 2001 года (Поправка была временно отменена), действовала 907-я Поправка к «Акту в поддержку свободы», которая запрещала оказание помощи Азербайджану до тех пор, пока Баку не прекратит блокаду и военные действия против Армении и Карабаха.

Необходимо ответить, что действующий госсекретарь США Джон Керри был активным членом группы по поддержке армянских интересов в Конгрессе США. Поэтому нерезонно утверждать, что статус-кво останется таким как есть. Необходимо вспомнить, что Армения присоединилась к ОДКБ. Членство в организации, обеспечивает ей помощь стран блока в случае агрессии со стороны Азербайджана. При этом важно помнить, что НКР не является территорией Армении.

В качестве вывода, хотелось бы отметить, что Карабахский конфликт – это полигон для многих участников международных отношений. И пока, что решение конфликта, откладывается на неопределенное время.

Будут ли изменения в российско — грузинских отношениях?

Уже в первой декаде 2013 года, можно увидеть значительные изменения в отношениях между Россией и Грузией. Тбилиси готов идти на сближение с Москвой.

Так правительство Грузии заявляет, что будут внесены изменения в Закон «Об оккупированных территориях» и смягчило наказания за нарушения этого закона, связанные с порядком въезда в Южную Осетию и Абхазию (от 23 октября 2008 года). По замыслу нового грузинского правительства, этот шаг призван продемонстрировать Москве способность грузинской стороны идти на уступки. Кроме этого, Тбилиси также пришло к пониманию необходимости отказа от антироссийской риторики. Что касается военно-политической сферы, то здесь много останется без изменений. По-прежнему, будет продолжаться работа на сближение грузинской армии с НАТО, будет продолжаться восстановление политического диалога с Россией с участием Евросоюза и, особенно, Германии, планируется возобновление прямых контактов с абхазами и осетинами с акцентом на торговые, инфраструктурные проекты, и все это наряду с движением Грузии к евроинтеграции. Что касается кульутурной сферы, Грузия пообещала принять участие в предстоящих Олимпийских играх в Сочи (ранее Саакашвили объявил бойкот олимпийских игр).

В Москве, в свою очередь, также намечается компромисс в медийной политике в отношении Грузии. В выше цитируемой Концепцию внешней политики Российской Федерации (от 18 февраля 2013 года), Путин особенно выделил необходимость нормализации отношений и сближение с Грузией.

Хотя, если разобраться, фундаментальные принципы внешней политики России остались теми же. В списке принципов, которые не подверглись изменениям, оказались предсказуемость, открытость, нацеленность на отстаивание и достижение национальных прав, прагматизм.

Возникает вопрос, какие же вопросы должны попасть в повестку дня переговорного процесса? Можно согласиться с Андреем Медведевым, который настаивает, что Россия убеждена, что для начала нормализации российско-грузинских отношений, необходимо отделить гуманитарные вопросы от политической дискуссии о будущем региона. Сегодня объединять вопрос о любых аспектах российского военного присутствия в Абхазии и Южной Осетии, перспективах членства Грузии в НАТО с вопросами гуманитарными – значит изначально препятствовать решению конфликтов.

Что же касается противоречий в двусторонних отношениях, они существуют в наиболее тонких и принципиально важных вопросах, а именно: в вопросах статуса Абхазии и Южной Ассетии, перспектив вступления Грузии в НАТО, сможет ли Грузия занять место партнера, и какие методы выберит Россия для этой тонкой игры? На эти вопросы ответов пока нет.

Елена СИНДЕЕВА,

эксперт по вопросам международной безопасности

Центра исследований проблем гражданского общества (Киев, Украина)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь